Апелляционное определение Московского городского суда от 20.12.2018 по делу N 33-54249/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: данное апелляционное определение имеет N 33-54249/2018, а не N 33-54249/2017.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 декабря 2018 г. по делу N 33-54249/2017

Судья Беднякова В.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего судьи Владимировой Н.Ю.,
судей Лобовой Л.В., Мызниковой Н.В.
с участием прокурора Левенко С.В.
при секретаре С.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лобовой Л.В. гражданское дело по апелляционной жалобе фио на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2018 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований фио к ГБУК г. Москвы «Московский детский камерный театр кукол» о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда — отказать.

установила:

фио обратился с иском в суд к ответчику ГБУК г. Москвы о восстановлении на работе в должности водителя автомобиля, взыскании заработка за время вынужденного прогула с 07.05.2018 г., компенсации морального вреда в размере сумма.
В обоснование заявленных требований истец указал, что с 12.12.2017 г. состоял с ответчиком в трудовых отношениях на основании трудового договора и приказа о приеме на работу N 208/лс от 12.12.2017 г. в должности водителя автомобиля, приказом от 07.05.2018 г. N 35/лс был уволен на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию). Увольнение полагает незаконным, поскольку намерения увольняться не имел, заявление об увольнении написал под психологическим давлением со стороны работодателя, истцу не была предоставлена двухнедельная отработка.
В судебном заседании истец фио заявленные требования поддержал в полном объеме.
Представители ответчика по доверенности фио в судебное заседание явилась, заявленные требования не признала.
Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого как незаконного, просит истец.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения истца фио, представителя ответчика по доверенности фио, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, исходя из изученных материалов дела, не имеется.
Согласно статье 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
В соответствии со ст. 21 ТК РФ работник имеет право на заключение, изменение и расторжение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.
В силу п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора может быть расторжение трудового договора по инициативе работника (статья 80 настоящего Кодекса).
Согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.
По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.
До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.
По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.
Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 ТК РФ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.
Таким образом, из анализа приведенных выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что работник вправе в любое время расторгнуть трудовой договор с работодателем, предупредив его об этом заблаговременно в письменной форме.
Из материалов дела следует, что на основании трудового договора N 36/2017-Т от 12.12.2017 г., приказа N 208/лс от 12.12.2017 г. истец осуществлял трудовую деятельность в ГБУК г. Москвы «Московский детский камерный театр кукол» в должности водителя автомобиля.
Приказом N 10/км от 23.04.2018 г. фио был направлен в командировку в адрес сроком с 24.04.2018 г. по 01.05.2018 г. (цель командировки — «Большие гастроли»).
Приказом N 35/лс от 07.05.2018 г. трудовой договор с фио расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию).
С приказом об увольнении фио ознакомлен 07.05.2018 г., что подтверждается его подписью. Трудовая книжка была выдана истцу 07.05.2018 г., что подтверждается его подписью в книге учета и движения трудовых книжек и вкладышей к ним.
Разрешая заявленные требования судом установлено, что основанием к увольнению послужило заявление фио от 29.04.2018 г. об увольнении по собственному желанию 07.05.2018 г.; телеграмма истца об увольнении, направленная в адрес работодателя 29.04.2018 г.
В указанный день истец также сдал по акту служебный автомобиль, ключи, свидетельство о регистрации, страховой полис.
Согласно представленным в материалы дела актами, фио отсутствовал на работе в течение всего рабочего дня 29.04.2018 г., 30.04.2018 г., 03.05.2018 г., 04.05.2018 г., от дачи объяснений отказался.
В судебном заседании истец пояснил, что намерения увольняться не имел, заявление об увольнении по собственному желанию не отзывал, так как ждал извинений от директора, которых не последовало.
Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе объяснениям сторон, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе фио в удовлетворении заявленных требований о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, поскольку увольнение истца по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по собственному желанию было произведено ответчиком с соблюдением требований действующего трудового законодательства и на основании поданного истцом заявления об увольнении по собственному желанию, доказательства отсутствия добровольного волеизъявления на подачу заявления об увольнении по собственному желанию, равно как и надлежащие доказательства отзыва заявления об увольнении по собственному желанию до окончания рабочего времени и издания работодателем приказа об увольнении, истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ и п. 22 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, в суд представлены не были.
При этом, суд первой инстанции учел последовательность указанных действий истца, которые свидетельствуют о наличии волеизъявления о прекращении трудовых отношений на добровольной основе.
Доводы истца о том, что он перед увольнением не отрабатывал две недели, судом признаны несостоятельными, поскольку в своем заявлении об увольнении истец выразил желание расторгнуть трудовой договор до истечения двухнедельного срока, против чего работодатель не возражал, что не противоречит положениям ст. 80 ТК РФ.
Доводы истца о том, что заявление об увольнении было завизировано работодателем в воскресенье — 29.04.2018 г., также не свидетельствует о неправомерности действий работодателя, поскольку в указанный период МДКТК находился на гастролях, заявление истцом подано также 29.04.2018 г. Приказ об увольнении истца был издан после возвращения с гастролей — 07.05.2018 г.
Поскольку судом не установлено оснований для признания увольнения незаконным, восстановлении на работе, оснований для взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, не имелось.
Отказывая в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в порядке ст. 237 Трудового кодекса РФ, суд правильно исходил из того, что основанием такой компенсации являются факты нарушения работодателем трудовых прав работника, неправомерные действия работодателя. Указанные обстоятельства в ходе рассмотрения дела не нашли своего подтверждения.
При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в том числе показаниям допрошенных свидетелей, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.
В апелляционной жалобе истец ссылается на то, что отсутствовало его волеизъявление на увольнение, заявление об увольнении было написано фиктивно, под давлением. Указанные доводы были предметом тщательной проверки суда первой инстанции, основания по которым данные доводы были отклонены, изложены в мотивировочной части решения суда.
Доводы жалобы истца о том, что при рассмотрении дела прокурор и суд встали на защиту ответчика не подтверждены доказательствами, а потому являются необоснованными, не могут повлечь отмену судебного постановления.
Иные доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали выводы судебного решения, аналогичны доводам, заявленным в суде первой инстанции, не свидетельствуют о неправомерных действий со стороны работодателя, ограничивающих волю работника на продолжение трудовых отношений, данных свидетельствующих о том, что у истца отсутствовало желание уволиться в материалах дела не содержится.
Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут повлечь отмену решения суда.
На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела.
Руководствуясь ст. ст. 328 — 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу фио — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО