Апелляционное определение Московского городского суда от 16.05.2018 N 33-18424/2018

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 мая 2018 г. по делу N 33-18424/2018

Судья: Наделяева Е.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Бельченко И.В.
и судей Дегтеревой О.В., Рачиной К.А.,
с участием прокурора Храмовой О.П.,
при секретаре В.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В. дело по апелляционным жалобам Б.Ю., ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 18 июля 2017 года, которым постановлено:
Исковые требования Б.Ю. к ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда удовлетворить частично.
Признать незаконным приказ N 164-л от 23.01.2017 г. о прекращении трудового договора с Б.Ю.
Восстановить Б.Ю. на работе в ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России в должности врача-патологоанатома патологоанатомического отделения.
Взыскать с ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России в пользу Б.Ю. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 451 071,25 руб., компенсацию морального вреда в размере 3 000 руб., всего 454 071,25 руб. (четыреста пятьдесят четыре тысячи семьдесят один рубль 25 коп.).
Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.
В удовлетворении остальной части иска отказать.
Взыскать с ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России в доход бюджета г. Москвы государственную пошлину в размере 8 010,71 руб. (восемь тысяч десять рублей 71 коп.).

установила:

Истец Б.Ю. обратилась в суд с иском к ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что с **.**.**** г. между сторонами был заключен трудовой договор N *** от **.**.**** г., по которому истец принята на должность **** патологоанатомического отделения по основному месту работы. **.**.**** г. с истцом заключен срочный трудовой договор N ***, согласно которого последняя принята на должность **** по совместительству на 0,5 ставки, на срок с **.**.**** г. по **.**.**** г. Срочный трудовой договор N *** от **.**.**** г. был расторгнут **.**.**** г., однако процедура увольнения была нарушена. **.**.**** г. был расторгнут трудовой договор N *** от **.**.**** г. в соответствии с частью 1 ст. 71 ТК РФ, поскольку была нарушена процедура увольнения, не представлены доказательства несоответствия работника занимаемой должности. Из результата скринингового ультразвукового исследования следует, что у Б.Н. установлена ***, истец с учетом уточнений иска в порядке ст. 39 ГПК РФ, просила суд признать незаконным увольнение по основному месту работы и отменить приказ об увольнении N *** от **.**.**** г., трудовой договор по основному месту работы не является договором с испытанием; признать незаконным увольнение с работы по внутреннему совместительству и отменить приказ об увольнении N *** от **.**.**** г., трудовой договор N *** по внутреннему совместительству считать бессрочным, взыскать компенсацию морального вреда в размере *** руб.
В судебное заседание истец Б.Ю. явилась, на удовлетворении иска настаивала по доводам изложенным в исковом заявлении с учетом уточнений исковых требований.
Представитель ответчика ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России Ч. в суде против удовлетворения иска возражала.
Суд постановил приведенное выше решение об отмене которого в части отказа в иске просит Б.Ю., и в части удовлетворенных требований ставит вопрос об отмене решения ФГБУ «Государственный научный центр РФ Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И. Бурназяна» ФМБА России.
На заседание судебной коллегии Б.Ю., будучи надлежащим образом извещенной о месте и времени рассмотрения дела в апелляционном порядке, дважды не явилась, о наличии уважительных причин своей неявки не сообщила, в связи с чем дело в апелляционном порядке было рассмотрено в отсутствие истца.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителя ответчика Ч., заключение прокурора Храмовой О.П., полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционных жалоб, изученным материалам дела, не имеется.
Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что **.**.**** г. между ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации — Федеральный медицинский центр имени А.И. Бурназяна» и Б.Ю. был заключен трудовой договор N ***, согласно которого работник обязуется лично выполнять обязанности по профессии (должности) *** в патологоанатомическом отделении, с установлением по пункту 2.3 трудового договора срок испытания 3 месяца.
**.**.**** г. ФГБУ «Государственный научный центр Российской Федерации — Федеральный медицинский центр имени А.И. Бурназяна» и Б.Ю. заключен трудовой договор N **, согласно которого работник обязуется лично выполнять обязанности по профессии (должности) *** 0,5 ставки в патологоанатомическом отделении.
Пунктом 2.1 предусмотрено, что трудовой договор заключается в порядке срочного трудового договора, ч. 2 ст. 59 ТК РФ, предусмотрено начало работы **.**.**** г., окончание работы **.**.**** г., трудовой договор является договором по внутреннему совместительству (п. 2.2.).
Из уведомления от **.**.**** г. о расторжении трудового договора в связи с неудовлетворительными результатами испытания следует, что Б.Ю. уведомляется, что заключенный трудовой договор от **.**.**** г. N ***, в соответствии со ст. 71 ТК РФ будет расторгнут по истечении трех дней с момента получения уведомления в связи с неудовлетворительным результатом испытания ввиду неисполнения (ненадлежащего исполнения) должностных обязанностей, с указанным уведомлением Б.Ю. ознакомлена **.**.**** г.
Приказом N *** от **.**.**** г. прекращено действие трудового договора N *** от **.**.**** г. и истец уволена **.**.**** г. по ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с неудовлетворительным результатом испытания, с приказом ознакомлена **.**.**** г.
Основанием увольнения послужило заключение о результатах испытания от 03.10.2016 г. в отношении Б.Ю.
Уведомление о прекращении срочного трудового договора по внутреннему совместительству **.**.**** г., Б.Ю. направлялось дважды, что подтверждает почтовое отправление.
Приказом от **.**.**** г. N *** прекращено действие трудового договора с истцом с **.**.**** г. по истечению срока трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.
Как следует из материалов дела, в том числе результата скринингового ультразвукового исследования от **.**.**** г., у Б.Н. установлена ***, дата последней менструации **.**.**** г. (** — ** нед.).
Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела, допрошенным судом свидетелем Б.И., показаниям которой суд дал в порядке ст. 67 ГПК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 71 ТК РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание. Решение работодателя работник имеет право обжаловать в суд.
Статьей 77 ТК РФ предусмотрены общие основания расторжения трудового договора, при этом пунктом 4 указанной статьи установлено, что увольнение по ст. 71 ТК РФ относится к увольнению по инициативе работодателя, аналогичное положение предусмотрено п. 14 ст. 81 ТК РФ.
Соответственно, на спорные правоотношения распространяется действие положений ст. 261 ТК РФ.
В соответствии со ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.
Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 года N 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» учитывая, что увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.
Таким образом, материалами дела, в том числе скринингом ультразвукового исследования от **.**.**** г. Медцентра ООО «Альфа Клиник», подтверждается, что на момент увольнения **.**.**** г. Б.Ю. была беременной, а потому не могла быть уволена по инициативе работодателя.
Исходя из указанных выше норм действующего законодательства, установленных по делу обстоятельств, доводы ответчика об отсутствии доказательств беременности Б.Ю. и законности ее увольнения, судебная коллегия находит несостоятельными.
При этом ссылки ответчика на то, что истец, злоупотребляя правом, не представила работодателю сведения о беременности, а только в суде были представлены сведения о беременности истца, суд правильно счел необоснованными, поскольку исходя из буквального толкования положений части 1 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, запрет на увольнение беременных женщин в зависимость от осведомленности работодателя не ставится.
При таком положении несостоятелен довод апелляционной жалобы ответчика о том, что он узнал о беременности истца только после издания приказа об увольнении. Ответчик в данном случае не был лишен возможности добровольно отменить приказ об увольнении, избежав для организации неблагоприятных последствий.
Руководствуясь ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывая п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 года N 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних» где разъяснено, что беременная женщина, трудовой договор с которой расторгнут по инициативе работодателя, подлежит восстановлению на работе независимо от исхода беременности, суд пришел к выводу, что увольнение истца произведено с нарушением норм трудового законодательства и удовлетворил требования о признании приказа об увольнении N *** от **.**.**** г. незаконным, восстановлении на работе.
Установив нарушение трудовых прав истца незаконным увольнением, суд на основании ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации правомерно взыскал в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула, определив ее в размере ***,25 руб.; руководствуясь ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, суд взыскал в пользу истца компенсацию морального вреда в размере *** руб., что соответствует требованиям ст. ст. 237, 394 Трудового кодекса Российской Федерации.
Разрешая требование о признании приказа N *** от **.**.**** г. о прекращении трудового договора по совместительству незаконным, суд первой инстанции учитывая, что трудовой договор с истцом был заключен на определенный срок, верно пришел к выводу о том, что у работодателя имелись основания для заключения с истцом срочного трудового договора и увольнения в связи с истечением срока действия трудового договора.
При разрешении спора суд правильно исходил из положений Трудового кодекса, регулирующего основания и порядок заключения и прекращения срочных трудовых договоров. Статьей 58 ТК РФ предусмотрено, что срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.
Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.
В силу ст. 79 ТК РФ, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.
Трудовой договор, заключенный на время выполнения определенной работы, прекращается по завершении этой работы.
Прекращение трудового договора в связи с истечением срока его действия (пункт 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ) соответствует общеправовому принципу стабильности договора, работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законом случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Либо в связи с наступлением конкретного события с которого связано его окончание.
Суд, тщательно проверив доводы истца, на основании представленных сторонами доказательств, обоснованно не усмотрел оснований для признания трудового договора заключенного с истцом заключенным на неопределенный срок.
Также судом правильно установлено, что увольнение истца произведено в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, порядок увольнения, установленный законом, нарушен работодателем не был, основания для увольнения истца у работодателя имелись, уведомление направлялось истцу дважды ответчиком, в связи с чем заявленные исковые требования о признании приказа об увольнении N *** от **.**.**** г. незаконным, признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок обоснованно отклонены судом.
Доводы истца о нарушении порядка увольнения в связи с истечением срока трудового договора, судебная коллегия находит необоснованными, указанные доводы опровергаются представленными в дело доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку и оснований не согласиться с данной оценкой, не имеется.
Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия учитывает, что в оспариваемом трудовом договоре в соответствии с требованиями ст. 57 Трудового кодекса РФ изложены обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым кодексом РФ, с указанием на период выполнения определенной работы; трудовой договор на изложенных в нем условиях о сроке подписан истцом, доказательств вынужденности его подписания истцом не представлено.
Таким образом, разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал им надлежащую оценку в соответствии с нормами материального права.
Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат фактов, которые не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены обжалуемого решения суда.
Иные доводы апелляционных жалоб сводятся к переоценке имеющихся в материалах дела доказательств. Между тем суд оценил собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 ГПК Российской Федерации и положил их в основу решения.
Таким образом, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК Российской Федерации для отмены решения суда по доводам апелляционных жалоб не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 18 июля 2017 года оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

 

Задать вопрос


Please leave this field empty.



*Для организаций Москвы и МО


Please leave this field empty.Please leave this field empty.Please leave this field empty.