АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 24.05.2018 № 33-19727/2018

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 мая 2018 г. по делу N 33-19727

Судья: Синельникова О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Иваненко Ю.С.,
судей Карпушкиной Е.И., Фурс Е.Н.,
при секретаре Р.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Фурс Е.Н. дело по апелляционной жалобе Л.Ю. на решение Таганского районного суда г. Москвы от 19 декабря 2017 года, которым постановлено:
Исковые требования Л.Ю. к Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о взыскании процентов на сумму невыплаты, убытков, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов — оставить без удовлетворения,

установила:

Истец Л.Ю. обратился в суд с иском к ответчику Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о взыскании процентов на сумму невыплаты, убытков, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов и просил взыскать с ответчика проценты на сумму не выплаченного в срок возмещения по вкладу в размере 99.662 рублей, убытки по оплате юридических услуг в сумме 31.800 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5.000 рублей, а также расходы по оплате нотариальной доверенности в размере 1.900 рублей и оплате государственной пошлины в размере 5.760 рублей.
Истец Л.Ю. и его представитель Л.О. в судебном заседании первой инстанции исковые требования поддержали.
Представитель ответчика ГК «АСВ» — К.И. в судебном заседании первой инстанции исковые требования не признал по доводам письменных возражений на иск.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого как незаконного в своей апелляционной жалобе просит истец Л.Ю.
Истец Л.Ю., его представитель Л.О., действующая на основании доверенности, в заседании судебной коллегии доводы апелляционной жалобы в полном объеме поддержали, просили решение суда отменить.
Представитель ответчика Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» К.В., действующий на основании доверенности, в заседании судебной коллегии против доводов апелляционной жалобы возражал, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения.
Представитель третьего лица ООО КБ «Камский Горизонт» в заседание судебной коллегии не явился, о месте и времени судебного разбирательства уведомлен.
Исходя из принципа диспозитивности сторон, согласно которому стороны самостоятельно распоряжаются своими правами и обязанностями, осуществляют гражданские права своей волей и в своем интересе (ст. ст. 1, 9 ГК РФ), а также исходя из принципа состязательности, суд вправе разрешить спор в отсутствие стороны, извещенной о времени и месте судебного заседания, и не представившей доказательства отсутствия в судебном заседании по уважительной причине.
С учетом данных обстоятельств судебная коллегия в силу ст. 167 ГПК РФ, с учетом мнения явившихся участников процесса, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя третьего лица, извещенного о дате судебного заседания надлежащим образом.
Изучив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Согласно ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:
1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;
2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;
3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;
4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Согласно требованиям ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
Решение является законным в том случае, если оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. «О судебном решении»).
Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или общеизвестным обстоятельствам, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. «О судебном решении»).
Постановленное судом решение вышеуказанным требованиям отвечает.
При разрешении настоящего дела суд первой инстанции руководствовался положениями Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», ст. ст. 834, 836 ГК РФ, ст. 151 ГК РФ, ст. 1099 — 1101 ГК РФ.
Судом первой инстанции было установлено и подтверждается материалами дела, что 11 августа 2016 года между истцом и банком ООО КБ «Камский Горизонт» был заключен договор банковского вклада N 831 ДЕПОЗИТ «Супервклад+» на сумму 950.000 рублей.
Приказом Центрального банка России N ОД-3776 от 03 ноября 2016 года у ООО КБ «Камский Горизонт» отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Истец обращался в Агентство за выплатой возмещения по вкладу, в том числе с заявлением о несогласии с размером возмещения по вкладу, однако Агентство сумму страхового возмещения не выплачивало, ссылаясь на отсутствие в реестре Банка, переданном Агентству, сведений об истце (письмо от 03 февраля 2017 года N ххх).
04 августа 2017 года Агентство сообщило истцу о включении его требований в реестр обязательств Банка.
Сумма страхового возмещения истцу согласно справке о выплаченных суммах и вкладах, по которым осуществлялось возмещение, была выплачена 17 августа 2017 года в размере вклада и процентов по нему — 970.045 рублей 37 копеек.
В заседании судебной коллегии подтвердились установленные судом первой инстанции обстоятельства, которые также объективно подтверждаются письменными материалами дела, участниками процесса оспорены и опровергнуты не были, а потому не вызывают у судебной коллегии сомнений.
Как указывает ответчик, при обращении истца за выплатой возмещения по вкладу, сведения о нем как о вкладчике в переданном Банком реестре отсутствовали.
28 апреля 2017 года Агентство обратилось к конкурсному управляющему ООО КБ «Камский Горизонт» Н. с запросом о предоставлении информации, которая могла бы свидетельствовать об открытии счетов 784 вкладчиков, подавших заявление о выплате им возмещения по вкладу и чьи сведения в реестре Банка на момент его передачи отсутствовали.
19 мая 2017 года в Агентство конкурсным управляющим ООО КБ «Камский Горизонт» были переданы данные об открытых или закрытых счетах, которые подтверждаются выписками и карточками клиентов, а также контрагентах Банка без сведений об открытых либо закрытых счетах, в число последних вошел и Л.Ю.
Из материалов дела также усматривается, что 31 июля 2017 года УВД по СВАО в рамках возбужденного уголовного дела N ххх по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ по факту хищения денежных средств Банка, передало в Агентство информацию, что подписи сотрудников Банка в документах на имя Л.Ю., соответствуют их действительным подписям.
Именно на основании данного сообщения правоохранительных органов сведения об истце были внесены в реестр обязательств ООО КБ «Камский Горизонт» перед истцом-вкладчиком Л.Ю., о чем Агентство сообщило истцу 04 августа 2017 года, то есть в пределах сроков, предусмотренных законодательством.
Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства по правилам ст. ст. 12, 56, 61, 67 ГПК РФ, установив, что выплата возмещения по вкладам производится Агентством в соответствии с реестром обязательств банка перед вкладчиками, формируемым банком, который в отношении Л.Ю. не был представлен, а до выплаты Агентством суммы возмещения на основании дополнительно представленных документов, в том числе заключения эксперта, ее нельзя признать согласованной, пришел к выводу об отсутствии вины Агентства в невыплате истцу страхового возмещения и, как следствие, об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца.
Отказывая в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, суд пришел к выводу о том, что каких-либо доказательств причинения ответчиком ГК «АСВ» своими действиями истцу нравственных либо физических страданий стороной истца представлено не было. Также суд не усмотрел причинно-следственной связи между действиями (бездействием) Агентства и наступившими последствиями, на которые ссылался истец и отраженными в представленных им медицинских документах, поскольку документы каких-либо сведений, указывающих на такую связь, не содержали.
Поскольку в удовлетворении исковых требований было отказано, суд первой инстанции обоснованно в силу ст. ст. 98 и 100 ГПК РФ отказал истцу во взыскании судебных расходов, связанных с рассмотрением настоящего дела.
Судебная коллегия в полной мере соглашается с выводами суда первой инстанции. Данные выводы основаны судом на материалах дела, к ним он пришел в результате обоснованного анализа письменных доказательств, которым дал надлежащую оценку в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ во взаимосвязи с нормами действующего законодательства.
По смыслу положений статьи 12 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» ответственность ГК «АСВ» за несвоевременную выплату страхового возмещения в виде процентов на сумму невыплаты, исчисляемых в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России на день фактической выплаты Агентством возмещения по вкладам, наступает лишь в том случае, если вкладчиком и Агентством была согласована сумма страхового возмещения, однако данная сумма не была выплачена вкладчику в сроки, установленные ст. 12 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», по вине самого Агентства.
Доводы апелляционной жалобы о несвоевременном изготовлении мотивированного решения суда, судебная коллегия отклоняет, поскольку указанные доводы на правильность выводов суда не влияют.
Доводы об отсутствии в материалах дела протокола судебного заседания, который суд обязан составлять при совершении такого процессуального действия как подготовка дела к судебному разбирательству, судебной коллегией признается необоснованным, поскольку ведение протокола судебного заседания на данной стадии действующим гражданским процессуальным законодательством не предусмотрено. Таким образом, ссылка в апелляционной жалобе на отсутствие в материалах дела протокола судебного заседания, как на безусловное основание для отмены решения, является несостоятельной.
В целом доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали вышеизложенные выводы и выводы суда первой инстанции, направлены на переоценку собранных по делу доказательств, в связи с чем не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда.
Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 193 — 199, 327 — 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Таганского районного суда города Москвы от 19 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Л.Ю. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО