АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 04.12.2017 № 33-45444/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 декабря 2017 г. по делу N 33-45444/17

Судья: Борисов Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Мызниковой Н.В.,
судей Владимировой Н.Ю., Нестеровой Е.Б.,
при секретаре Р.К.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Мызниковой Н.В. гражданское дело по апелляционной жалобе Р.В. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2017 года, которым постановлено:
исковые требования Р.В. к ПАО «Мосэнерго» об обязании производить доплату к ежемесячному пособию по уходу за ребенком, взыскании задолженности по доплате к ежемесячному пособию по уходу за ребенком, компенсации морального вреда — оставить без удовлетворения,

установила:

Р.В. обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК РФ, к ПАО «Мосэнерго», в котором просил обязать ответчика выплачивать в его пользу доплату к ежемесячному пособию по уходу за ребенком до достижения им одного года в размере 70% среднего заработка, но не более одного оклада; взыскать с ответчика в свою пользу задолженность по доплате к ежемесячному пособию по уходу за ребенком в размере 217 224 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., мотивируя заявленные требования тем, что с 13.07.2012 г. осуществляет трудовую деятельность в организации ответчика в должности ведущего инженера-конструктора в Управлении технологии/служба стандартов/конструкторская группа ТЭЦ-12 — филиала ПАО «Мосэнерго», 06.10.2016 г. ему предоставлен отпуск по уходу за ребенком-***, *** года рождения, до достижения им возраста трех лет, при этом работодатель нарушает трудовые права истца, необоснованно не выплачивая доплату к ежемесячному пособию по уходу за ребенком до достижения им одного года, предусмотренную п. 8.10 Положения о системе оплаты труда работников ПАО «Мосэнерго» со ссылкой на то, что указанным локальным нормативным актом предусмотрено право на доплату к пособию по уходу за ребенком исключительно для женщин-работниц. Действия ответчика полагает дискриминационными, нарушающими трудовые права и, причиняющими моральный вред.
Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддержал; представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признала.
Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного просит истец Р.В. по доводам апелляционной жалобы.
Истец Р.В., извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд апелляционной инстанции не явился, воспользовался правом, предусмотренным ст. 48 ГПК Российской Федерации на ведение в суде дела через представителя В., в связи с чем, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца — В., поддержавшего доводы жалобы, возражения представителя ответчика — Лаврись Н.А., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением нового решения о частичном удовлетворении исковых требований по следующим основаниям:
В соответствии со статьей 330 ГПК Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 «О судебном решении» от 19.12.2003 г., решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Указанным требованиям решение суда не соответствует.
Судом установлено, что Р.В. с 13.07.2012 г. осуществляет трудовую деятельность в организации ответчика в должности в должности ведущего инженера-конструктора в Управлении технологии/служба стандартов/конструкторская группа ТЭЦ-12 — филиала ПАО «Мосэнерго» на условиях соответствующего трудового договора от 13.07.2012 г. N *** с должностным окладом в размере *** руб. в месяц.
Приказами работодателя от 06.10.2016 г. N ***, N *** Р.В. предоставлен отпуск по уходу за ребенком до трех лет с 10.10.2016 г. по 05.09.2019 г.
Судом также установлено, что у ответчика разработано и действует Положение об оплате труда работников ПАО «Мосэнерго».
Согласно п. 8.10 указанного Положения, Общество ежемесячно производит доплату Работнице к пособию по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года сверх законодательно установленной максимальной величины пособия в размере до 70% среднего заработка, но не более одного должностного оклада.
Как следует из материалов дела, ввиду того, что истец не относится к категории женщин-работниц, доплата к ежемесячному пособию по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года, предусмотренная вышеуказанным локальным нормативным актом работодателя, ему не была выплачена, что со стороны ответчика не оспаривалось.
Суд, разрешая требования Р.В. о признании права на получение доплаты к ежемесячному пособию по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года, проанализировав Положение об оплате труда работников ПАО «Мосэнерго», предусматривающее дополнительные гарантии для своих работников, не предусмотренные действующим законодательством, и дав оценку представленным доказательствам, отказал в их удовлетворении, указав, что данные обязательства ПАО «Мосэнерго» приняты добровольно и условия их предоставления находятся исключительно в ведении ответчика; принятие или непринятие ПАО «Мосэнерго» дополнительных обязательств определяется и зависит исключительно от воли Общества.
В этой связи, установив, что истец не относится к категории, предусмотренной локальным нормативным актом ответчика (категории женщин-работниц), суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска Р.В. о взыскании доплаты к ежемесячному пособию по уходу за ребенком, и как следствие, компенсации морального вреда.
Между тем, с данными выводами суда согласиться нельзя исходя из следующего:
В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.
Согласно ч. ч. 2, 3 ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.
В силу ч. 3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.
В соответствии с положениями ст. 3 ТК РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.
Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.
Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.
Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.
Запрет на дискриминацию в сфере трудовых отношений основывается на Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте от 16.12.1966 года «Об экономических, социальных и культурных правах», а также Конвенции МОТ N 111 «Относительно дискриминации в области труда и занятий» от 25.06.1958 г.
В пункте 1 ст. 1 Конвенции дано определение понятия «дискриминация в сфере труда» — это всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного или социального происхождения, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий; а также всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей в области труда и занятий, определяемое соответствующим государством по результатам консультации с представительными организациями предпринимателей и трудящихся, где таковые существуют, и с другими соответствующими органами.
Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком, согласно положениям ст. 13 Федерального закона от 19.05.1995 г. N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», имеют матери либо отцы, другие родственники, опекуны, фактически осуществляющие уход за ребенком, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.
Правоотношения в системе обязательного социального страхования в связи с материнством регулирует Федеральный закон от 29.12.2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».
В связи с материнством лица, работающие по трудовым договорам, согласно п. 1 ч. 1 ст. 2 Закона N 255-ФЗ, подлежат обязательному социальному страхованию.
Страхователями по обязательному социальному страхованию в связи с материнством являются лица, производящие выплаты физическим лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию в связи с материнством в соответствии с Законом N 255-ФЗ, в том числе в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 2.1 Закона N 255-ФЗ организации — юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В соответствии со ст. 8 Трудового кодекса РФ работодатели, за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.
Исходя из условий трудового договора, заключенного между сторонами, работник имеет право на льготы и компенсации, определенные действующим законодательством РФ, Коллективным договором общества; работодатель обязан предоставлять льготы, гарантии и компенсации, определенные действующим законодательством РФ и Коллективным договором Общества, исполнять иные обязательства, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, Коллективным договором Общества и иными локальными нормативными актами; работник имеет право на иные выплаты и (или) льготы, предоставляемые работодателем на основании локальных нормативных актов Общества (п. п. 2.1, 3.2, 4.2 трудового договора).
В соответствии с правовой позицией стороны ответчика, основанием для невыплаты Р.А. доплаты к ежемесячному пособию по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года явилось его несоответствие той категории работников, которая предусмотрена п. 8.10 Положения об оплате труда работников ПАО «Мосэнерго», а именно: категории женщин-работниц, других оснований для невыплаты спорной доплаты не имелось.
При таких обстоятельствах, учитывая вышеуказанные положения Конвенции МОТ N 111 «Относительно дискриминации в области труда и занятий» 1958 г., ст. ст. 3, 8 ТК РФ, Федерального закона от 19.05.1995 г. N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», Федерального закона от 29.12.2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», из которых следует, что истец Р.В., являющийся отцом несовершеннолетнего ***, *** года рождения, включен законодателем в круг лиц, имеющих право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком, судебная коллегия полагает, что п. 8.10 Положения об оплате труда работников ПАО «Мосэнерго», в части определения категории работников, имеющих право на получение ежемесячной доплаты к пособию по уходу за ребенком, до достижения им возраста одного года, сверх законодательно установленной максимальной величины пособия, как женщин-работниц, в качестве единственного определяющего критерия для невыплаты данной доплаты, носит дискриминационный характер и в указанной части применению не подлежит.
С учетом вышеизложенных обстоятельств, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца суммы образовавшейся задолженности по выплате доплаты к пособию по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года сверх законодательно установленной максимальной величины пособия в размере до 70% среднего заработка, но не более одного должностного оклада за период с 10.10.2016 г. по 05.09.2017 г. в размере 175 828 руб. 06 коп., соглашаясь с расчетом ответчика (л.д. 106), подтвержденным соответствующими документами и произведенным с учетом положений ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», а также Положения об оплате труда работников ПАО «Мосэнерго». Оснований не согласиться с данным расчетом судебная коллегия не усматривает.
Расчет, представленный стороной истца, судебная коллегия не принимает, поскольку в нем взят в основу доход истца за три года, без учета нерабочих дней, что не соответствует положениям ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», а также учтены полученные истцом суммы пособия по уходу за ребенком в размере 40% от среднего заработка.
В соответствии с положениями ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.
В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Поскольку при рассмотрении дела нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда, размер которой, учитывая фактические обстоятельства дела, степень допущенных нарушений прав истца, требования разумности и справедливости, определяет в 5 000 руб., полагая заявленную истцом ко взысканию сумму данной компенсации несоразмерной последствиям неправомерных действий ответчика и явно завышенной.
В соответствии со ст. 103 ГПК Российской Федерации, ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика с общей суммы удовлетворенных исковых требований материального характера и с удовлетворенных требований неимущественного характера подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета г. Москвы в сумме 5 016 руб. 56 коп.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2017 года отменить, принять по делу новое решение:
Исковые требования Р.В. удовлетворить частично.
Взыскать с ПАО «Мосэнерго» в пользу Р.В. задолженность по доплате к ежемесячному пособию по уходу за ребенком в размере 175 828 руб. 06 коп., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.
В удовлетворении исковых требований Р.В. в остальной части отказать.
Взыскать с ПАО «Мосэнерго» государственную пошлину в доход бюджета г. Москвы в размере 5 016 руб. 56 коп.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО