АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 06.02.2018 № 33-4574/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 февраля 2018 г. N 33-4574/2018

Судья: Карпова А.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Бельченко И.В.
и судей Рачиной К.А., Климовой С.В.,
при секретаре У.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Бельченко И.В.
гражданское дело по апелляционной жалобе и дополнениям к апелляционной жалобе Б.
на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2017 года, которым постановлено:
«В удовлетворении исковых требований Б. к ООО «Юнипер Нефтегаз» о взыскании недоначисленной заработной платы, компенсации расходов на питание с учетом индексации, а также премий, взносов в систему негосударственного пенсионного обеспечения, единовременного взноса в систему негосударственного пенсионного обеспечения при сокращении сотрудника, отказать»,

установила:

Б. обратился в суд с иском к ООО «Юнипер Нефтегаз», просил взыскать с ответчика в свою пользу за период с 01.01.2015 г. по 20.09.2016 г. задолженность по заработной плате в размере 1517600 руб., компенсацию расходов на питание в размере 16209 руб., премии за 2015 г. в размере 129413 руб., за 2016 г. — в размере 366802 руб., а также взносы в систему негосударственного пенсионного обеспечения за период с 01.01.2011 г. по 31.09.2014 г. в размере 1367397 руб., единовременного взноса в систему негосударственного пенсионного обеспечения при сокращении сотрудника в размере 136739 руб. 70 коп., — в обоснование заявленных исковых требований ссылаясь на то, что ответчиком не производилась индексация причитающихся работнику денежных средств — заработной платы, расходов на питание, премий, кроме того, работодателем не выполнены обязательства по заключению договора негосударственного пенсионного обеспечения с НПФ «Газфонд», взносы по данному виду обеспечения в отношении истца не перечислены, чем ему причинены убытки.
В судебном заседании Б. и его представитель исковые требования поддержали, представитель ООО «Юнипер Нефтегаз» исковые требования не признал, заявив о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд, предусмотренного положениями ст. 392 ТК РФ.
Судом постановлено указанное выше решение, которое по доводам апелляционной жалобы и дополнений к ней просит отменить Б.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав Б., обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, не находит оснований для отмены постановленного судом решения.
В соответствии со ст. 129 ТК РФ, заработная плата (оплата труда работника) — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).
В соответствии с положениями ст. 134 ТК РФ обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы включает индексацию заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги. Государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения производят индексацию заработной платы в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, другие работодатели — в порядке, установленном коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.
Как установлено судом и следует из материалов дела, стороны состояли в трудовых отношениях, Б. с 01.01.2011 г. замещал у ответчика должность руководителя комплексной исследовательской группы на условиях трудового договора от 20.12.2010 г. N *** и дополнительных соглашений к нему, в соответствии с которыми за выполнение должностных обязанностей ему был установлен должностной оклад в размере 447920 руб. в месяц до удержания налогов, условиями данного трудового договора и дополнительных соглашений к нему обязанность работодателя по индексации заработной платы не предусмотрена.
Также в соответствии с п. 5.13 заключенного между сторонами трудового договора работодатель компенсирует работнику расходы на питание в размере, установленном локальным нормативным актом.
Пунктом 5.6., 5.14., 5.15. трудового договора, в редакции дополнительных соглашений предусмотрено, что работодатель вправе осуществлять премирование работника в соответствии с установленными локальными нормативными актами работодателя (Правилами внутреннего трудового распорядка, Положением о программе премирования работников); работник имеет право на получение дополнительной премии (переменная часть годовой премии), размер которой определяется по окончании каждого финансового года, исходя из оценки работодателем степени достижения работодателем и работником корпоративных годовых целей и индивидуальных годовых целей соответственно; ежегодно, начиная с 14.09.2013 г. в декабре текущего года по итогам года работнику выплачивается фиксированный бонус в размере 18% от годового оклада работника, рассчитанного согласно Положению о программе премирования работников.
Также из материалов дела следует, что до 28.03.2014 г., то есть до начала осуществления истцом трудовой деятельности и заключения с ним трудового договора, у ответчика действовали Правила внутреннего трудового распорядка, которыми действительно была предусмотрена индексация должностного оклада и расходов на питание работников в соответствии с ростом уровня потребительских цен, однако, приказом N *** от 28.03.2014 г. была утверждена новая редакция Правил внутреннего трудового распорядка, в которых возможность индексации данных выплат не предусмотрена, а кроме того, указано на то, что премии работникам подлежат выплате на основании решения генерального директора за выполнение отдельных работ, имеющих важное для работодателя значение, премирование производится с учетом реального вклада каждого работника при выполнении конкретной работы; выплаты премий производятся на основании приказов работодателя.
