Самые интересные налоговые дела ВС РФ за первое полугодие 2019 года

Верховный Суд РФ представил второй за этот год обзор рассмотренных дел. Среди значимых для  бухгалтеров, то есть налоговых и смежных с ними, следующие.

Штраф за налоговое нарушение никогда не может быть снижен до нуля

Даже при наличии смягчающих обстоятельств штраф не может быть уменьшен до нуля рублей, поскольку это будет означать освобождение лица от ответственности за правонарушения.

Действительно, в пункте 3 ст. 114 НК РФ обозначен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, и суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика и т.д.) может снизить штраф и более чем в два раза.

В то же время такое право суда не свидетельствует о возможности плательщика получить от совершенного нарушения нулевой негативный результат. Все-таки штраф должен отвечать критерию соразмерности и применяться с соблюдением принципов справедливости наказания.

Кроме того, в кодексе есть отдельная норма, которая позволяет полностью избавиться от наказания – ст. 109 НК РФ – в ней перечислены обстоятельства, исключающих привлечение лица к ответственности (отсутствие вины, события правонарушения и т.д.), причем этот список является закрытым.

Поэтому путать применение ст. 114 и 109 кодекса не следует.

Факт ликвидации объектов основных средств еще не обязывает восстановить НДС

Ликвидация активов приводит именно к прекращению их физического существования, а не к их дальнейшему использованию в необлагаемой деятельности.

Например, производственное оборудование пришло в негодность в результате аварии, и его списали с учета. Оставшиеся запчасти и отходы лома цветных металлов приняты к учету в качестве материалов.

Ошибочна позиция налоговиков о том, что в такой ситуации налог должен быть восстановлен пропорционально остаточной стоимости основных средств, так как операции по реализации оставшегося металлолома не облагаются НДС.

Образовавшиеся из объектов основных средств отходы лома не являются специально произведенным обществом товаром и не представляют из себя товар, приобретенный для производства продукции. Реализованные отходы по своим функциональным и физическим характеристикам отличаются от объектов ОС, в связи с чем обязанность по восстановлению налога, ранее принятого к вычету при приобретении оборудования, у общества не возникает.

Вычет при возврате товаров возможен по корректировочному счету-фактуре продавца

Если покупатель при возврате товаров продавцу не передал уточненный счет-фактуру, то продавец вправе принять ранее исчисленную сумму НДС к вычету на основании выставленного им самим корректировочного счета-фактуры.

Например, стороны заключили договор купли-продажи здания и земельного участка. Продавец выставил покупателю счет-фактуру с выделенной суммой НДС, зарегистрировал его в книге продаж и налоговой декларации. Но покупатель не оплатил покупку, и договор был расторгнут в том же налоговом периоде.

При возврате имущества продавец самостоятельно оформил корректировочный счет-фактуру и заявил к вычету НДС, ранее исчисленный при передаче здания, отразив вычет в декларации по НДС.

ИФНС не вправе отказывать в вычете со ссылкой на то, что налог может быть возвращен только при условии получения счета-фактуры от покупателя, поскольку до расторжения договора покупатель принял переданное имущество к своему учету.

Имущество возвращено. Этот факт отражен в учете продавца. Срок заявления налога к вычету соблюден. Компанией в соответствии с п. 3 ст. 168 НК РФ оформлен корректировочный счет-фактура применительно к такому основанию его выставления, как изменение стоимости отгруженных товаров.

Таким образом, выполнены все условия, с которыми закон связывает возможность корректировки сумм НДС, ранее исчисленных при передаче имущества, в случае возврата товаров.

Соответственно, отказ в предоставлении вычета в такой ситуации недопустим.

Компания не оплатит госпошлину, если инспекция, получив иск, отменила свое решение

Госпошлина не взыскивается с налогоплательщика при условии добровольного удовлетворения налоговым органом требований плательщика после его обращения в суд.

Например, компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения ИФНС о приостановлении операций по счетам компании в банке. Попросила и получила отсрочку по уплате госпошлины.

К моменту рассмотрения дела инспекция отменила оспариваемое решение.

