АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Челябинского областного суда от 08.05.2018 № 11-6090/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 мая 2018 г. по делу N 11-6090/2018

Судья Шапошникова О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:
председательствующего Жуковой Н.А.,
судей Давыдовой Т.И., Шушкевич О.В.,
при секретаре У.,
с участием прокурора Малышевой О.П.,
08 мая 2018 г. рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Ш., апелляционному представлению прокурора Ленинского района города Магнитогорска Челябинской области на решение Ленинского районного суда города Магнитогорска Челябинской области от 27 февраля 2018 г. по иску Ш. к областному государственному бюджетному учреждению «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, признании незаконным расторжения трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Жуковой Н.А. об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, объяснения истца Ш. и ее представителя Г., поддержавших доводы жалобы, возражения представителей ответчика К.Н., К.Л., заключение прокурора, считавшей возможным решение суда отменить и удовлетворить исковые требования, судебная коллегия

установила:

Ш. обратилась в суд с иском к областному государственному бюджетному учреждению «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» (далее — ОГБУ Агаповская ветеринарная станция) о признании трудового договора от 10 января 2017 г., заключенным на неопределенный срок, признании незаконным расторжения трудового договора от 10 января 2017 г. в связи с истечением срока, восстановлении на работе в должности ***, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 5000 рублей.
В обоснование иска указала, что 10 января 2017 г. она принята на работу в ОГБУ Агаповская ветеринарная станция на должность ***, с ней заключен срочный трудовой договор.
10 января 2018 г. трудовой договор был расторгнут в связи с истечением срока его действия. Полагает, что срочный трудовой договор был с ней заключен необоснованно, поскольку оснований для заключения срочного трудового договора в соответствии со статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации у работодателя не имелось, в связи с чем, ее увольнение является незаконным. Действиями работодателя нарушены ее трудовые права, причинены нравственные страдания.
В судебном заседании истец Ш. и ее представитель Г. настаивали на удовлетворении заявленных исковых требований.
Представители ответчика ОГБУ Агаповская ветеринарная станция К.Н., К.Л. в судебном заседании возражали против удовлетворения иска, ссылаясь на пропуск срока обращения в суд и отсутствие оснований для восстановления на работе.
Прокурор Конькова Л.Б. полагала исковые требования не подлежащими удовлетворению.
Решением суда в удовлетворении исковых требований Ш. отказано.
В апелляционной жалобе истец Ш. просит отменить решение суда, удовлетворив исковые требования. Считает неверным вывод суда о том, что поскольку должность заведующего структурным подразделением — Магнитогорской ветеринарной лабораторией относится к категории руководителя, то ответчик был вправе в соответствии с частью 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации заключить с истцом срочный трудовой договор. Из буквального толкования абзаца восьмого части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что право на заключение по соглашению сторон срочных трудовых договоров предоставлено работодателю только в отношении руководителей организации, но не их структурных подразделений. Вывод суда о том, что присутствовало ее добровольное волеизъявление на заключение срочного трудового договора опровергается материалами дела, в частности, заявлением о приеме на работу, где отсутствует согласие на заключение срочного трудового договора, приказом о приеме на работу, в котором не имелось указаний на заключение срочного трудового договора. Признавая срочный трудовой договор правомерным, суд не принял во внимание и, соответственно, не отобразил в мотивировочной части своего решения указание на нарушение трудового законодательства при заключении подобного рода договоров, а именно требования статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации об обязательном указании в срочном трудовом договоре обстоятельств (причин), послуживших основанием для заключения срочного трудового договора. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд сослался на наличие определенных обстоятельств, явившихся основанием в соответствии со статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации для заключения с ней срочного трудового договора, и в качестве таких обстоятельств указаны: сокращение финансирования, предстоящая реорганизация учреждения, срок истечения договора аренды нежилого помещения, в котором располагалось структурное подразделение. При этом, ответчиком не было представлено ни одного доказательства, подтверждающего вышеуказанные обстоятельства.
Прокурор Ленинского района г. Магнитогорска Челябинской области в апелляционном представлении просит отменить решение суда и принять новое решение об удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что истец была вынуждена заключить срочный трудовой договор в связи с тем, что ей оставалось два года до пенсионного возраста, и при условии, что она доработает до пенсии. В случае, если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен с работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок. Кроме того, указывает, что до настоящего времени учреждение, в котором работала Ш., не реорганизовано, доказательств сокращения финансирования ответчиком не представлено.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, судебная коллегия считает необходимым отменить решение суда, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права.
Согласно пункту 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса).
В силу части первой статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.
