АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 20.12.2018 № 33-54848/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 декабря 2018 г. по делу N 33-54848/2018

Судья Сафьян Е.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Семченко А.В.,
и судей Лобовой Т.Д., Дегтеревой О.В.,
при секретаре В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дегтеревой О.В., гражданское дело по апелляционной жалобе М.Г.Г. на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 22 сентября 2017 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований М.Г.Г. к Прокуратуре Рязанской области о восстановлении срока обращения в суд, признании увольнения незаконным, изменении формулировки основания увольнения, обязании выдать дубликат трудовой книжки, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда — отказать.

установила:

М.Г.Г. обратился суд с иском к Прокуратуре Рязанской области, в котором просил суд восстановить пропущенный по уважительной причине срок для обращения в суд с исковым заявлением о признании увольнения незаконным, обязать выдать дубликат трудовой книжки и изменить формулировку основания увольнения на собственное желание, признать незаконным увольнение из органов прокуратуры, обязать прокуратуру Рязанской области выдать дубликат трудовой книжки, взыскать средний заработок за все время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, ссылаясь в обоснование требований на то, что приказом прокуратуры ** области от 09.12.20** г. N ** был уволен с должности заместителя *** межрайонного прокурора по пункту 1 ст. 40.4, пункту 1 статьи 41.7, подпункту «в» пункта 1 ст. 43 Федерального закона «О прокуратуре РФ», п. 14 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, за нарушение Присяги прокурора и совершение проступков порочащих честь прокурорского работника. Данный приказ истец считает незаконным, поскольку указанные в приказе данные не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, а изложенные в заключении служебной проверки обстоятельства, также не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, выводы сделаны произвольно.
В судебное заседание истец явился, исковые требования поддержал и просил их удовлетворить.
Представители ответчика Прокуратуры Рязанской области в судебное заседание явились, исковые требования не признали и по доводам, изложенным в письменных возражениях, просили применить пропуск срока обращения в суд с иском по ст. 392 ТК РФ.
Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец М.Г.Г. по доводам апелляционной жалобы.
На заседание судебной коллегии истец не явился, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещен судом надлежащим образом, в апелляционной жалобе просил о рассмотрении дела в его отсутствие.
Судебная коллегия, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие истца.
Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав представителей ответчика по доверенности З., Я., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.
Судом установлено, что приказом от 23 июля 20** года N ** М.Г.Г. был принят на службу в органы прокуратуры Рязанской области и назначен на должность помощника прокурора *** района с окладом в размере ** процента должностного оклада первого заместителя Генерального прокурора РФ с 29 июля 20*** года на период отпуска основного работника С.Л.В.
23 июля 20** года между истцом и ответчиком заключен трудовой договор, по условиям которого истец принят на федеральную государственную службу в прокуратуру ** области на государственную должность помощника прокурора *** района.
Приказом от 30.04.20*** г. N ** М.Г.Г. назначен на должность помощника прокурора ** района и между сторонами был заключен трудовой договор от 30.04.20** г. N *.
Приказом от 01.07.20** г. N ** М.Г.Г. переведен на должность прокурора отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры области и между сторонами был заключен трудовой договор от 01.07.20** г. N **, приказом от 28.11.20** г. N ** назначен на должность прокурора отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры области и между истцом и ответчиком заключен трудовой договор от 28.11.20**. N **.
Приказом от 15.07.20** г. N ** М.Г.Г. освобожден от должности прокурора по надзору за исполнением законов в сфере экономики управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры области и назначен с 15 июля 20** года на должность заместителя ** межрайонного прокурора и между истцом и ответчиком было заключено Соглашение от 15 июля 20** года об изменении условий труда.
Пункт 3 Трудового Договора предусматривает, прокурорский работник обязан добросовестно выполнять свои должностные обязанности, не совершать проступков порочащих честь прокурорского работника.
Как следует из материалов дела, 16 ноября 20** года Прокурору ** области поступил рапорт ** межрайонного прокурора Б.Е.П. с приложением материалов проверки по заданию прокуратуры от 28.09.20** г. N **, объяснениями Ц., С., М.Г.Г.
Распоряжением Прокурора области от 16.11.20** г. назначена служебная проверка в отношении заместителя межрайонного прокурора М.Г.Г.
По результатам служебной проверки 09.12.20** г. было составлено заключение, в результате которой установлено, что заместитель ** межрайонного прокурора М.Г.Г. нарушил требования п. 1.5 Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры РФ, утвержденной Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29.12.2011 N 450, п. п. 5.1, 4.16 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 N 45, п. п. 2.1, 2.2, 3 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 01.11.2011 N 373 «О порядке рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора», положения ст. 124 УПК РФ, Инструкцию по составлению статистического отчета «О работе прокурора по рассмотрению заявлений, жалоб и иных обращений» по форме ОЖ, утвержденная Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 15.05.2014 N 264 «Об утверждении и введении в действие статистического отчета «О работе прокурора по рассмотрению заявлений, жалоб и иных обращений по форме ОЖ и инструкции по его составлению». Кроме того, М.Г.Г. проигнорированы требования п. 12 ч. 2 ст. 37 и ч. 8 ст. 151 УПК РФ, п. 1.2 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 05.09.2011 N 277 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия», что повлекло грубое нарушение разумных сроков досудебного производства и, как следствие, прав П.Д.В. на доступ к правосудию. Также в ходе проверки было установлено, что в ходе телефонного разговора, состоявшегося между М.Г.Г. и помощником этого же прокурора Ц.П.Е. 19.10.20**, склонял последнего к не составлению постановления о возбуждении производства по делу об административном правонарушении в отношении должностных лиц ООО «***», генеральным директором которого являлся знакомый М.Г.Г. — Л.М.А., при наличии в действиях должностного лица указанного общества состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ. Кроме этого, 21.10.20** М.Г.Г. в канцелярии С. межрайонной прокуратуры, проявив собственную инициативу, для доставки в территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по Рязанской области в С. районе забрал 4 административных материала, в том числе в отношении главы КФХ М.О.Н. по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ, не убедившись в надлежащем оформлении исходящих документов. В результате действий М.Г.Г. административный материал в отношении главы КФХ М.О.Н. по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ был утрачен. В период проведенной проверки 25.11.20** в служебном кабинете М.Г.Г. были обнаружены материалы проверки, а также 6 обращений граждан о законности действий сотрудников правоохранительных органов и ознакомлении с материалами проверки, рассмотрение которых поручено М.Г.Г. в период с мая по август 20** года. Эти обращения не были им рассмотрены более 3 месяцев, сроки по ним не продлевались, ответы не давались. Более того М.Г.Г. к обращению Д.Е.Н. от 24.08.20** приобщил составленную им справку, содержащую заведомо ложные сведения об ознакомлении заявителя с материалами проверки. Кроме этого указанные обращения не учтены М.Г.Г. как обращения, по которым нарушены сроки рассмотрения, в результате чего им был составлен отчет по форме ОЖ за 1 полугодие 20** года с недостоверными данными. Материал проверки по заявлению П.Д.В. о причинении ему телесных повреждений в С. межрайонную прокуратуру из органов внутренних дел поступил 31.05.20** г., с постановлением о передаче материалов проверки прокурору для определения подследственности. В этот же день изучение материалов проверки межрайонным прокурором поручено М.Г.Г., который поручение прокурора не исполнил, решение об определении подследственности не принял. По результатам проверки принято решение о привлечении к дисциплинарной ответственности М.Г.Г. в виде увольнения из органов прокуратуры.
В ходе проведения проверки от М.Г.Г. было истребовано объяснение, 09.12.20** г. истцу было вручено уведомление об окончании служебной проверки и представлены для ознакомления материалы служебной проверки.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 40 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» (далее также — Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации») служба в органах и учреждениях прокуратуры является федеральной государственной службой. Прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по должности федеральной государственной службы с учетом требований названного Федерального закона. Правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются данным Федеральным законом. Трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных указанным Федеральным законом.
Из содержания пункта 1 статьи 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» следует, что лицо, впервые назначаемое на должность прокурора, принимает Присягу прокурора, в том числе обязуется постоянно совершенствовать свое мастерство, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры. Нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры.
Прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан стремиться в любой ситуации сохранять личное достоинство, быть образцом поведения, добропорядочности и честности во всех сферах общественной жизни, избегать личных и финансовых связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его чести и достоинству, репутации прокуратуры Российской Федерации (пункты 1.3, 1.4 Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации, утвержденного Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 17 марта 2010 г. N 114 (далее — Кодекс этики прокурорского работника).
Взаимоотношения между прокурорскими работниками должны основываться на принципах товарищеского партнерства, взаимоуважения и взаимопомощи, критика недостатков в работе должна быть объективной, взвешенной, принципиальной и с пониманием приниматься тем работником, к которому она обращена, не допускается оказание воздействия на своих коллег в целях принятия желаемого для прокурорского работника или иных лиц противозаконного и (или) необоснованного решения (пункты 3.1 — 3.3 Кодекса этики прокурорского работника).
За неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, руководители органов и организаций прокуратуры имеют право налагать на них дисциплинарные взыскания, в том числе в виде увольнения из органов прокуратуры (пункт 1 статьи 41.7 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
Согласно подпункту «в» пункта 1 статьи 43 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» служба в органах и учреждениях прокуратуры прекращается при увольнении прокурорского работника. Помимо оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, прокурорский работник может быть уволен в связи с выходом в отставку и по инициативе руководителя органа или организации прокуратуры, в частности в случае нарушения Присяги прокурора, а также совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, существование такого основания увольнения прокурорских работников, как нарушение Присяги прокурора, обусловлено спецификой деятельности, которую осуществляют органы и учреждения прокуратуры и которая предопределяет специальный правовой статус ее работников; исходя из этого государство, регулируя порядок прохождения государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры, в том числе основания увольнения с этой службы за виновное поведение, может устанавливать в данной сфере особые правила (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2003 г. N 86-О, от 25 января 2012 г. N 225-О-О, от 22 ноября 2012 г. N 2213-О и др.).
Закрепляя за руководителем право увольнения прокурорского работника, законодатель предусмотрел такой порядок его реализации, который распространяется на всех прокурорских работников. Законность и обоснованность увольнения прокурорского работника за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника, а также за нарушение Присяги прокурора могут быть предметом судебной проверки. Суд при рассмотрении дела обязан выяснить все обстоятельства, в том числе дать оценку проступку прокурорского работника, оценить доказанность совершения сотрудником действий, нарушающих Присягу и порочащих честь сотрудника (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2012 г. N 2213-О, от 17 июля 2012 г. N 1316-О, от 15 сентября 2015 г. N 1829-О).
Приказом прокуратуры ** области от 09.12.20** г. N ** М.Г.Г. освобожден от должности заместителя С. межрайонного прокурора и уволен из органов прокуратуры 09 декабря 20** года по пункту 1 ст. 40.4, пункту 1 статьи 41.7, подпункту «в» пункта 1 ст. 43 Федерального закона «О прокуратуре РФ», п. 14 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, за нарушение Присяги прокурора и совершение проступков порочащих честь прокурорского работника.
С приказом об увольнении истец был ознакомлен 09.12.20** года, трудовая книжка была получена истцом 09.12.20*** г. и подлежащие выплате при увольнении денежные средства, истцом получены своевременно.
Как установлено судом, что процедура увольнения, установленная ст. 193 ТК РФ ответчиком была соблюдена, нарушений трудового законодательства при увольнении М.Г.Г. ответчиком допущено не было, объяснения с истца были истребованы и проведена служебная проверка, порядок и сроки наложения дисциплинарного взыскания ответчиком соблюдены, с приказом об увольнении истец ознакомлен.
Указанные обстоятельства подтверждаются письменными материалами дела, сторонами не оспаривались в суде первой инстанции.
Разрешая требования истца с учетом установленных по делу обстоятельств на основании представленных сторонами доказательств, ст. 56 ГПК РФ об обязанности каждой стороны доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, в том числе объяснений сторон, показаний свидетеля, письменных доказательств в виде материалов служебной проверки, суд, руководствуясь положениями Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», Присяги прокурора, Кодекса этики прокурорского работника, утвержденного Приказом Генерального прокурора РФ от 17.03.2010 N 114, пришел к выводу о том, что у работодателя имелись основания увольнения истца по пп. «в» п. 1 ст. 43 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1, нарушение истцом требований п. п. 1.4, 1.5, 1.6 Кодекса этики прокурорского работника, а также Присяги прокурора, подтверждено совокупностью собранных по делу доказательств, порядок и сроки применения к истцу дисциплинарного взыскания, установленные ст. 41.7 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1, а также положения Приказа Генпрокуратуры России от 18.04.2008 N 70 «О проведении проверок в отношении прокурорских работников органов и организаций прокуратуры Российской Федерации» соблюдены, вывод суда об отказе в иске сделан судом правильно.
Поскольку приказ об увольнении судом не признан не законным и не отменен, правовые основания для изменении формулировки основания увольнения, выдачи дубликата трудовой книжки, взыскании среднего заработка за период время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, у суда не имелось.
Также судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о пропуске истцом установленного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд за защитой нарушенного права по указанным выше требованиям, поскольку с приказом об увольнении М.Г.Г. был ознакомлен 09.12.20** г. и получил трудовую книжку, обратился в суд с иском 13 июля 20** г., то есть по истечении установленного ст. 392 ТК РФ срока, доказательства уважительности причин пропуска срока в суд представлено не было.
Доводы апелляционной жалобы о том, что срок на обращение в суд пропущен по уважительной причине и им заявлено ходатайство о его восстановлении в суде, а также на то, что пропуск срока связан с его обращениями за защитой нарушенных прав в различные организации, не могут повлечь отмену состоявшегося решения, так как обращение с жалобами в различные организации не прерывает течение срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Доводы апелляционной жалобы об отсутствии в его действиях наступлении неблагоприятных последствий и несоразмерности принятого в отношении него решения об увольнении тяжести совершенного им проступка, а также на показания свидетеля допрошенного судом, не влекут отмену решения суда, поскольку не опровергают установленные выше обстоятельства о допущенном истцом нарушении, непосредственно связанном с его профессиональной деятельностью, в связи с чем направлены на переоценку собранных по делу доказательств, аналогичны доводам, изложенным в исковом заявлении, которые были предметом исследования и оценки суда первой инстанции.
Судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 196 ГПК РФ.
Другие доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.
На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Нарушений норм материального и процессуального закона коллегией не установлено, в связи с чем, оснований для отмены решения суда не имеется.
Не усматривая оснований к отмене решения по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ,

определила:

Решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 22 сентября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М.Г.Г. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО