Апелляционное определение Московского городского суда от 16.03.2017 по делу N 33-9160/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 марта 2017 г. по делу N 33-9160/2017

судья суда первой инстанции: Мусимович М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Дегтеревой О.В. и судей Пильгановой В.М., Лобовой Л.В., с участием прокурора Лазаревой Е.И., при секретаре С., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Ч.С.Ю. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 02 июня 2016 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований Ч.С.Ю. к ЗАО «Гедеон Рихтер» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежных средств, заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда — отказать в полном объеме,

установила:

Истец Ч.С.Ю. обратился в Замоскворецкий районный суд г. Москвы с иском к ответчику ЗАО «Гедеон Рихтер» о признании увольнения по сокращению численности (штата) работников незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 50000 руб.
Требования мотивированы тем, что на основании трудового договора N 00./11 от 16 ноября 2011 года он работал в представительстве ЗАО «Гедеон Рихтер» (Венгрия) представителем Группы медицинских представителей по Центральному региону — Восток с окладом 40000 руб. в месяц. В дальнейшем на основании дополнительных соглашений к трудовому договору должностной оклад изменялся, с 01 января 2014 года его должностной оклад составлял 57000 руб. в месяц. Приказом N 00./к от 23 октября 2014 года он переведен на должность медицинского представителя Группы медицинских представителей по Центральному региону Департамента полевых сил. Приказом Директора Компании об организационно-штатных мероприятиях 01/15/ОРГ от 00 января 2015 года должность медицинского представителя Группы медицинских представителей по Центральному региону Департамента полевых сил с 18 марта 2015 года сокращена. 14 января 2015 года он был уведомлен ответчиком о сокращении занимаемой должности и предстоящем расторжении трудового договора и высказал свое согласие на расторжение трудового договора до истечения срока указанного в уведомлении с правом на получение соответствующей денежной компенсации. Приказом N 00/к от 14 января 2015 года действие его трудового договора прекращено, он уволен 16 января 2015 года в связи с сокращением штата работников по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Считал незаконным, полагал, что сокращение имело место только в отношении него лично, поскольку иных сотрудников компании сокращение не затронуло, ответчиком в нарушение ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации не исследовано его преимущественное право на оставление на работе среди медицинских представителей по Центральному региону. Также полагал, что нарушена процедура увольнения, ссылаясь на то, что он не был под роспись ознакомлен с текстом приказа об увольнении. Просил восстановить срок для обращения с иском в суд.
В суде первой инстанции представитель истца Ч.Н.Н. исковые требования Ч.С.Ю. поддержала, представитель ответчика по доверенности У.М.О. исковые требования Ч.С.Ю. не признал по доводам, изложенным в возражениях на иск, просил применить последствия пропуска срока на обращение с иском в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о пропуске которого также указал в возражениях на иск (л.д. 68 — 70).
Суд постановил приведенное выше решение.
В апелляционной жалобе Ч.С.Ю. ставит вопрос об отмене решения и принятии нового решения об удовлетворении исковых требований в полном объеме.
Стороны, извещенные о времени и месте судебного заседания (л.д. 186, 187), в суд апелляционной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили.
Судебная коллегия на основании ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие сторон.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора Лазаревой Е.И., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Ч.С.Ю. на основании трудового договора N 00./11 от 16 ноября 2011 года был принят на работу в ЗАО «Гедеон Рихтер» (Венгрия) представителем Группы медицинских представителей по Центральному региону — Восток с окладом 40000 руб. в месяц.
Дополнительным соглашением от 31 декабря 2013 года к трудовому договору внесены изменения в Трудовой договор истца в части размера должностного оклада, с 01 января 2014 года Ч.С.Ю. установлен должностной оклад истца в размере 57000 руб. в месяц.
Приказом N 00./к от 23 октября 2014 года Ч.С.Ю. переведен на должность медицинского представителя Группы медицинских представителей по Центральному региону Департамента полевых сил.
Приказом Директора Компании об организационно-штатных мероприятиях N 01/15/ОРГ от 12 января 2015 года, должность медицинского представителя Группы медицинских представителей по Центральному региону Департамента полевых сил с 18 марта 2015 года подлежала сокращению (л.д. 74), что не противоречит положениям ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации, в силу которой работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
Увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
Кроме того, в силу ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении работника по указанному основанию, работодатель обязан исследовать имеется ли у данного работника преимущественное право оставления на работе.
——————————————————————
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 2 статьи 180 Трудового кодекса РФ, а не статьи 181.
——————————————————————
На основании приказа N 01/15/ОРГ от 12 января 2015 года Ч.С.Ю. 14 января 2015 года вручено уведомление о сокращении занимаемой должности и предстоящем расторжении трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации при невозможности перевести его на другую постоянную работу, с выплатой выходного пособия, также разъяснено его право расторгнуть трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй ст. 181 Трудового кодекса Российской Федерации, с выплатой ему дополнительной компенсации в размере его среднего заработка, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении (л.д. 23).