Как следует материалов дела, Ш. с 13 ноября 1986 г. работала *** Челябинской областной ветеринарно-санитарной станции, с 07 февраля 1994 г. — в Магнитогорской ветеринарно-бактериологической лаборатории, неоднократно впоследствии переименованной. 10 ноября 2014 г. истец назначена на должность *** ОГБУ Агаповская ветеринарная станция, 09 января 2017 г. уволена по собственному желанию.
10 января 2017 г. между ОГБУ Агаповская ветеринарная станция и Ш. заключен срочный трудовой договор, по условиям которого истец принята на работу в должности *** в подразделение «Магнитогорская ветеринарная лаборатория» на срок с 10 января 2017 г. по 10 января 2018 г., причины заключения срочного трудового договора не указаны (л.д. 83 — 86).
10 января 2017 г. директором ОГБУ Агаповская ветеринарная станция издан приказ N *** о приеме истца на работу по трудовому договору без указания на его заключение на определенный срок, который затем был заменен другим приказом под тем же номером и датой, в котором указано, что истец принята по срочному трудовому договору. Истец ознакомлена под роспись с обоими вариантами приказа (л.д. 78, 90).
Уведомлением N 1 от 28 декабря 2017 г. Ш. предупреждена об истечении срока трудового договора и предстоящем увольнении 10 января 2018 г. (л.д. 76).
Приказом директора ОГБУ Агаповская ветеринарная станция от 10 января 2018 г. N *** Ш. уволена в связи с истечением срока трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в этот же день ознакомлена с этим приказом, ей выдана трудовая книжка (л.д. 77).
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что у ответчика имелись, предусмотренные статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации основания для заключения срочного трудового договора с Ш., поскольку занимаемая ею должность относится к должности руководителя, срок аренды помещения, занимаемого Магнитогорской ветеринарной лабораторией, истекал 05 ноября 2017 г., о чем было известно сторонам, представитель ответчика ссылался на предстоящую реорганизацию учреждения и сокращение финансирования. Срочный трудовой договор был заключен на основании добровольного согласия между работником и работодателем, доказательств того, что истец была вынуждена заключить срочный трудовой договор, что он был заключен под давлением работодателя, суду не представлено.
Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям трудового законодательства.
В соответствии с абзацем 4 части второй статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, — также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом.
Аналогичные требования установлены также пунктом 2.8.4 Правил внутреннего трудового распорядка ОГБУ Агаповская ветеринарная станция, утвержденных 11 января 2017 г. (л.д. 69 — 75).
В нарушение требований статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации и локального нормативного акта в срочном трудовом договоре от 10 января 2017 г. не указаны обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора.
Согласно части третьей статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, если при заключении трудового договора в него не были включены какие-либо сведения и (или) условия из числа предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, то это не является основанием для признания трудового договора незаключенным или его расторжения. Трудовой договор должен быть дополнен недостающими сведениями и (или) условиями. При этом недостающие сведения вносятся непосредственно в текст трудового договора, а недостающие условия определяются приложением к трудовому договору либо отдельным соглашением сторон, заключаемым в письменной форме, которые являются неотъемлемой частью трудового договора.
Дополнительное соглашение к срочному трудовому договору с указанием обстоятельств (причин), послуживших основанием для заключения срочного трудового договора, между сторонами не заключалось, доказательств предложения работодателем истцу заключить такое соглашение в суд не представлялось.
В возражениях на исковое заявление ответчик указал, что срочный трудовой договор заключен с истцом по части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, как с руководителем, заместителем руководителя, главным бухгалтером организации, а также в связи с размещением Магнитогорской ветеринарной станции в арендуемом нежилом здании, срок аренды которого истек 05 ноября 2017 г., на момент заключения трудового договора с истцом имелась неопределенность в вопросе дальнейшей аренды помещения (л.д. 23, 24).
В соответствии с частью второй статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.
Таким образом, данной нормой предусмотрен исчерпывающий перечень оснований для заключения срочного трудового договора, предусмотренный статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации.
Абзацем 8 части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.
Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 13 Постановления от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая статьи 58, часть первая статьи 59 ТК РФ). В соответствии с частью второй статьи 58 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 ТК РФ), т.е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.
Вывод суда о правомерности заключения с Ш. срочного трудового договора на основании абзаца 8 части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, как с руководителем организации, не может быть признан законным и обоснованным.
Как следует из Устава ОГБУ Агаповская ветеринарная станция с учетом изменений учреждение в своем составе не имеет филиалов, представительств и иных обособленных подразделений. Магнитогорская межрайонная ветеринарная лаборатория является структурным подразделением. Учреждение возглавляет начальник, который действует на принципах единоначалия, без доверенности действует от имени учреждения, распоряжается денежными средствами, а также материальными и нематериальными активами, утверждает структуру штатной численности и штатное расписание учреждения, назначает на должность и освобождает от должности работников учреждения, поощряет работников и применяет к ним дисциплинарные взыскания. В случае отсутствия начальника учреждения его полномочия осуществляет назначенное лицо, согласованное с Министерством сельского хозяйства Челябинской области, на основании соответствующего приказа по учреждению (л.д. 26 — 53).
С 10 января 2017 г. начальником ОГБУ Агаповская ветеринарная станция назначена К.Н.П. (л.д. 54, 89).
В соответствии с частью первой статьи 273 Трудового кодекса Российской Федерации руководитель организации — физическое лицо, которое в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации», при рассмотрении споров, связанных с применением законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации, судам следует исходить из того, что руководителем организации является работник организации, выполняющий в соответствии с заключенным с ним трудовым договором особую трудовую функцию (часть 1 статьи 15, часть 2 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации). Трудовая функция руководителя организации в силу части 1 статьи 273 Трудового кодекса Российской Федерации состоит в осуществлении руководства организацией, в том числе выполнении функций ее единоличного исполнительного органа, то есть в совершении от имени организации действий по реализации ее прав и обязанностей, возникающих из гражданских, трудовых, налоговых и иных правоотношений (полномочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, правообладателя исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, прав и обязанностей работодателя в трудовых отношениях с иными работниками организации и т.д.).
Вопреки выводам суда первой инстанции ни Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих, ни должностная инструкция ***, ни Положение об оплате труда работников учреждения не свидетельствуют об отнесении занимаемой Ш. должности к руководителю организации.
То обстоятельство, что должностной инструкцией и Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих должность *** отнесена к категории «руководители» не свидетельствует о наделении Ш. функциями руководителя организации, а подтверждает отнесение этой должности к руководителю структурного подразделения.
Из должностной инструкции следует, что *** руководит деятельностью лаборатории, осуществляет контроль за соблюдением работниками лаборатории правил по охране труда и пожарной безопасности, производственной и трудовой дисциплины, вносит предложения о тарификации, поощрении и наложении взысканий на работников лаборатории, вносит на рассмотрение начальнику ОГБУ представления о приеме, перемещении и увольнении работников лаборатории. Полномочиями по изданию приказов и распоряжений организационного характера, самостоятельному распоряжению имуществом и денежными средствами учреждения, приему, увольнению работников лаборатории, поощрению и применению к ним дисциплинарных взысканий Ш. не наделена (л.д. 50 — 52).
В соответствии с пунктом 3.11 должностной инструкции заведующая ветлабораторией замещает начальника на ветстанции во время его отсутствия с правом подписания ветеринарных документов при необходимости.
Временное возложение на истца обязанностей руководителя учреждения на время его отсутствия не свидетельствует об отнесении ее должности к заместителю руководителя учреждения, поскольку должность заместителя начальника ОГБУ Агаповская ветеринарная станция в штатном расписании отсутствует (л.д. 93).
Кроме того, в соответствии с пунктом 6 Положения об оплате труда работников ОГБУ Агаповская ветеринарная станция, утвержденного 01 сентября 2015 г., размер оклада заместителю руководителя учреждения устанавливается на 30 процентов ниже оклада руководителя (л.д. 104 — 117). Из штатного расписания следует, что оклад начальника учреждения в 2017 году составлял 16 800 рублей, в 2018 году — 17472 рублей, при этом оклад *** составлял 5 565 рублей и 5 788 рублей соответственно (л.д. 92, 93).
То обстоятельство, что в соответствии с Приложением N 2 к Положению об оплате труда (л.д. 114) заведующий лабораторией может по совместительству выполнять обязанности начальника учреждения не свидетельствует об отнесении этой должности к категории руководителя организации, поскольку в суд не представлены такое дополнительное соглашение, приказ о возложении на нее обязанностей начальника учреждения его учредителем (Министерством сельского хозяйства Челябинской области).
Судебная коллегия, проанализировав указанные нормативные акты и доказательства, приходит к выводу о том, что структурное подразделение — Магнитогорская ветеринарная лаборатория не является самостоятельной единицей организационной структуры работодателя, *** не наделена административными полномочиями, присущими руководителю учреждения, поэтому оснований, предусмотренных абзацем 8 части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, для заключения с истцом срочного трудового договора не имелось.
В силу требований части пятой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.
Учитывая, что трудовое законодательство предоставляет возможность заключения по соглашению сторон срочного трудового договора только в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а таких оснований не имелось, доводы апелляционной жалобы истца о неправомерном отказе в удовлетворении требований о признании трудового договора от 10 января 2017 г., заключенным на неопределенный срок, признании незаконным расторжения трудового договора и восстановлении на работе судебная коллегия считает обоснованными.
Также судебная коллегия считает заслуживающими внимания доводы апелляционных жалобы и представления о вынужденности заключения истцом срочного трудового договора, поскольку на момент его заключения она достигла предпенсионного возраста ( года рождения), всю трудовую деятельность работала только в системе ветеринарного контроля (с 1986 года), иной профессии не имела.