В такой ситуации суд, даже если откажет в удовлетворении иска, не может взыскать с компании госпошлину. Ведь в соответствии с пунктом 26 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1 при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска в связи с добровольным удовлетворением его требований ответчиком после обращения истца в суд судебные издержки взыскиваются с ответчика.

При этом отказ от иска является правом, а не обязанностью истца, поэтому возмещение судебных издержек истцу при указанных обстоятельствах не может быть поставлено в зависимость от заявления им отказа от иска. Следовательно, в случае добровольного удовлетворения исковых требований ответчиком после обращения истца в суд и принятия судебного решения по такому делу судебные издержки также взыскиваются с ответчика.

У ПФР есть полгода на взыскание штрафа в суде после отмены судебного приказа

Органы пенсионного фонда могут подать в суд заявление о взыскании с организации штрафа в течение шести месяцев после отмены судебного приказа.

Например, ПФР направил обществу требование об уплате штрафа 17.04.2017.

Компания добровольно его не исполнила.

ПФР подал в суд заявление о выдаче судебного приказа, и арбитражный суд его выдал 19.10.2017.

Спустя месяц приказ отменили, и фонд снова обратился в суд, но уже с полноценным иском.

Суд не может отказать в его удовлетворении со ссылкой на то, что на момент обращения в суд с первоначальным заявлением о выдаче судебного приказа фондом был пропущен 6-месячный срок (п. 3 ст. 46 НК РФ).

Дело в том, что указанная статья не содержит правила исчисления срока взыскания задолженности для случаев отмены судебного приказа. Между тем пунктом 3 ст. 48 кодекса определено, что такие требования могут быть предъявлены не позднее шести месяцев со дня вынесения судом определения об отмене судебного приказа.

Банки не обязаны передавать в ФАС выписки о движении денежных средств клиентов

Законодательство не содержит положений, обязывающих банки представлять в антимонопольный орган по его мотивированному требованию документы, составляющие банковскую тайну. Отказ банка в представлении таких документов не образует правонарушения по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ.

Например, ФАС направила в банк запрос о представлении выписки о движении денежных средств по всем открытым и закрытым счетам банка с указанием контрагентов и операций.

Банк в ответ направил письмо об отказе, поскольку такая информация относится к сведениям, содержащим банковскую тайну, а в силу ст. 26 закона о банках и банковской деятельности во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст. 25 закона о защите конкуренции антимонопольный орган не относится к числу субъектов, которым может быть представлена информация, содержащая банковскую тайну.

Банк прав. ФАС не может оштрафовать его за отказ по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ.

Дело в том, что закон о банках ограничивает предоставленные антимонопольному органу полномочия запрашивать документы, содержащие банковскую тайну.

Кроме того, закон о защите конкуренции освобождает Центробанк от обязанности предоставлять в ФАС информацию, составляющую банковскую тайну, и нет оснований считать, что законодатель не имел в виду иное в отношении простых банков.

С гендиректора и главбуха взыщут кредит фирмы за показ банку ложной бухгалтерии

Лицо, участвовавшее в переговорах от имени должника и умышленно предоставившее кредитору ложную информацию об имущественном состоянии должника, обязано возместить причиненный кредитору вред.

Например, банк и общество заключили договор о предоставлении кредитной линии в размере 500 млн рублей. Банк удовлетворила бухгалтерская документация, свидетельствующая о наличии у общества значительных (по сумме, превышающих сумму займа) оборотных активов в виде запасов и дебиторской задолженности.

Впоследствии общество признали банкротом, и его имущества не хватило на то, чтобы рассчитаться с банком. Компания была ликвидирована.

В такой ситуации банк вправе обратился в суд с иском о привлечении бывших учредителя, гендиректора и главбуха общества в солидарном порядке к субсидиарной ответственности по обязательствам общества, то есть о взыскании с них задолженности по кредитному договору. Ведь их совместные действия были направлены на необоснованное получение обществом кредита, который фирма заведомо не намеревалась возвращать, в результате чего банк понес убытки.

Единственное, суд при разрешении требований банка должен проверить, было ли кредитное учреждение достаточно осмотрительным при выдаче кредита – проверило ли сведения, содержащиеся в бухотчетности.

«ОБЗОР судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2019)»
(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019)

Документ включен в СПС "КонсультантПлюс"

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО