Апелляционное определение Московского городского суда от 02.11.2016 № 33-43621/2016

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 ноября 2016 г. по делу N 33-43621

Судья Карпова А.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В.
и судей Мызниковой Н.В., Зыбелевой Т.Д.,
с участием прокурора Лазаревой Е.И.,
при секретаре К.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Климовой С.В.
дело по апелляционной жалобе М. на решение Пресненского районного суда города Москвы от 01 июня 2016 года, которым постановлено:
исковые требования М. к ГБУ города Москвы «Малый бизнес Москвы» о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, премии, оставить без удовлетворения,

установила:

М. 11.02.2016 обратилась в суд с иском к ГБУ города Москвы «Малый бизнес Москвы» (далее — ГБУ «МБМ») о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, премии по результатам работы в декабре 2015 года, компенсации морального вреда в размере *** руб. и возмещении судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме *** руб., мотивируя обращение тем, что с 11.09.2012 работала в ГБУ «МБМ», с 01.03.2015 — ***, 11.01.2016 уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (по сокращению штатов), что истец полагает незаконным, поскольку порядок увольнения не соблюден, не учтено преимущественное право на оставление на работе, все имеющиеся вакансии не предложены, кроме того, в нарушение положений ст. 3 Трудового кодекса РФ ей не выплачена премия по итогам работы за декабрь 2015 года, в то время как премирование других работников произведено.
В судебном заседании истец и ее представитель исковые требования поддержали.
Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения иска возражала, заявила о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ (л.д. 31).
01.06.2016 судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит истец М. по доводам апелляционной жалобы, подписанной представителем по доверенности Карабашьян Л.А.
В заседании суда апелляционной инстанции истец М. и ее представитель по доверенности и ордеру адвокат Карабашьян Л.А. доводы апелляционной жалобы поддержали; представитель ответчика ГБУ «МБМ» по доверенности П. против удовлетворения жалобы возражала.
Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав стороны, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 11.09.2012 М., *** года рождения, принята на работу в ГБУ «МБМ» на должность ***, о чем сторонами заключен трудовой договор N ***; по условиям раздела 5 трудового договора об условиях оплаты труда работнику установлен должностной оклад в размере *** руб. (п. 5.1.), ежемесячная стимулирующая надбавка в размере *** руб. и ежемесячный повышающий коэффициент в размере *** руб. (п. 5.2.), а в п. 5.4. трудового договора предусмотрено, что работодателем могут устанавливаться дополнительные премиальные выплаты, условия и размер которых определяются в Положении об оплате труда работников учреждения.
В соответствии с дополнительным соглашением N *** от *** к трудовому договору, с 01.03.2015 М. назначена на должность *** ГБУ «МБМ», ей установлен должностной оклад в размере *** руб. (п. 5.1. трудового договора) и ежемесячная стимулирующая надбавка за своевременное и качественное исполнение трудовых обязанностей в размере *** руб., которая выплачивается в полном объеме при 100% выполнении работником установленных ему индивидуальных показателей эффективности, при условии добросовестного выполнения профессиональных и должностных обязанностей в соответствующем периоде, размер которой может быть снижен в порядке, установленном локальными нормативными актами работодателя (п. 5.2. трудового договора).
11.01.2016 М. уволена с занимаемой должности по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (по сокращению штата организации) на основании приказа N *** от ***, с которым ознакомлена 11.01.2016.
Судом установлено, что *** ответчиком издан приказ N *** во исполнение приказа Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы от 12.10.2015 N П-18-12-221/5 «О сокращении численности работников и должностей в организационно-штатной структуре Государственного бюджетного учреждения города Москвы «Малый бизнес Москвы», в котором предусмотрено в целях оптимизации ГБУ «МБМ» до 01.01.2016 провести организационно-штатные мероприятия по сокращению численности работников и должностей в организационно-штатной структуре ГБУ «МБМ», установив штатную численность 180 единиц.
Приказом ГБУ «МБМ» N 141/к от 15.10.2015 в связи с организационно-штатными мероприятиями утверждено и введено в действие с 01.01.2016 новое штатное расписание в количестве 180 единиц; штатное расписание N 4 и организационная структура ГБУ «МБМ», утвержденные приказом от 16.02.2015 N 7, считаются утратившими силу с 01.01.2016.
Согласно штатному расписанию N 4 и организационной структуре ГБУ «МБМ», утвержденным приказом от 16.02.2015 N 7, в учреждении предусмотрено 328 штатных единиц, а также Управление территориальными подразделениями, состоящее из штатных должностей начальника управления (1 ед.), главного специалиста (1 ед.) и старшего специалиста (1 ед.) и территориальных подразделений по административным округам города Москвы, в которых предусмотрены должности специалистов (главных, ведущих, старших).
В штатном расписании N 5 ГБУ «МБМ», утвержденном приказом от 15.10.2015 N 141/к, в учреждении предусмотрено 180 штатных единиц, в организационной структуре которого Управление территориальными подразделениями отсутствует, в структуре предусмотрены Центры услуг для бизнеса по административным округам, в которых предусмотрены должности главных, ведущих и старших специалистов.
При таких данных, вывод суда о том, что факт сокращения штата работников в ГБУ «МБМ» имел место, в связи с чем у работодателя имелись основания для расторжения с истцом трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, является обоснованным, поскольку принятие решения об изменении структуры организации, штатного расписания, численного состава работников организации относится к компетенции работодателя, который при принятии такого решения вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного законом порядка увольнения и предоставления работнику соответствующих гарантий.
Также правилен вывод суда об отсутствии оснований для применения ст. 179 Трудового кодекса РФ о преимущественном праве на оставление на работе, поскольку по смыслу действующего трудового законодательства такие обстоятельства исследуются работодателем, если подлежит сокращению одна из одинаковых должностей определенного структурного подразделения, т.е. между работниками, занимающими одинаковые должности, часть из которых подлежит сокращению, поскольку степень производительности труда и квалификации работников возможно сравнить, лишь оценив выполнение ими одинаковых трудовых функций; поскольку само структурное подразделение (управление территориальными подразделениями), в котором работала истец исключено из штатного расписания и сокращению подлежали все входящие в него должности, то оснований для установления лиц, обладающих более высокой квалификацией и производительностью труда у работодателя не имелось.
Проверяя порядок увольнения истца по сокращению штата, установленный ст. 180, ч. 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ, суд пришел к правильному выводу о его соблюдении ответчиком. Так, о предстоящем увольнении не ранее чем через два месяца М. предупреждена персонально под роспись 22.10.2015; в этом же уведомлении указано, что после получения уведомления ей будет предложена иная должность при наличии соответствующих вакансий в новом штатном расписании ГБУ «МБМ».
На основании представленных в материалы дела должностных инструкций по должностям начальника административного управления, заместителя начальника управления по кадрам, содержащих квалификационные требования к их замещению, которые были вакантны в период предупреждения истца об увольнении, учитывая сведения о квалификации истца М., ее образовании и опыте работы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что для их замещения истец не обладает требуемой квалификацией и (или) опытом работы, кроме того, действующим трудовым законодательством не предусмотрена обязанность работодателя предлагать работникам в порядке трудоустройства при сокращении штата вышестоящие должности или вышеоплачиваемую работу, учитывая, что указанные должности относятся к категории руководителей.
Доводы истца о том, что в нарушение положений ст. 179 Трудового кодекса РФ работодатель не учел ее преимущественное право на оставление на работе и не предложил должности специалистов во вновь созданных в организационной структуре ГБУ «МБМ» Центрах услуг для бизнеса по административным округам, были проверены судом и правомерно учтено, что в отношении работников территориальных подразделений также проводились мероприятия по сокращению штатов, в связи с чем оснований для применения положений ст. 179 Трудового кодекса РФ в данном случае не имелось, а при назначении и переводе работников во вновь созданные структурные подразделения работодатель вправе в целях эффективной экономической деятельности самостоятельно принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка персонала), учитывая, что положения трудового законодательства не устанавливают гарантии работнику, который предупрежден об увольнении в связи с сокращением штатов, в виде преимущественного права на замещение вакантной должности.
Разрешая заявленные М. требования о взыскании премии за декабрь 2015 года с учетом установленных по делу обстоятельств на основании совокупности собранных по делу доказательств, суд правильно применил положения ст. ст. 22, 129, 191 Трудового кодекса РФ о выплатах, носящих стимулирующий негарантированный характер, учел условия раздела 7 Положения об оплате труда и премировании работников ГБУ «МБМ», регулирующего порядок и условия премирования работников общества, устанавливающего, что премирование, источником которого является экономия фонда оплаты труда и средств, направленных на коммунальные платежи и материальные затраты, не является гарантированной выплатой, а также исходил их условий трудового договора сторон и дополнительного соглашения N *** к нему, предусматривающего оплату труда истца в виде должностного оклада и ежемесячной стимулирующей надбавки за своевременное и качественное исполнение трудовых обязанностей, выплата которых в декабре 2015 года истцу произведена, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения, поскольку решение о премировании истца работодателем не принималось, а доказательств соблюдения условий, предусмотренных локальными нормативными актами ответчика, для премирования истца в спорный период (интенсивность и напряженность труда, высокое качество выполненной работы, выполнение работ в сжатые сроки, инициатива, творчество и применение в работе современных методов организации труда, личный вклад работника, выходящий за рамки трудовых и должностных обязанностей, выполнение особо важных и ответственных поручений, подготовка важных и организационных мероприятий) не представлено.
Поскольку условий для удовлетворения иска М. по указанным в нем основаниям судом не установлено, то требования о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов обоснованно отклонены судом.
При таких данных, судебная коллегия считает, что, разрешая спор, суд, руководствуясь нормами действующего трудового законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, нормы материального права судом применены верно, нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебного акта, судом не допущено. Доводы апелляционной жалобы М. не содержат правовых оснований, установленных ст. 330 ГПК РФ, к отмене судебного решения.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Пресненского районного суда города Москвы от 01 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.