Из данного уведомления следует, что Ч.С.Ю. выразил согласие на увольнение 16 января 2015 года в связи с сокращением штата работников до истечения срока указанного в уведомлении с правом на получение соответствующей денежной компенсации.
Приказом N 00/к от 14 января 2015 года действие трудового договора с Ч.С.Ю. прекращено, а он был уволен 16 января 2015 года в связи с сокращением штата работников по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации с выплатой соответствующих денежных компенсаций (за неиспользованный ежегодный очередной оплачиваемый отпуск, выходного пособия в размере месячного среднего заработка, дополнительной компенсации в размере двухмесячного среднего заработка). В соответствии с требованиями ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации с данным приказом истец был ознакомлен под роспись в день увольнения, то есть 16 января 2015 года (л.д. 83), в этот же день ему была выдана трудовая книжка (л.д. 113 об., 114).
Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе Ч.С.Ю. в удовлетворении заявленных требований, поскольку у ответчика имелись основания для его увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком был соблюден установленный законом порядок увольнения по данному основанию, так как факт сокращения штата и занимаемой истцом должности подтверждается представленными в суд приказами и штатными расписаниями, о расторжении трудового договора в связи с сокращением штата истец был уведомлен в установленные законом сроки; при этом суд обоснованно исходил из того, что при наличии согласия Ч.С.Ю. на увольнение до истечения срока предупреждения об увольнении у ответчика отсутствовала обязанность анализировать преимущественное право на оставление истца на работе.
Кроме того, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из пропуска истцом срока на обращение в суд по спору об увольнении, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, указав на то, что с настоящим иском Ч.С.Ю. обратился 17 ноября 2015 года, то есть за пределами месячного срока со дня получения трудовой книжки.
При пропуске по уважительным причинам названных срока он может быть восстановлен судом (часть 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации).
Разрешая заявление Ч.С.Ю. о восстановлении срока на обращение в суд, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание довод истца об уважительности причин пропуска срока на обращение с иском в суд, связанный с осуществлением ухода за тяжелобольным отцом, года рождения, поскольку наличие у отца тяжелого заболевания, в силу которого он нуждался в постоянном уходе, медицинскими документами, представленными истцом, не подтверждены.
Вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для восстановления процессуального срока, согласуется с позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».
Довод апелляционной жалобы Ч.С.Ю. о том, что он соглашался не на сокращение, а на увольнение без соблюдения условия о 2-месячном сроке, основан на неправильном толковании трудового законодательства Российской Федерации. Судебная коллегия отмечает, что при наличии письменного согласия работника на досрочное расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, до истечения срока, предусмотренного ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, законодатель возлагает на работодателя только обязанность по выплате работнику дополнительной компенсации в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнения, и не обязывает работодателя предлагать вакантные должности, исследовать преимущественное право оставления на работе, в связи с чем ссылка истца в апелляционной жалобе на то, что вопрос о преимущественном праве оставления на работе работодатель не рассматривал, чем нарушил его право на оставление на работе, не влечет отмену решения, поскольку не опровергает выводы суда о соблюдении ответчиком процедуры увольнения.
Довод истца о фиктивном характере сокращения приводился в суде первой инстанции в обоснование исковых требований, был предметом исследования суда первой инстанции и не нашел своего подтверждения. Из материалов дела усматривается, что мероприятия по сокращению штата проводились работодателем с октября 2014 года, о чем свидетельствуют представленные ответчиком сведения о высвобождаемых работниках, приказы, связанные с увольнением работников, штатное расписание.
В апелляционной жалобе истец выражает свое несогласие с решением суда и указывает на то, что судом неправомерно применены к требованиям истца последствия пропуска срока, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, при этом ссылается на то, что в период с 27 октября 2014 года по 07 ноября 2014 года он находился в ежегодном оплачиваемом отпуске, а с 10 ноября 2014 года по 31 декабря 2014 года был нетрудоспособен и вышел на работу лишь 14 января 2015 года, данные доводы судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку указанные события имели место до увольнения истца с работы.
Довод истца о том, что ему только в ноябре 2015 года стало известно об увеличении количества штатных единиц медицинских представителей Группы медицинских представителей по Центральному региону Департамента полевых сил, после чего об обратился в суд, также является несостоятельным, основанном на неправильном толковании норм материального права. В силу части 2 ст. 14 Трудового кодекса Российской Федерации течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений, а с учетом положений ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации по спорам об увольнении со дня выдачи работнику трудовой книжки или копии приказа об увольнении. В данном случае, как правильно определил суд первой инстанции, течение срока началось 17 января 2015 года, соответственно месячный срок на обращение с иском в суд истек 16 февраля 2015 года.
Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.
Доводы апелляционной жалобы Ч.С.Ю. сводятся к переоценке имеющихся в материалах дела доказательств. Между тем суд оценил собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и положил их в основу решения.
Таким образом, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 02 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ч.С.Ю. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.