Апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2019 по делу N 33-14972/2019

Документ предоставлен КонсультантПлюс

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 апреля 2019 г. по делу N 33-14972/2019

Судья Заскалько О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Семченко А.В.
и судей Лобовой Л.В., Дегтеревой О.В.
при секретаре И.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В., гражданское дело по апелляционной жалобе ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» на решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 14 ноября 2018 года, которым постановлено:
Исковые требования К. к ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» об оспаривании приказа об увольнении, изменении формулировки и даты увольнения, взыскании денежных средств, компенсации морального вреда — удовлетворить частично.
Признать Приказ ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» от 25 июня 2018 года N 7-УК об увольнении К. незаконным, отменить его.
Изменить формулировку увольнения К. с должности заведующего производством по пп. «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации на формулировку — уволен по статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации по собственному желанию, изменив дату увольнения на 08 июня 2018 года.
Взыскать с ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» компенсацию морального вреда в сумме 2 000 (Две тысячи рублей) рублей 00 коп.
В удовлетворении иска в остальной части отказать.
Взыскать с ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» государственную пошлину в сумме 300 (Триста) рублей 00 коп.

установила:

К. обратился в Зеленоградский районный суд города Москвы с иском к ответчику ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, обязании уволить по собственному желанию, возмещении заработка и компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указал на то, что 02.10.2017 г. принят к ответчику на должность ***, 23.05.2018 г. написал заявление о предоставлении ежегодного отпуска сроком на 14 календарных дней, согласовав его со своим непосредственным руководителем, а также заявление об увольнении по собственному желанию с 07.06.2018 года. С 24.05.2018 г. по 07.06.2018 г. находился на больничном, 08.06.2018 г. подал повторно заявление о продлении отпуска с последующим увольнением, которое направил по почте вместе с копиями листков нетрудоспособности, так как не смог вручить их руководителю учреждения лично 08.06.2018 г. 25.06.2018 г. трудовой договор с ним расторгнут в связи с прогулом, о чем ему стало известно в июне 2018 года. В связи с нарушением ответчиком процедуры увольнения, невыплатой заработной платы, неоплатой временной нетрудоспособности и отпуска, полагал свое увольнение незаконным. С учетом уточнения заявленных требований, истец просил суд признать незаконным и отменить приказ о прекращении (расторжении) трудового договора от 25.06.2018 N 7-УК об увольнении по подпункту «а» пункта 6 статьи 81 ТК РФ; признать увольнение незаконным; обязать ответчика уволить его по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по инициативе работника) с 08.06.2018; взыскать с ответчика материальный ущерб в размере 5 755 руб. 79 коп.; взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей.
Истец и его представитель Д. в суде поддержали заявленные требования.
Представители ответчика М., Ш. возражали против заявленных требований.
Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым», считая его незаконным и необоснованным.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика П., возражения представителя истца Б., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Судом установлено, что К. на основании трудового договора от 02.10.2017 г. и приказа о приеме от 02.10.2017 г. был принят на работу в ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» с 02 октября 2017 на должность **** в подразделение «кухня».
Приказом от 25.06.2018 N 7-УК истец уволен 23 мая 2018 г. по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин. Основание увольнения: уведомление об отсутствии на рабочем месте от 08.06.2018 г., акты об отсутствии на рабочем месте с 24.05.2018 по 07.06.2018 г. С приказом истец ознакомлен не был в связи с его отсутствием на рабочем месте.
По мнению истца, увольнение по указанному основанию является незаконным, поскольку прогула он не совершал, а им подано заявление об увольнении по собственному желанию с 08.06.2018 г., мнение на расторжение трудового договора повторно выражено истцом 08.06.2018 г. Кроме того, как указал К., ответчиком нарушен порядок увольнения по указанному основанию.
В соответствии с частью 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.
Согласно подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).
В пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.
В соответствии с частью 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 ГПК РФ).
В соответствии с ч. 4 ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 08.06.2018 г. в адрес истца ответчиком направлено уведомление с просьбой сообщить причины отсутствия на работе 08.06.2018 г. В то же время объяснения ответчика противоречат представленному им Акту от 08.06.2018 г. об отказе подписать уведомление о предоставлении письменного объяснения, согласно которому истец 08.06.2018 г. присутствовал на рабочем месте, и текст уведомления был ему зачитан вслух, однако подпись в ознакомлении истец ставить отказался.
Вместе с тем, из объяснений истца в суде следует, что 08.06.2018 г. в первый рабочий день после больничного, он явился на рабочее место, пытался вручить представителю ответчика листок нетрудоспособности, обосновывающий его отсутствие в период с 24.05.2018 г. по 07.06.2018 г., однако сделать этого не смог в связи с отказом ответчика получить данные документы.
При этом 23.05.2018 г. К. на имя генерального директора М. было написано заявление об увольнении по собственному желанию с 07 июня 2018 года, а также заявление о предоставлении очередного ежегодного отпуска с 24.05.2018 г. по 06.06.2018 г. сроком на 14 календарных дней, согласно визе на заявлении, оно было согласовано руководителем подразделения, исполнительного директора П.В.А. (л.д. 19).
Указанные обстоятельства в суде подтверждены свидетелем П.В.А., которая в суде показала, что общение с генеральным директором М. для сотрудников было всегда затруднительно в силу отсутствия желания со стороны последнего, его личных особенностей.
Как следует из представленных истцом листков нетрудоспособности, в период с 24.05.2018 г. по 07.06.2018 г. К. был временно нетрудоспособен.
08.06.2018 г. истцом ответчику направлено новое заявление о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с 08.06.2018 с последующим увольнением. Указанное заявление с копиями листков нетрудоспособности направлено по месту нахождения ответчика по почте заказным отправлением 08.06.2018 г. (л.д. 21), в связи с отказом работодателя получить их.
22 июня 2018 истцом в адрес ответчика также была направлена телеграмма о высланном ранее 08.06.2018 г. заявлении о предоставлении отпуска после больничного листа с последующим увольнением по собственному желанию с 22.06.2018 г. и высылке трудовой книжки.
Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых требований К. в части признания приказа об увольнении незаконным, изменении формулировки основания и даты увольнения, суд первой инстанции оценив представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, пришел к правильному выводу о том, что на момент издания приказа от 25.06.2018 N 7-УК об увольнении истца 23 мая 2018 года, ответчик знал о наличии уважительных обстоятельств неявки К. на работу, а именно, его временной нетрудоспособности, вывод суда о том, что в действиях истца отсутствуют признаки злоупотребления правом сделан правильно.
Согласно графику отпусков на 2018 год, истцу был предусмотрен ежегодный отпуск в период с 08.10.2018 г., и, без согласования с работодателем, в лице генерального директора, с учетом требований ст. 123 ТК РФ истец не мог самовольно изменить дату отпуска.
Вместе с тем, с учетом обстоятельства дела и представленных доказательств, суд верно пришел к выводу о том, что прогул истцом в период с 24.05.2018 г. по 07.06.2018 г. допущен не был, в связи с нахождением на листке нетрудоспособности, и учитывая выраженное согласие работника на его увольнение по собственному желанию, с учетом поданных им заявлений об увольнении и отсутствии у работодателя оснований к отказу работнику в увольнении по собственному желанию, суд на основании статьи 394 ТК РФ изменил К. формулировку основания увольнения на п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, дату увольнения на 08 июня 2018 г.
Выводы суда согласуются с требованиями ст. 80 ТК РФ, в соответствии с которой работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 ТК РФ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением.
Расторжение трудового договора по собственному желанию (ст. 80 ТК РФ) является реализацией гарантированного работнику права на свободный выбор труда и не зависит от воли работодателя.
Таким образом, сама по себе правовая природа права работника на расторжение трудового договора по статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации, предполагает отсутствие спора между работником и работодателем по поводу его увольнения, за исключением случаев отсутствия добровольного волеизъявления.
Обстоятельств, в силу которых работодатель вправе отказать работнику в расторжении трудового договора на основании статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации, действующее законодательство не предусматривает.
По общему правилу, установленному статьей 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, обязанность по надлежащему оформлению прекращения трудового договора возложена на работодателя. Следовательно, работник не может нести ответственность и для него не могут наступить неблагоприятные последствия за ненадлежащее исполнение работодателем своих обязанностей.
При таких обстоятельствах, следует вывод о правомерности требований истца о признании приказа об увольнении за прогул незаконным, поскольку из действий истца усматривается нежелание продолжения с работодателем трудовых отношений. Обстоятельств, в силу которых работодатель вправе отказать работнику в расторжении трудового договора на основании ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации, действующее законодательство не предусматривает.
Учитывая то обстоятельство, что работодателем не было реализовано право на увольнение работника по его инициативе, а истцом неоднократно была выражена воля на увольнение и соответствующее заявление было подано и направлено ответчику, то расторжение трудового договора с истцом приказом N 7-УК от 25.06.2018 г. пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ судом правильно признано незаконным, руководствуясь положениями ч. 4 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, абз. 3 п. 60 Постановления Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» суд признал приказ об увольнении незаконным, изменив истцу формулировку основания и даты увольнения.
Также суд первой инстанции верно в силу ст. 237 ТК РФ взыскал с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере определенном судом, при этом отказав в удовлетворении требований о взыскании материального ущерба в связи с неоплатой ответчиком периода временной нетрудоспособности истца, так как назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности осуществляются на основании оригинала листка нетрудоспособности, который ответчику не представлен, в то же время у истца имеется право на обращение к бывшему работодателю (ответчику) либо в территориальный орган страховщика в порядке, установленном Федеральным законом от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», с предоставлением подлинников документов и в установленные законом сроки.
Учитывая вышеизложенное, выводы суда об удовлетворении исковых требований истца частично основаны на положениях вышеуказанных норм и не противоречит установленным по делу обстоятельствам, доказательств опровергающих выводы суда, ответчиком в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 56 ГПК РФ представлено не было.
Разрешая спор, суд первой инстанции, правильно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применил положения законодательства, регулирующие спорные отношения.
Довод жалобы ответчика о том, что истцом не были предоставлены ответчику оригиналы больничных листов, а также довод о том, что истец не вышел на работу с 08.06.2018 года не влечет отмену решения суда, поскольку основания к отказу в увольнении работника по собственному желанию 08.06.2018 г. материалы дела не содержат.
Данные доводы, как и доводы о том, что судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, не могут повлечь отмены судебного решения, поскольку направлены на переоценку собранных по делу доказательств либо неправильное применение и толкование действующего трудового законодательства.
С учетом вышеизложенного, судебная коллегия считает, что, разрешая спор, суд, руководствуясь нормами трудового законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам; нормы материального права судом применены верно, нарушений норм процессуального права не допущено, а доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований, установленных ст. 330 ГПК РФ, к отмене решения суда.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Зеленоградского районного суда г. Москвы от 14 ноября 2018 года — оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО «Центр помощи слабовидящим и слепым» — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО