АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 04.12.2017 № 33-49715/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 декабря 2017 г. по делу N 33-49715/2017

Судья Жукова Н.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В.,
и судей Дегтеревой О.В., Рачиной К.А.,
с участием прокурора Храмовой О.П.,
при секретаре И.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В.
дело по апелляционной жалобе Г. на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 года, которым постановлено:
В удовлетворении иска Г. к ГУП «Московский метрополитен» о признании приказов незаконными, восстановлении на работе, признании совершения действий дискриминационного характера, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать.

установила:

Истец Г. обратился в суд с иском к ГУП «Московский метрополитен» о признании приказов незаконными, восстановлении на работе, признании совершения действий дискриминационного характера, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работал у ответчика с сентября 2014 года и являлся председателем территориального профессионального союза работников ГУП «Московский метрополитен» и председателем профкома объединенной первичной профсоюзной организации работников ГУП «Московский метрополитен». Приказами N *** от 12.01.2017 г. и N *** от 06.02.2017 г. на истца были наложены дисциплинарные взыскания в виде выговора и увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за нарушения п. 4.6 ПВТР, выразившиеся в предоставлении интервью информационным изданиям. Истец полагает, что его увольнение осуществлено без получения мотивированного мнения профкома территориального профессионального союза работников ГУП «Московский метрополитен», положения п. 4.6 ПВТР ограничивают конституционные права работников на передачу и распространение информации, в дни дачи и публикации интервью истец находился в отпуске и на больничном, в связи с чем правил внутреннего трудового распорядка не нарушал, факт появления 16.09.2016 г. интервью с истцом в издании Life.ru не подтвержден, примененные к истцу взыскания являются дискриминацией в связи с профсоюзной деятельностью.
Истец Г. и его представитель в суде заявленные исковые требования поддержала в полном объеме; представитель ответчика в суде заявленные исковые требования не признала.
Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит Г. в апелляционной жалобе.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения Г. и его представителя Я., возражения представителей ответчика М., К.И., Б., заключение прокурора полагавшего решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы не усматривает.
В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.
К дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. По смыслу указанных положений увольнение работника по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, является самостоятельным дисциплинарным взысканием, предусмотренным ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации, которое применяется за совершение конкретного дисциплинарного проступка, послужившего поводом к увольнению, при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.
На работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации сроки для применения дисциплинарного взыскания.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Г. работал у ответчика в должности машиниста электропоезда.
Приказом N *** от 15.04.2016 г. к истцу было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, с приказом истец ознакомлен 28.04.2016 г. и данный приказ не обжаловал.
Правилами внутреннего трудового распорядка для работников электродепо ГУП «Московский метрополитен» по п. 4.6. установлен запрет на осуществление прямых коммуникаций со средствами массовой информации — интервью, комментарии, устные высказывания, общение с представителями средств массовой информации в рамках публичных мероприятий по вопросам производственной деятельности метрополитена без согласования со Службой внешний связей, с указанным нормативным актом истец был ознакомлен 22.09.2015 г., что не оспаривалось истцом в суде.
Приказом N *** от 12.01.2017 за нарушение п. 4.6 Правил внутреннего трудового распорядка, выразившееся в предоставлении информации по вопросам производственной деятельности метрополитена средству массовой информации-сетевому изданию BFM.ru без согласования со Службой внешних связей, к истцу было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, с приказом истец ознакомлен 12.01.2017 г., объяснения представил 11.01.2017 г.
Из докладной записки юрисконсульта Б. от 08.11.2016 следует, что им при просмотре сайта сетевого издания BFM.ru обнаружена публикация интервью с истцом, опубликованная 14.07.2016, в которой истец раскрывает сведения, связанные с осуществлением ГУП «Московский метрополитен» производственной деятельности.
Из ответа и.о. начальника службы внешний связей от 02.12.2016 следует, что интервью от 14.07.2016 г. не было согласовано с указанной службой.
