Трудовой договор или ГПД: презюмируется первый

Женщина обратилась в суд с требованием признать заключенный с ней договор подряда трудовым и обязать работодателя предоставить ей все положенные трудовые и социальные гарантии (обязательное социальное страхование, взносы в пенсионный фонд, ежегодный оплачиваемый отпуск и т.д).

Она пояснила, что когда проходила собеседование, ей предложили оформить трудовые отношения. Она подала заявление на имя начальника отдела кадров о приеме на работу на должность инженера-программиста в группу разработки программного обеспечения, представила полный пакет документов, прошла медосмотр, инструктаж по охране труда. Однако в процессе оформления документов с ней был заключен договор подряда на создание программы.

По факту же имели место трудовые отношения с учетом того, что:

  • ей было предоставлено постоянное рабочее место и ноутбук с необходимым программным обеспечением;
  • она подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка, работала по графику работы предприятия: рабочие дни с понедельника по четверг с 8:00 до 16:40, выходные дни — пятница, суббота, воскресенье;
  • помимо установленных договором она исполняла иные задания и поручения группы разработки программного обеспечения, выполняла работы по изучению электронных и пневматических схем, решению технических вопросов о некорректной работе существующих на предприятии программ по текущим заданиям отдела, то есть принимала участие в процессе работы предприятия в качестве работника.

Суды отказали в удовлетворении иска, поскольку:

  • договор подряда был заключен однократно сроком на 3 месяца для выполнения определенной работы — создания программы, а не для выполнения регулярной работы на должности инженера-программиста;
  • согласно объяснениям работодателя трудовой договор не заключался, поскольку при проведении собеседования было выявлено, что женщина не соответствует требованиям, указанным в должностной инструкции инженера-программиста;
  • заключенный между сторонами договор на создание программы не содержит существенных условий трудового договора: трудовой функции, режима рабочего времени и времени отдыха, условий оплаты труда и обязательного социального страхования работника.

ВС РФ счел решения судов ошибочными.

Они подошли к рассмотрению дела слишком формально.

Перечисленные обстоятельства в пользу как истца, так и ответчика. В такой ситуации нужно отдавать предпочтение интересам работника как более слабой стороны в отношениях, то есть презюмировать, что трудовые отношения имели место. Данный подход закреплен в ч. 3 ст. 19.1 ТК РФ: неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений трудовыми толкуются в пользу их наличия. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель.

Дело было направлено на пересмотр с учетом изложенной позиции.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 14.01.2019 № 5-КГ18-259

Документ включен в СПС «Консультант Плюс»

Примечание редакции:

Это уже второе подобное решение Верховного Суда РФ, первое о презумпции трудовых отношений — от 17.12.2018 № 18-КГ18-194. О нем мы писали здесь.

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО