Ошибки судов при взыскании с работника материального ущерба

Предприятие подало иск о взыскании с сотрудника ущерба в размере 26 млн рублей.

Он работал в должности начальника строительно-монтажного участка. С ним был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

В период работы он получал под отчет денежные средства и товарно-материальные ценности для выполнения строительно-монтажных работ на строительных объектах.

Находясь в отпуске, сотрудник написал заявление об увольнении.
Это запустило следующую цепочку действий:

  • предприятие издало приказ о проведении инвентаризации и уведомило его об этом, однако от участия в данной процедуре он отказался;
  • по результатам инвентаризации ценностей, числящихся в под отчете у данного сотрудника, было установлено отклонение между фактическим наличием и данными бухучета на сумму 26 млн рублей;
  • от ознакомления с заключением комиссии и от дачи объяснений о причинах возникновения недостачи сотрудник отказался, о чем работодателем был составлен акт;
  • предприятие направило ему письмо с предложением ознакомиться со всеми документами, подтверждающими размер причиненного ущерба, и дать письменное объяснение о причинах его возникновения. От получения письма сотрудник уклонился, выявленный ущерб не возместил.

С учетом данных обстоятельств работодатель пришел к выводу, что недостача возникла по вине данного работника ввиду неисполнения им взятых на себя по трудовому договору и договору о полной индивидуальной материальной ответственности обязательств по ведению учета вверенного ему работодателем имущества, обеспечению его сохранности.

В связи с этим, ссылаясь на ст. 238, 243 ТК РФ, предприятие попросило суд взыскать весь ущерб.

Бывший работник иск не признал. Сослался на то, что работодатель не принимал меры по обеспечению сохранности имущества. В частности, на объекте отсутствовала какая-либо охрана и имели место случаи хищений. Кроме того, инвентаризация была проведена с отступлениями от правил.

Районный и краевой суды тем не менее удовлетворили иск.

Верховный Суд РФ отменил их решения и направил дело на новое рассмотрение по следующим причинам.

1. Принимая в качестве доказательства наличия ущерба заключение комиссии, приложенные к нему инвентаризационные и сличительные описи, первичные учетные документы (товарные накладные, товарные отчеты, чеки, счета-фактуры и др.) суды:

а) не дали оценки этим документам с учетом требований закона о бухучете.

б) не проверили, соблюден ли предприятием порядок проведения инвентаризации (положение по ведению бухучета, утвержденное Приказом Минфина РФ от 29.07.1998 № 34н, методические указания, утвержденные Приказом Минфина РФ от 13.06.1995 № 49).

Второй аспект особенно важен, поскольку ответчик ссылался на него. Несоблюдение же порядка инвентаризации влечет невозможность с достоверностью установить факт наступления ущерба у работодателя, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба.

Следовательно, не установлены обязательные условия для возложения на работника матответственности за ущерб, наступивший у работодателя.

Нарушены статьи 233, 242, 247 ТК РФ и п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52.

2. Возлагая на сотрудника обязанность возместить ущерб и делая вывод об отсутствии каких-либо доказательств неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, суды не учли, что создание работникам надлежащих условий для хранения вверенного им имущества является обязанностью работодателя.

Поэтому в силу ст. 56 ГПК РФ работодатель обязан был представить доказательства, подтверждающие, что такие условия им были созданы и доступ посторонних лиц к вверенному ответчику имуществу был исключен.
Суды не приняли это во внимание.

Нарушены статья 239 ТК РФ и п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52.

3. Взыскивая ущерб в полном объеме, суды не вынесли на обсуждение сторон вопрос о возможности снижения размера взыскиваемой суммы с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств.

Нарушены статья 250 ТК РФ и п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 04.02.2019 № 58-КГ18-29

Документ включен в СПС «Консультант Плюс»

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО