Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2017 № 33-20918/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 июня 2017 г. N 33-20918/2017

Судья: Мусимович М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Котовой И.В.,
судей Зыбелевой Т.Д., Рачиной К.А.,
при секретаре Р.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Котовой И.В.
дело по апелляционной жалобе Б.А.В.
на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 ноября 2016 года, которым постановлено:
«В удовлетворении исковых требований Б.А.В. к ООО «МОЛ-Русс» о взыскании компенсации в размере четырех месячных окладов, компенсации, предусмотренной приложением к трудовому договору (соглашением о неконкуренции) — отказать»,

установила:

Б.А.В. обратился в суд с иском к ООО «МОЛ-Русс», увеличив исковые требования, просил взыскать с ответчика компенсацию при увольнении в размере четырех месячных окладов в сумме *** руб. и компенсацию за отказ от трудоустройства в соответствии с соглашением о неконкуренции в размере *** руб. *** коп., — в обоснование заявленных требований ссылаясь на то, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях в должности *** подразделения переработки и маркетинга нефти, приложением N 1 к трудовому договору было предусмотрено, что при расторжении трудового договора по инициативе работодателя и при отсутствии вины работника последнему однократно выплачивается компенсация в размере 4 месячных окладов, 21.04.2016 г. истец был уволен в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации, однако окончательный расчет при увольнении не произведен, предусмотренная компенсация при увольнении ему выплачена не была; помимо этого, приложением N 3 к трудовому договору (соглашение об отсутствии конкуренции) была установлена обязанность работника в течение периода продолжительностью 9 месяцев после прекращения трудового договора не искать работу и не осуществлять трудоустройства, за что работодатель обязался выплачивать истцу частями в течение 12 месяцев сумму, равную его средней месячной заработной плате за 9 месяцев, однако ответчик данные выплаты также не произвел.
В судебном заседании представитель Б.А.В. исковые требования поддержал, представители ООО «МОЛ-Русс» иск не признали.
Судом постановлено указанное выше решение, которое по доводам апелляционной жалобы просит отменить Б.А.В.
Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав представителя Б.А.В. — Г., представителей ООО «МОЛ-Русс» — П., Б.А.Е., обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены постановленного судом решения.
В соответствии со ст. 2 ТК РФ одним из основных принципов правового регулирования является сочетание государственного и договорного регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений. Государство в своих нормативных правовых актах устанавливает минимальные гарантии трудовых прав и свобод граждан (ст. 1 ТК РФ). Требование к трудовым договорам, которые также осуществляют регулирование трудовых отношений, те же самые — не снижать уровень прав и гарантий работника, который установлен трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами (ст. 9 ТК РФ).
Статьей 178 ТК РФ предусмотрены гарантии при увольнении сотрудников в связи с ликвидацией организации (п. 1 ч. 1 ст. 81 настоящего Кодекса) либо сокращением численности или штата работников организации (п. 2 ч. 1 ст. 81 настоящего Кодекса), а именно выплата увольняемому работнику выходного пособия в размере среднего месячного заработка, а также сохранение за ним среднего месячного заработка на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).
В силу ч. 4 ст. 178 ТК РФ трудовым договором могут предусматриваться дополнительные случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий.
В силу приведенных выше положений действующего трудового законодательства выплата работнику компенсаций, в том числе связанных с расторжением заключенного с ним трудового договора, должна быть предусмотрена законом или действующей в организации системой оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно-правовыми актами, содержащими нормы трудового права.
Несоразмерно высокое пособие следует расценивать как злоупотребление правом, поскольку оно не создает дополнительной мотивации работника к труду, не отвечает принципу адекватности компенсации, тем более предусматривая указанную выплату независимо от основания прекращения трудового договора.
Любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных законами или иными нормативными правовыми актами правил должны быть соразмерны тому фонду заработной платы, который имеется у предприятия и той прибыли, которая им получена. В противном случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение таких выплат неизбежно приведут к нарушению прав других работников на получение заработной платы и негативно повлияют на деятельность организации в целом.
Как установлено судом и следует из копии трудовой книжки истца, с 14.05.2007 г. Б.А.В. состоял в трудовых отношениях с ООО «МОЛ-Русс» по должности *** подразделения переработки и маркетинга нефти на условиях трудового договора от 01.12.2011 г. N 24 и дополнительных соглашений к нему; размер установленного истцу должностного оклада повышался в процессе работы и с 10.08.2015 г. составил *** руб. в месяц.
Пунктом 4.5. приложения N 1 к трудовому договору стороны предусмотрели, что при расторжении трудового договора по инициативе работодателя и при отсутствии вины работника последнему однократно выплачивается компенсация при увольнении в размере 4 месячных окладов.
Помимо этого, в приложении N 3 к трудовому договору (соглашение об отсутствии конкуренции) стороны договорились о том, что работник в течение периода продолжительностью 9 месяцев после прекращения трудового договора обязуется не искать работу (не устанавливать трудовые или иные правоотношения с целью выполнения работы) в любой компании, работающей в Европе или в странах бывшего СССР, которая ведет деятельность, идентичную или аналогичную деятельности работодателя и др. и не осуществлять трудоустройства; за указанную договоренность работодатель обязался выплачивать истцу сумму, равную его средней месячной заработной плате за 9 месяцев, частями в течение 12 месяцев (пп. «a», «b», «c», «d» п. 1, п. 2).
21.04.2016 г. истец был уволен с занимаемой должности на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации.
При увольнении с Б.А.В. был произведен окончательный расчет, начислена сумма в размере *** руб. *** коп. и выплачено, в числе прочего, выходное пособие при увольнении в размере *** руб. *** коп., что не оспаривалось истцом и подтверждается расчетным листком при увольнении.
Согласно справке отдела трудоустройства «Сходненский» ГКУ ЦЗН СЗАО от 08.06.2016 г. истец зарегистрирован в целях поиска подходящей работы с 25.04.2016 г., признан безработным с 16.05.2016 г.
Разрешая спор в части взыскания компенсации при увольнении, суд первой инстанции исходил из того, что при увольнении с истцом был произведен окончательный расчет, в том числе начислено и выплачено выходное пособие при увольнении в сумме *** руб. *** коп., превышающей размер выплаты, предусмотренной приложением N 1 к трудовому договору в размере 4 месячных окладов (*** руб.), денежные средства были получены Б.А.В. в полном объеме, в связи с чем пришел к выводу, что оснований для взыскания требуемой компенсации при увольнении и, как следствие, для удовлетворения заявленных истцом требований в данной части, не имеется. При этом суд учел, что установленная приложением N 1 к трудовому договору выплата в размере 4 месячных окладов, помимо пособия в порядке ст. 178 ТК РФ, выплаченного истцу в повышенном размере вне зависимости от последующего трудоустройства работника, его своевременного обращения в службу занятости и каких-либо иных условий, предусмотренных для сохранения за ним среднего заработка на указанный период, к гарантиям и компенсациям, подлежащим реализации при увольнении работника, не относится, не направлено на возмещение работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых или иных обязанностей, размер спорной выплаты превышает общую сумму средних месячных заработков на период трудоустройства, носит произвольный характер, что в совокупности свидетельствует о злоупотреблении сторонами правом при включении подобного пункта в трудовой договор.
Рассматривая требования Б.А.В. в части взыскания компенсации за выполнение условий соглашения об отсутствии конкуренции и отказа истца от трудоустройства в течение 5 месяцев со дня увольнения, суд первой инстанции исходил из того, что включение в трудовой договор подобного условия противоречит ст. 37 Конституции РФ и закрепленным в ст. 2 ТК РФ основным принципам правового регулирования трудовых отношений, гарантирующим свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; отказ истца от последующего трудоустройства в связи с увольнением из организации ответчика противоречит действующему трудовому законодательству, нарушает права и интересы работника, в связи с чем пришел к выводу о неприменении к спорным правоотношениям сторон Приложения N 3 к трудовому договору и, как следствие, отказал в удовлетворении требований Б.А.В. в части взыскания данной компенсации.
Судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы истца.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что ответчиком неправомерно не выплачена ему компенсация при увольнении, предусмотренная приложением N 1 к трудовому договору, являющаяся самостоятельной дополнительной гарантией (помимо выходного пособия, в том числе, в повышенном размере) направлены на ошибочное толкование закона, условий трудового договора и переоценку собранных по делу доказательств.
Несостоятельны и доводы Б.А.В. в части соответствия условий соглашения об отсутствии конкуренции (Приложение N 3 к трудовому договору) положениям трудового законодательства, достижении между сторонами спора соглашения по вопросу отказа в трудоустройстве истца в течение определенного времени после увольнения из организации ответчика и оплаты данного времени, поскольку в ч. 2 ст. 9 ТК РФ определено, что трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению.
При этом, судебная коллегия также обращает внимание и на то обстоятельство, что, как указано выше, согласно справке отдела трудоустройства «Сходненский» ГКУ ЦЗН СЗАО от 08.06.2016 г. истец зарегистрирован в целях поиска подходящей работы с 25.04.2016 г., признан безработным с 16.05.2016 г., что свидетельствует о не соблюдении условий указанного выше соглашения со стороны истца.
С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено, доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 23 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б.А.В. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.