При изложенных обстоятельствах, отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания задолженности по заработной плате, компенсации за питание, суд первой инстанции обоснованно указал, что ответчик не относится к организациям, финансируемым за счет средств бюджета, трудовым договором и условиями дополнительных соглашений к нему обязанность работодателя по индексации заработной платы истца и расходов на питание не установлена, как не была она установлена и в локальных актах работодателя на дату начала осуществления истцом трудовой деятельности у ответчика, в связи с чем у ответчика не имелось обязанности по индексации данных выплат и, как следствие, не имеется оснований для взыскания задолженности по ним, образовавшейся, как указал истец, в связи с не проведением данной индексации. Также суд правомерно указал, что премии истцу были выплачены в соответствии с условиями заключенного между сторонами трудового договора в размерах 950400 руб. и 666152 руб. 50 коп., размер данных выплат и сама их выплата зависят от ряда факторов, которые работодателем были учтены, при этом, премирование является правом, а не обязанностью работодателя и не нарушает гарантированных прав работника на вознаграждение за труд в соответствии с положениями ст. 129 ТК РФ, кроме того, задолженность по выплате указанных премий также обосновывалась истцом не проведением работодателем индексации его заработной платы, что судом, как указано выше, было признано необоснованным.
Также судом было установлено, что в соответствии с разделом 10 трудового договора дополнительные виды предоставляемых работодателем привилегий регулируются в Приложении N 2 к трудовому договору.
В соответствии с Приложением N 2 к трудовому договору работодатель принял на себя обязательство предложить работнику схемы дополнительного добровольного пенсионного обеспечения и страхования от несчастных случаев. Указанные схемы, в том числе схемы дополнительного пенсионного обеспечения работника должны быть согласованы и утверждены соответствующим дополнительным соглашением к договору.
Поскольку, соответствующего дополнительного соглашения к трудовому договору с истцом, в котором сторонами были бы зафиксированы какие-либо обязательства работодателя по соблюдению конкретных и определенных условий дополнительного пенсионного обеспечения работника, между сторонами согласовано и подписано не было, а в соответствии с Положением о негосударственном пенсионном обеспечении работников, утвержденном приказом ответчика N *** от 29.04.2014 г., каких-либо отчислений на паритетных условиях на индивидуальные пенсионные счета работников не осуществлялось ни работодателем, ни работниками вплоть до августа 2014 г., при этом, согласно п. п. 4.3. и 4.5. указанного Положения его участником мог быть признан лишь работник, который проработал у ответчика не менее одного года на момент утверждения указанного Положения, тогда как истец был принят на работу с 01.01.2011 г., — суд первой инстанции также обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований и в части взыскания с ответчика в пользу истца ежемесячного и единовременного взносов в систему негосударственного пенсионного обеспечения. Кроме того, суд также обоснованно учел, что на момент увольнения истца п. 7.1. указанного Положения, утвержденного приказом от 25.11.2011 г., предусматривавшей возможность и условия выплаты единовременного взноса, не действовал, поскольку приказом N 13 от 29.04.2014 г. было утверждено новое Положение о негосударственном пенсионном обеспечении, в котором указанное условие отсутствовало.
Также суд правомерно исходил из того, что со стороны истца по большей части требований пропущен срок, предусмотренный положениями ст. 392 ТК РФ, поскольку спор возник в отношении не начисленных денежных сумм, исковые требования о взыскании денежных средств за период с 01.01.2015 г. по 20.09.2016 г. были заявлены в суд только 08.11.2016 г., уважительных причин пропуска данного срока не имелось.
Судебная коллегия, учитывая, что выводы суда подтверждены представленными по делу доказательствами, основаны на их надлежащей оценке и на правильном применении норм материального права, соглашается с ними и не находит оснований для отмены решения суда.
Также несостоятельны ссылки со стороны истца на Определение Конституционного Суда РФ N 913-О-О от 17.06.2010 г., поскольку в соответствии с данным Определением ООО «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия» было отказано в принятии жалобы на нарушение прав положениями ст. 134 ТК РФ, при этом Конституционным Судом РФ было указано, что индексация заработной платы направлена на обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы, ее покупательной способности и по своей правовой природе представляет собой государственную гарантию по оплате труда работников, то есть размер заработной платы по своему реальному содержанию должен обеспечивать покупательную способности и являться основой средств существования работника. В данном случае, установленный истцу размер должностного оклада — 447920 руб., даже без учета выплаченных ему премий в размере 950400 руб. и 666152 руб. 50 коп., — многократно превышал как установленный размер прожиточного минимума (7161 руб. — на 2015 г., 11160 руб. — на душу трудоспособного населения на 3 квартал 2017 г.), так и минимальный размер заработной платы, установленный в г. Москве в соответствии с Московскими трехсторонними соглашениями между Правительством г. Москвы, московскими объединениями профсоюзов и московскими объединениями работодателей (на 01.01.2015 г. — 14500 руб., на 01.10.2016 г. — 17561 руб.).
Несостоятельны ссылки со стороны истца и на то, что согласно п. 9.1. Положения об оплате труда работников ответчика предусмотрена соответствующая индексация заработной платы и расходов на питание, поскольку представленная со стороны истца копия данного Положения (л.д. 306 — 308) не содержит всех необходимых реквизитов, свидетельствующих о ее принятии работодателем, не заверена, напротив, как указывалось выше, 28.03.2014 г. ответчиком были утверждены Правила внутреннего трудового распорядка, из условия которых были исключении положения об индексации заработной платы и расходов на питание работников, в материалы дела представлены копия приказа ответчика N *** от 28.03.2014 г. об утверждении новой редакции Положения об оплате труда работников и лист ознакомления к нему, согласно новое редакции данного Положения размеры должностных окладов работников могут быть ежегодно пересмотрены или проиндексированы в случае принятия такого решения на общем собрании участников работодателя (том 1 л.д. 349 — 354).
Ссылки со стороны истца на фальсификацию со стороны ответчика представленных актов об отказе от ознакомления с изменениями в Положение об оплате труда, также не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку сами по себе указанные обстоятельства не влияют на существо выводов суда первой инстанции и не могут являться основанием для удовлетворения заявленных исковых требований, исходя из заявленных предмета и оснований иска, а также приведенных выше обстоятельств.
Доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней о том, что положения ст. 392 ТК РФ не подлежат применению в связи с тем, что истцом оспаривается увольнение в судебном порядке, несостоятельны, поскольку в соответствии с разъяснениями, данными в п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2, длящийся характер правоотношений по выплате заработной платы работнику определяется в случае, когда трудовые отношения с работником не прекращены и заработная плата ему начислена, тогда как в данном случае, как указывалось выше, исковые требования заявлены в отношении не начисленных денежных сумм, соответственно, о нарушении своих прав истец должен был узнавать ежемесячно в дни, установленные для выплаты заработной платы. Кроме того, судебная коллегия также обращает внимание и на то, что спорные правоотношения возникли в период, когда действовала предшествующая редакция ст. 392 ТК РФ, предусматривавшая, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
Доводы истца о том, что в протоколе судебного заседания от 01.02.2017 г. (том 1 л.д. 331 — 332) отсутствует подпись судьи, также не могут служить основанием для отмены решения суда в соответствии с ч. 6 ст. 330 ГПК РФ, так как 01.02.2017 г. дело по существу разрешено не было, объяснения сторон были заслушаны судом при разрешении по существу иска в судебном заседании 08.02.2017 г. (том 1 л.д. 379 — 383), при этом в материалах дела также имеется протокол идентичный по содержанию протоколу судебного заседания, расположенному в томе 1 на л.д. 331 — 332, подписанный как судьей, так и секретарем судебного заседания (том 1 л.д. 377 — 378), что дает основание предполагать о наличии технической ошибки при оформлении материалов гражданского дела.
Ссылки со стороны истца на допущенные со стороны суда нарушения норм процессуального права: задержки в изготовлении протоколов судебного заседания, в выдаче копий решения и т.п., также не могут служить основанием для отмены решения суда в соответствии с положениями ст. 330 ГПК РФ, на существо выводов суда указанные обстоятельства не повлияли.
Иные доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней направлены на переоценку выводов суда и исследованных судом доказательств, что не является основанием для отмены решения.
Судом все обстоятельства по делу проверены и установлены с достаточной полнотой, выводы суда соответствуют собранным по делу доказательствами и требованиям закона, оснований для отмены решения суда не установлено.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 08 февраля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к апелляционной жалобе Б. — без удовлетворения.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО