Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 16.08.2016 по делу N 33-10218/2016

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 августа 2016 г. по делу N 33-10218

Судья Сергеева-Борщ О.Б.
Докладчик Емельянов А.Ф.

16 августа 2016 года Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:
председательствующего Емельянова А.Ф.,
судей Кандаковой Л.Ю., Ларионовой С.Г.
при секретаре Г.
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Емельянова А.Ф. гражданское дело по апелляционной жалобе индивидуального предпринимателя Р. на решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 06 июня 2016 года
по иску индивидуального предпринимателя Р. к К.С.И. о возмещении ущерба, причиненного работодателю,

установила:

Индивидуальный предприниматель Р. обратилась в суд с иском к К.С.И. о возмещении ущерба, причиненного работодателю, в размере 12 274 рублей, мотивируя требования тем, что К.С.И. работала у индивидуального предпринимателя Р. в должности продавца-кассира с 05 мая 2015 года по 01 апреля 2016 года в отделе «Билайн», расположенном по адресу: . С К.С.И. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.
30 марта 2016 года в указанном отделе «Билайн» была обнаружена недостача товара на сумму 12 247 руб.
В своей объяснительной от 31 марта 2016 года К.С.Н. признала, что недостача образовалась по ее вине.
31 марта 2016 года с К.С.И. было заключено соглашение о добровольном возмещении ущерба в размере 12 274 руб. с рассрочкой до 25 апреля 2016 года, однако ущерб она не возместила.
Истица — индивидуальный предприниматель Р. в судебное заседание не явилась.
В судебном заседании представитель истицы П. поддержал исковые требования в полном объеме.
Ответчица К.С.И., ее представитель И. исковые требования не признали.
Решением суда от 06 июня 2016 года постановлено: индивидуальному предпринимателю Р. о взыскании с К.С.И. причиненного работодателю ущерба в размере 12 274 руб. отказать в полном объеме.
В апелляционной жалобе индивидуальный предприниматель Р. просит решение суда отменить, полагая, что основания для отказа в иске отсутствуют, т.к. сумма ущерба в полном объеме подтверждена представленными работодателем бухгалтерскими документами и К.С.И. в своем заявлении признала сумму ущерба, выразила свое согласие добровольно возместить работодателю причиненный ущерб.
Истица, извещенная надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явилась.
Судебная коллегия, руководствуясь ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.
Заслушав ответчицу К.С.И., ее представителя И., считавших решение суда законным и обоснованным, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, оценив имеющиеся в деле доказательства, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено и видно из дела, что К.С.И. работала у индивидуального предпринимателя Р. по трудовому договору с 05 мая 2015 года по 01 апреля 2016 года в качестве продавца-кассира в отделе «Билайн», расположенном по адресу: (л.д. 7-9).
С К.С.И. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности (л.д. 10-11).
29.03.2016 года приказом индивидуального предпринимателя Р. назначена комиссия в составе трех человек для проведения инвентаризации на торговой точке «Билайн» 30.03.2016 года (л.д. 29), которая провела инвентаризацию товарно-материальных ценностей за период с 27.01.2016 года по 29.03.2016 года и выявила недостачу в размере 12 274 руб.
30.03.2016 года К.С.И. была ознакомлена с материалами инвентаризации и выразила свое согласие с результатами инвентаризации (л.д. 42).
Отказывая в удовлетворении требований индивидуального предпринимателя Р. к К.С.И. о взыскании ущерба в размере 12 274 руб., суд исходил из недоказанности причин возникновения недостачи товарно-материальных ценностей и причинно-следственной связи между поведением К.С.И. и наступившим ущербом.
Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, так как он основан на нормах действующего законодательства.
В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
Согласно ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.
В ст. 243 ТК РФ перечислены случаи, когда на работника может быть возложена полная материальная ответственность, в частности, в соответствии с пунктом 2 части первой указанной нормы таким случаем является недостача ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.
Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.
В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.
Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.
Из сличительной ведомости следует, что инвентаризация товарно-материальных ценностей проводилась за период с 27 января 2016 года по 29 марта 2016 года (л.д. 30).
В подтверждение отсутствия своей вины в образовавшейся недостаче ответчица К.С.И. пояснила, что недостача возникла в период времени с 27 января 2016 года по 29 марта 2016 года, в этот период кроме нее в отделе работали еще два продавца-кассира (сменных), в обязанности которых входили прием товара, продажа товара, сохранение материальных ценностей, ежедневный отчет о движении товаров и выручке за рабочий день. При этом, в период с 10 февраля 2016 года по 24 февраля 2016 года она находилась на больничном и в этот период времени товарно-материальные ценности были вверены другим продавцам-кассирам.
Данное обстоятельство истицей не оспаривается.
Факт временной нетрудоспособности К.С.И. в период с 10 февраля 2016 года по 24 февраля 2016 года подтвержден листком нетрудоспособности (л.д. 49).
В судебном заседании суда апелляционной инстанции К.С.И. подтвердила, что в период с 27 января 2016 года по 29 марта 2016 года вместе с ней работали посменно еще два продавца-кассира по графику: 5 дней работы, 2 дня выходных, у каждого из них был свой ключ от торговой точки, товарно-материальные ценности по окончании рабочей смены ими не передавались.
Доказательств того, что в период с 27 января 2016 года по 29 марта 2016 года, в том числе в период временной нетрудоспособности К.С.И. с 10 февраля 2016 года по 24 февраля 2016 года, другие продавцы-кассиры были лишены доступа к товарно-материальным ценностям, либо при смене материально-ответственных лиц проводилась инвентаризация, суду не представлено.
В силу ч. 2 ст. 245 ТК РФ письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).
Типовая форма договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности утверждается в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации (ч. 2 ст. 244 ТК РФ). Постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85 утверждена Типовая форма договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности.
Таким образом, из содержания статей 244, 245 ТК РФ, а также из Типовой формы договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности следует, что для установления полной материальной ответственности работодателю необходимо заключить с членами коллектива (бригады) единый договор. При этом в силу разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52 обязанность доказать соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности возложена законом на работодателя.
Материалами дела подтверждено и истицей не оспаривается, что договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности с ответчицей и другими продавцами-кассирами (сменными), работавшими в отделе «Билайн», расположенном по адресу: , заключен не был.
Отсутствие единого договора с членами коллектива (бригады) является обстоятельством, исключающим материальную ответственность всех входивших в состав коллектива (бригады) работников, поскольку соблюдение правил заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности в силу ст. 245 ТК РФ является обязательным.
Кроме того, в силу ст. 247 ТК РФ на работодателе лежит обязанность по установлению размера причиненного ему ущерба и причины его возникновения.
Как установлено судом и подтверждается материалами дела, в своем заявлении от 31.03.2016 года К.С.И. указала лишь на факт выявленной недостачи в размере 12 274 руб. и на свое обязательство возместить ущерб в срок до 25 апреля 2016 года (л.д. 12). Объяснение по поводу причин возникновения недостачи с К.С.И., а также с остальных продавцов-кассиров, работавших посменно в том же отделе, затребованы не были, соответственно, причины возникновения недостачи работодателем не устанавливались.
Фактически в период образования недостачи с 27 января 2016 года по 29 марта 2016 года кроме ответчицы в отделе работали еще два продавца-кассира (сменных), которые имели равный доступ к ТМЦ, кассовому аппарату, то есть работали на общем подотчете без заключения работодателем с ними единого договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности.
Оценив вышеуказанные обстоятельства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований ввиду недоказанности соблюдения работодателем правил заключения договора о полной материальной ответственности, причин возникновения недостачи товарно-материальных ценностей и причинно-следственной связи между поведением К.С.И. и наступившим ущербом.
Доводы апелляционной жалобы о том, что сумма ущерба в полном объеме подтверждается представленными работодателем бухгалтерскими документами и К.С.И. в своем письменном документе признала сумму ущерба, выразила свое согласие добровольно возместить работодателю причиненный ущерб, не опровергают правильность выводов суда, поскольку работодатель не доказал соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности, при этом заявление К.С.И. в письменной форме о возмещении ущерба в добровольном порядке в связи с недостачей не являются доказательством ее вины в недостаче и признании размера ущерба и оно правового значения для разрешения данного спора не имеет, поскольку ответчица К.С.И. исковые требования не признала.
Решение суда является законным и обоснованным, поскольку оно основано на установленных судом фактических обстоятельствах дела, не противоречит имеющимся по делу доказательствам и соответствует требованиям действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон.
С учетом изложенного, оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 06 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Р. — без удовлетворения.

Председательствующий
А.Ф.ЕМЕЛЬЯНОВ

Судьи
Л.Ю.КАНДАКОВА
С.Г.ЛАРИОНОВА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.