Рассматривая требование истца об оспаривании дисциплинарного взыскания в виде выговора, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска в данной части, поскольку указанное дисциплинарное взыскание наложено с соблюдением положений ст. 193 Трудового кодекса РФ, допущенные истцом нарушение требований п. 4.6 Правил внутреннего трудового распорядка, а именно, без согласования со Службой внешних связей 14.07.2016 г. работником дано интервью по вопросу производственной деятельности метрополитена, обоснованно повлекло наложение на работника дисциплинарного взыскания приказом N *** от 12.01.2017 г.
Ссылка истца на нарушение оспариваемым приказом его конституционного права на передачу и распространение информации обоснованно отклонена судом, поскольку действующие у ответчика Правила внутреннего трудового распорядка, а именно п. 4.6. не ограничивают истца в праве распространения информации, а устанавливают определенный порядок ее распространения, а именно, получение согласования со Службой внешних связей, вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований в части признания незаконным приказа N *** от 12.01.2017 г. сделан правильно, и оснований не согласиться с выводами суда судебная коллегия не усматривает.
Учитывая то, что истцом допущено нарушение трудовых обязанностей, взыскания по приказам N *** от 15.04.2016 г., N *** от 12.01.2017 г. отменены судом не были и не признаны незаконными, допущенное истцом вновь нарушение трудовой дисциплины, позволяло работодателю принять решение о применении в отношении него дисциплинарного взыскания в виде увольнения по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.
Приказом N *** от 06.02.2017 г. за нарушение п. 4.6 Правил внутреннего трудового распорядка и наличие у истца дисциплинарного взыскания, наложенного приказом от 15.04.2016 г. и N *** от 12.01.2017 г., к истцу применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ; основанием в приказе указаны докладная записка от 20.09.2016 г., объяснительная от 17.01.2017 г., протокол от 19.01.2017 г., приказ от 15.04.2016 г. N *** и от 12.01.2017 г. N ***.
Из докладной записки юрисконсульта Б. от 20.09.2016 г. следует, что им при просмотре сайта электронного периодического издания Life обнаружена публикация интервью с истцом, опубликованная 16.09.16 г., в которой истец раскрывает сведения, связанные с осуществлением ГУП «Московский метрополитен» производственной деятельности.
Из ответа заместителя начальника службы внешний связей от 22.09.2016 г. следует, что интервью от 16.09.2016 г. не было согласовано с указанной службой.
Письменные объяснения по вышеуказанным обстоятельствам у Г. были истребованы 16 января 2017 г. (после выхода с больничных листков на работу с 16.09.2016 г. по 09.01.2017 г. л.д. 128), и даны истцом 17.01.2017 г. со ссылкой на то, что п. 4.6. ПВТР он не нарушал.
20.01.2017 г. работодателем на имя президента Конфедерации труда России направлено обращение о предоставлении мотивированного мнения на проект приказа об увольнении истца, являющегося руководителем выборного коллегиального органа профсоюза работников ГУП «Московский метрополитен», с приложением документов, являющихся основанием для увольнения Г.
26.01.2017 г. президент КТР К.В. направил работодателю мотивированное мнение по вопросу увольнения истца, в котором поясняет, что считает решение об издании приказа об увольнении истца неправомерным в связи с тем, что интервью истцом давалось в нерабочее время, предоставление интервью для СМИ является обязанностью истца, как председателя профсоюза; также в письме президент КТР предлагает создать согласительную комиссию в соответствии с нормами ст. 374 ТК РФ.
31.01.2017 г. в ходе консультаций в порядке ст. 372 ТК РФ, на которых присутствовали представители работодателя, истец и представитель Конфедерации труда России Я., ни истец Г., ни представитель КТР не заявляли работодателю о том, что Конфедерация труда России не является вышестоящим выборным профсоюзным органом по отношению к возглавляемому истцом профсоюзу.
При таких обстоятельствах, установив, что на бланках обращений истца к работодателю от 30.09.14 и 27.06.16 Конфедерация труда России указана в качестве вышестоящего органа по отношению к профессиональному союзу работников ГУП «Московский метрополитен», при этом профессиональный союз работников ГУП «Московский метрополитен» указан в качестве вышестоящей организации по отношению к объединенной первичной профсоюзной организации работников ГУП «Московский метрополитен», что не оспаривалось истцом в суде и соответствует его обращению от 27.06.16 г. в котором он просит перечислять членские взносы членов профсоюза работников ГУП «Московский метрополитен» по реквизитам общественного объединения «Конфедерация труда России», суд первой инстанции верно пришел к выводу о том, что у работодателя имелись все основания считать, что Конфедерация труда России является вышестоящим выборным профсоюзным органом по отношению к профсоюзу, руководителем которого являлся истец.
При этом доводы истца о том, что КТР не является вышестоящей профсоюзной организацией по отношению к возглавляемому им профсоюзу, и не сообщившего данную информацию работодателю, тем самым лишившего работодателя возможности соблюсти требования ст. ст. 373, 374 ТК РФ в полном объеме, верно расценены судом как злоупотребление истцом своим правом с целью использования данного обстоятельства при рассмотрении спора в обоснование незаконного увольнения.
Кроме того, в суде апелляционной инстанции Г. пояснил, что 25.09.2014 г. выбран профсоюзный комитет профсоюза работников ГУП «Московский метрополитен» и объединенной первичной профсоюзной организации работников ГУП «Московский метрополитен», председателем которого он избран и по отношению к которому отсутствует вышестоящий орган, поэтому обращением в Конфедерацию труда России по вопросу соблюдения порядка увольнения по ст. 373 ТК РФ и проведения консультации, права истца работодателем нарушены не были.
Разрешая требования Г. в части оспаривания приказа об увольнении, руководствуясь положениями ст. ст. 81, 192 Трудового кодекса РФ, п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17.03.2004 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» о праве работодателя расторгнуть с работником трудовой договор при неоднократном неисполнении им без уважительных причин трудовых обязанностей, учитывая Правила внутреннего трудового распорядка, с которыми он ознакомлен, суд пришел к выводу о наличии оснований для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения, поскольку факт нарушения трудовой дисциплины подтвержден доказательствами, которые соответствуют требованиям допустимости, относимости и достаточности и оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, а обстоятельства изложенные судом могли повлечь применение к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а также порядок и сроки их применения, предусмотренные положениями ст. 193 Трудового кодекса РФ, ответчиком соблюдены.
Оценивая тяжесть допущенного проступка, суд верно исходил из того, что в соответствии со ст. ст. 81, 192 ТК РФ неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей Г. является самостоятельным и достаточным основанием для его увольнения.
При таких обстоятельствах, вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований Г. о восстановления на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда является правильным, поскольку процедура увольнения истца, установленная ст. 193 ТК РФ, ответчиком была соблюдена, приказ *** от 06.02.2017 г. об увольнении истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является законным, со стороны истца имело место неоднократное неисполнение без уважительных причин возложенных на него трудовых обязанностей при наличии не снятых и не отмененных в установленном законом порядке дисциплинарных взысканий, примененное дисциплинарное взыскание в виде увольнения соответствует тяжести совершенного проступка, и доводы апелляционной жалобы выводы изложенные в решении суда не опровергают.
Отказ в удовлетворении требований Г. в части признания действий работодателя дискриминационными основан на положениях ст. 3 Трудового кодекса РФ, учитывая, что под дискриминацией в указанной норме понимается ограничение в трудовых правах и свободах в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника, что в данном случае не установлено.
Соответственно суд первой инстанции правомерно отказал Г. в удовлетворении исковых требований в полном объеме.
Ссылка в апелляционной жалобе на то, что суд не учел характер наложенного взыскания в виде увольнения и обстоятельства его наложения, связанных с профсоюзной деятельностью истца, дискриминации допущенной при увольнении по отношению к истцу, не влекут отмену решения, поскольку поводом к увольнению истца по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ послужило его неоднократное нарушение трудовых обязанностей и п. 4.6 Правил внутреннего трудового распорядка, что было предметом рассмотрения суда и указанный довод жалобы сводится к переоценке доказательств по делу исследованных судом, при этом в силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства во внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Иные доводы жалобы сводятся к иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылался представитель истца в суде первой инстанции в обоснование требований по иску, они являлись предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных сторонами доказательств в их совокупности в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, выводы суда подробно изложены в мотивировочной части решения.
При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Нарушений норм материального и процессуального закона судебной коллегией не установлено, в связи с чем оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
На основании изложенного руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 26 июня 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. — без удовлетворения.

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО