АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Красноярского краевого суда от 14.03.2018 № 33-3540/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 марта 2018 г. по делу N 33-3540/2018

Судья Лябзина Т.Г.
А-050г

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:
председательствующего Баимовой И.А.
судей Беляковой Н.В., Маркатюк Г.В.
при секретаре К.
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Беляковой Н.В.
гражданское дело по иску Л. к С.Ж.М. о взыскании суммы ущерба, причиненного работодателю
по апелляционной жалобе Л.
на решение Балахтинского районного суда Красноярского края от 18 декабря 2017 года, которым постановлено:
«Л. в удовлетворении исковых требований к С.Ж.М. о взыскании суммы ущерба, причиненного работодателю, — отказать»
Заслушав докладчика, судебная коллегия

установила:

Л. обратился в суд с требованиями к С.Ж.М. о взыскании суммы ущерба, причиненного работодателю, в размере 156908 рублей.
Требования мотивировал тем, что с 01.06.2015 г. ответчик работала продавцом в магазине истца «Балахтинский купец» по адресу: <адрес>. 04.10.2016 г. в магазине была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, в результате которой была выявлена недостача товара на сумму 99356 рублей 49 копеек.
09.12.2016 г. в магазине была проведена повторная инвентаризация товарно-материальных ценностей, в результате которой была выявлена недостача товара на сумму 57948 рублей 64 копеек. Общая сумма недостачи составила 157305 рублей 13 копеек. Указывает, что ответчик принимала участие в обеих инвентаризациях и при проведении внутренней проверки обстоятельств возникновения недостачи признавала факт хищения товара и денег из кассы магазина, что также было подтверждено записью камеры видеонаблюдения. 12.12.2016 г. с ответчиком было заключено соглашение о возмещении ущерба, причиненного работником работодателю хищением на рабочем месте, по условиям которого последняя обязалась добровольно в полном объеме возместить причиненный ущерб в размере 156908 рублей в срок до 12.06.2017 г., ежемесячно погашая сумму в размере 26151 рублей 33 копеек. Истец указывает, что возмещения ущерба ответчиком произведено не было, так как 31.07.2017 г. она была уволена по собственному желанию.
Судом первой инстанции постановлено приведенное выше решение.
В апелляционной жалобе Л. просит отменить решение суда, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.
Проверив материалы дела, заслушав представителя Л. — С.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, заслушав С.Ж.М., выразившую согласие с решением суда, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
Согласно части 1 статьи 232 ТК РФ сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.
Материальная ответственность стороны трудового договора, исходя из статьи 233 ТК РФ, наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
Статьей 244 ТК РФ предусмотрено, что письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество. Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.
В соответствии со статьей 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.
Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
Статьей 242 ТК РФ установлено, что полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.
На основании пункта 2 части 1 статьи 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.
В силу положений ст. 245 ТК РФ при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.
Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).
По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.
Согласно ч. 1 ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 года N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю», к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.
Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.
Порядок проведения инвентаризации имущества и финансовых обязательств в организации установлен Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.06.1995 года N 49.
Как следует из материалов дела и верно установлено судом первой инстанции, ответчик С.Ж.М. с 01.06.2015 г. состояла в трудовых отношениях с истцом, занимая должность продавца в принадлежащем истцу магазине «Балахтинский купец».
Пунктом 6.1 заключенного с ответчиком трудового договора указано, что в случае причинения работодателю материального ущерба, она несет материальную и иную ответственность согласно действующему законодательству РФ.
В ходе проведенной на основании приказа работодателя 04.10.2016 г. инвентаризации была выявлена недостача товара на сумму 99356,49 руб., о чем был составлен акт, подписанный в том числе и продавцом С.Ж.В.
Кроме того в результате проведенной на основании приказа работодателя 09.12.2016 г. инвентаризации была выявлена недостача товара на сумму 4929,37 руб. и 16410,35 руб., недостача по кассе — 36608,92 руб., о чем был составлен акт, подписанный в том числе и продавцом С.Ж.В.
12.12.2016 г. между ИП Л. и С.Ж.М. подписано соглашение о добровольном возмещении последней ущерба в размере 156908 рублей, причиненного в результате хищения товарно-материальных ценностей на рабочем месте в период с 01.06.2015 г. по 09.12.2016 г. По условиям соглашения ответчик обязалась возместить ущерб в срок до 25.06.2017 г. путем ежемесячных платежей в размере 26151 рублей.
Постановлением следователя СО МО МВД России «Балахтинский» от 10.04.2017 г. на основании поступившего от Л. заявления возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленного лица.
Постановлением следователя СО МО МВД России «Балахтинский» от 10.06.2017 г. предварительное следствие по вышеуказанному уголовному делу было приостановлено в связи с тем, что не представилось возможным установить лиц, совершивших преступление.
Приказом N 25 от 31.07.2017 г. С.Ж.В. уволена на основании положений ст. 77 Трудового кодекса РФ — по собственному желанию.
В связи с невозмещением ответчиком в добровольном порядке суммы причиненного ущерба по подписанному с ней 12.12.2016 г. соглашению, истец обратился с иском в суд.
Разрешая требования истца о взыскании суммы ущерба, причиненного работодателю, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, установив обстоятельства, имеющие значение для дела, дав надлежащую правовую оценку представленным доказательствам, доводам и возражениям сторон, правильно применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении данных требований.
Выводы суда об этом подробно мотивированы в решении суда, соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, в связи с чем судебная коллегия находит их убедительными.
Как было установлено судом, в обоснование размера причиненного ущерба истцом представлены акты ревизии от 04.10.2016 г. и 09.12.2016 г., согласно которым общая сумма недостачи составляет 157305,13 коп.
Вместе с тем, суд пришел к обоснованному выводу о несоблюдении работодателем порядка проведения инвентаризаций и оформления их результатов в соответствии с требованиями Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.06.1995 г. N 49, а именно: отсутствуют доказательства создания инвентаризационной комиссии, наличия приходных и расходных документов или отчетов о движении материальных ценностей и денежных средств, расписок материально-ответственных лиц о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход, отсутствуют инвентаризационные описи и сличительные ведомости, сведения о наименовании товаров, вверенных ответчику, их стоимости.
Также суд правильно установил, что из представленных актов ревизий от 04.10.2016 г. и 09.12.2016 г. невозможно установить за какой период были проведены инвентаризации, а, кроме того, указанные акты подписаны, в том числе и продавцами как членами комиссии, которые согласно Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, не могут включаться в состав инвентаризационной комиссии.
Кроме того, из материалов дела следует, что ответчик исполняла свои обязанности совместно с другими продавцами, однако, как верно указал суд, при проведении инвентаризации работодателем не была установлена степень вины С.Ж.М. и других работающих с ней продавцов и размер ущерба, причиненный каждым из продавцов, поскольку как следует из показаний допрошенных в суде в качестве свидетелей работников истца ФИО9, ФИО10 и не отрицается стороной истца, подотчет товаров между продавцами был общий, при этом доказательств документальной передачи ценностей от одного продавца к другому и заключения договоров о коллективной или индивидуальной материальной ответственности, представлено не было.
Кроме того, в суде истец утверждал, что после проведения инвентаризации 04.10.2016 г. и 09.12.2016 г. была проведена внутренняя проверка в ходе которой установлено, что С.Ж.М. брала деньги из кассы и выносила продукты из магазина «Балахтинский купец», в результате чего возникла недостача товарно-материальных и денежных ценностей, в возмещение которой с С.Ж.М. было заключено соглашение о возмещении ущерба, причиненного работником работодателю хищением на рабочем месте, в размере 156908 руб., за период с 01.06.2015 г. по 09.12.2016 г.
Однако, суд верно указал, что истцом не было представлено доказательств издания приказа о проведении проверки по вышеуказанному факту недостачи и проведения данной проверки, участие С.Ж.М. в проверке и ознакомления с ее результатами, получения от нее объяснений относительно причин возникновения ущерба.
Вместе с тем, как обоснованно установил суд, вина ответчика в причинении работодателю ущерба в виде хищения товарно-материальных ценностей в указанный в соглашении период в сумме-156908 руб. не нашла своего документального и объективного подтверждения, поскольку доказательств принятия именно истцом в подотчет товарно-материальных ценностей, проведения инвентаризации до 01.06.2015 г. или в указанную дату, представлено не было, при этом, виновное противоправное поведение С.Ж.М. по факту хищения товарно-материальных ценностей на рабочем месте не было подтверждено, так как постановлением следователя СО МО МВД России «Балахтинский» от 10.06.2017 г. предварительное следствие по уголовному делу по признакам состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленного лица было приостановлено в связи с тем, что не представилось возможным установить лиц, совершивших преступление.
Поскольку в ходе рассмотрения дела объективно подтверждено нарушение истцом порядка проведения инвентаризаций 04.10.2016 г. и 09.12.2016 г. и оформления их результатов, не доказано проведение инвентаризации до 01.06.2015 г. или в указанную дату, а также не установлена причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным истцу ущербом, отраженным в актах ревизии 04.10.2016 г. и 09.12.2016 г., а также в соглашении о возмещении ущерба от 12.12.2016 г., судебная коллегия соглашается с правомерным выводом суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом требований.
Доводы апелляционной жалобы о необоснованном выводе суда о том, что отсутствие заключенного между сторонами договора о полной материальной ответственности работника является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, является несостоятельным, поскольку судом в ходе рассмотрения дела, помимо вышеуказанного обстоятельства, также правомерно не установлено виновного противоправного поведения со стороны С.Ж.М. в причинении истцу ущерба, а также размер указанного ущерба и причины его возникновения.
Также судебная коллегия не принимает во внимание ссылку в апелляционной жалобе и пояснениях представителя истца в суде апелляционной инстанции на то, что подписав соглашение о добровольном возмещении причиненного работодателю ущерба, ответчик признала факт причинения ею ущерба работодателю и обязалась возместить этот ущерб, поскольку в ходе рассмотрения дела, как в суде первой инстанции, так и в апелляционной инстанции, причинная связь между поведением ответчика и наступившим ущербом, размер причиненного ущерба в указанной в соглашении сумме — 156908 руб., не нашли своего объективного подтверждения.
Процессуальных нарушений, влекущих за собой вынесение незаконного решения, судом первой инстанции не допущено.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Балахтинского районного суда Красноярского края от 18 декабря 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Л. — без удовлетворения.

Председательствующий
И.А.БАИМОВА

Судьи
Н.В.БЕЛЯКОВА
Г.В.МАРКАТЮК

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

*Для организаций Москвы и МО

Please leave this field empty.Please leave this field empty.