В заявлении от 10 января 2017 г. Ш. просила принять ее в штат на должность *** Магнитогорской ветеринарной лаборатории с 10 января 2017 г. без указания срока (л.д. 79), в приказе о приеме ее на работу от 10 января 2017 г. N *** изначально отсутствовало указание на срочный характер заключенного трудового договора (л.д. 90).
Данные обстоятельства сами по себе подтверждают наличие у истца желания заключить трудовой договор на неопределенный срок и отсутствие у нее добровольного волеизъявления на заключение срочного трудового договора на один год.
Указание судом первой инстанции на то, что основанием для заключения срочного трудового договора явилось истечение договора аренды помещения, занимаемого Магнитогорской ветеринарной лабораторией, на ссылки представителя ответчика о сокращении финансирования и предстоящей реорганизации учреждения, судебная коллегия считает необоснованным, поскольку статьей 59 Трудового кодекса 10 Российской Федерации данные обстоятельства в качестве основания для заключения срочного трудового договора не предусмотрены, поэтому не имеют юридического значения представленные ответчиком в суд апелляционной инстанции документы, подтверждающие невозможность размещения Магнитогорской ветеринарной лаборатории в арендуемых помещениях и размеры субсидий учреждению за счет средств областного бюджета.
Ссылки представителя ответчика на пропуск истцом срока на обращение в суд судебная коллегия считает необоснованными, поскольку о нарушении своих трудовых прав истец узнала в момент ее увольнения по истечении срока трудового договора и в месячный срок обратилась в суд. Из пояснений истца в суде первой и апелляционной инстанции следует, что при заключении трудового договора ей обещали, что дадут доработать до пенсии.
При проверке законности увольнения по пункту 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации суд обязан проверить законность и обоснованность заключения с работником срочного трудового договора и при отсутствии достаточных оснований для заключения трудового договора на определенный срок в соответствии с частью пятой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации признать его заключенным на неопределенный срок.
Учитывая изложенное, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований Ш. о признании трудового договора от 10 января 2017 г., заключенным на неопределенный срок, признании незаконным расторжения трудового договора от 10 января 2017 г., восстановлении ее на работе в прежней должности не может быть признано законным и обоснованным, подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении данных требований, восстановлении истца на работе с 11 января 2018 г.
Согласно частям первой, второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.
В силу частей первой — третьей статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации для всех случаях определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет 11 средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале — по 28-е (29-е) число включительно).
Последним днем работы истца признается день увольнения — 10 января 2018 г., поэтому период вынужденного прогула с 11 января 2018 г. по 08 мая 2018 г. включительно составляет 79 рабочих дней.
Согласно справке о заработной плате, выданной ОГБУ Агаповской ветеринарной станции 08 февраля 2018 г., (л.д. 55) заработок истца за период с января по декабрь 2017 г. за вычетом оплаты отпускных и больничных, составил 400 359 рублей 81 копейку, отработано в этот период 209 дней, следовательно, средняя дневная заработная плата истца составляет 1 915 рублей 60 копеек, а утраченный заработок за период с 11 января 2018 г. по 08 мая 2018 г. включительно — 151 332 рубля 40 копеек (1915,60 x 79 дней). Данная сумма среднего заработка за время вынужденного прогула подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.
В соответствии со статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Определяя размер компенсации морального вреда, судебная коллегия учитывает объем и длительность нарушения трудовых прав истца, характер ее нравственных страданий, ее индивидуальные особенности, принципы разумности и справедливости, баланс прав и законных интересов сторон и с учетом обстоятельств рассматриваемого дела, приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 3 000 рублей.
В силу положений статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 4 526 рублей 65 копеек.
Руководствуясь статьями 327 — 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Ленинского районного суда города Магнитогорска Челябинской области от 27 февраля 2018 г. отменить и принять по делу 12 новое решение.
Признать срочный трудовой договор от 10 января 2017 г. между областным государственным бюджетным учреждением «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» и Ш., заключенным на неопределенный срок.
Признать незаконным расторжение с Ш. трудового договора приказом областного государственного бюджетного учреждения «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» от 10 января 2018 г. N *** в связи с истечением срока трудового договора.
Восстановить Ш. на работе в должности *** в подразделении «Магнитогорская ветеринарная лаборатория» областного государственного бюджетного учреждения «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» с 11 января 2018 г.
Взыскать с областного государственного бюджетного учреждения «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» в пользу Ш. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 11 января 2018 г. по 08 мая 2018 г. включительно в размере 151 332 рублей 40 копеек, компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей.
Взыскать с областного государственного бюджетного учреждения «Агаповская районная ветеринарная станция по борьбе с болезнями животных» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 4526 рублей 65 копеек.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО