Апелляционное определение Московского городского суда от 26.07.2017 по делу N 33-29408/2017

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 июля 2017 г. по делу N 33-29408/2017

судья Астахова Т.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Котовой И.В.,
и судей Лобовой Л.В., Владимировой Н.Ю.
с участием прокурора Левенко С.В.
при секретаре В.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Лобовой Л.В., гражданское дело по апелляционной жалобе Б. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 24 января 2017 года, которым постановлено:
Взыскать с АО «ПИК-Индустрия» в пользу Б. в счет возмещения вреда: расходы на лечение в сумме 6 713 руб. 50 коп., компенсацию морального вреда 100 000 руб., расходы на оплату юридических услуг 5000 руб.
В остальной части иска — отказать.
Взыскать с АО «ПИК-Индустрия» государственную пошлину в бюджет г. Москвы в сумме 400 рублей.

установила:

Истец Б. обратился в суд с иском к АО «ПИК-Индустрия», в котором просил взыскать расходы на лечение в размере 50 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб., расходы по оплате юридических услуг 15 000 руб.
В обоснование заявленных требований истец указал, что с 14.10.2013 г. является работником ответчика, в соответствии с трудовым договором был принят в АО «ПИК-Индустрия» на должность ****************************. 14.07.2015 г. на производстве N 1 в формовочном цехе Очаковского завода ЖБК АО «ПИК-Индустрия» на формовочной линии «П», где проводились работы по формированию железобетонных изделий, с истцом произошел несчастный случай на производстве, виновным в котором признан ответчик, не обеспечивший надлежащий контроль за соблюдением работниками требований инструкций. В результате несчастного случая истцу был причинен вред здоровью — ******************************************************************. В связи с произошедшим вынужден покупать обувь двух размером, поскольку размер левой ноги больше, чем размер правой. Расходы на лечение, приобретение медикаментов составили 46 147 руб., возместить которые ответчик отказался. Кроме того, истцу причинен моральный вред, так как он испытывал сильную физическую боль, несколько недель находился на стационарном лечении, имело место неправильное сращивание костей, постоянно ощущает боли при ходьбе, лишен возможности заниматься своими повседневными делами.
Истец Б., его представители Х., К. в судебное заседание явились, заявленные требования поддержали.
Представитель ответчика по доверенности И. в судебное заседание явились, против заявленных требований возражала по доводам, изложенным в письменных возражениях.
Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого как незаконного по доводам апелляционной жалобы просит истец.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав объяснения истца, его представителя Х., представителя ответчика по доверенности И., заключение прокурора Левенко С.В., полагавшей решение законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Согласно ст. 327. ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
В силу ч. 6 ст. 330 ГПК РФ правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, исходя из изученных материалов дела, не имеется.
Как было установлено судом и следует из материалов дела, на основании трудового договора N **** от 14.10.2013 г. Б. был принят на работу в ****** на должность *************************************.
ОАО «ПИК-Индустрия» является правопреемником ОАО «ДСК-2» по всем правам и обязанностям, в соответствии с решением Внеочередного общего собрания акционеров ОАО «ДСК-2» 01.11.2013 г. реорганизовано в форме слияния с ОАО «ДСК-3» в ОАО «ПИК-Индустрия», 02.10.2015 г. ОАО «ПИК-Индустрия» изменило наименование на АО «ПИК-Индустрия».
Из акта N * от **.**.**** г. о несчастном случае на производстве, составленном председателем комиссии по расследованию несчастного случая главным инженером М.В.И., заместителем начальника отдела охраны труда Ч.А.А., председателем профкома П.В.Н., следует, что 14.07.2015 г. на Производстве N 1 в формовочном цехе Очаковского завода ЖБК АО «ПИК-Индустрия» на формовочной линии «П», где проводились работы по формированию железобетонных изделий, с Б. произошел несчастный случай на производстве.
Перед началом смены около 07 час. 0 мин. заместитель начальника производства N 1 Л.А.В. провел устный инструктаж по охране труда с работниками цеха и выдал им задание на смену, прошел с работниками на место производства работ, осмотрел состояние рабочих мест, проверил наличие необходимого оборудования, инструмента, спецодежды, спецобуви и СИЗ, их техническое состояние. Все соответствовало требованиям охраны труда. После периодически контролировал ход работ. Приблизительно в 09 час. 0 мин. Л.А.В. находился в комнате мастеров, к нему обратились работники и сообщили о получении Б. *******. Л.А.В. оказал ему первую помощь, сопроводил в медпункт на территории завода, после чего, его отвезли в травмпункт, а затем в ГБК N **.
Из объяснений руководителя бригады Л.В.В., следует, что в цех прибыла машина для вывоза бетонных отходов, Б. зацепил бункер с отходами бетона, а Л.В.В. залез в кузов автомобиля для освобождения бункера, сказал Б. отойти, дал команду машинисту приподнять бункер, затем опустить его на землю, когда он спустился с кузова, увидел, что Б. хромает.
Из объяснений Б. следует, что он поднялся на площадку первой кассеты, одна нога находилась на площадке кассеты, второй он уперся в борт самосвала, он стал выбивать из бункера налипший бетон, кусок которого упал ему на ногу, находящуюся на кузове автомобиля.
Основной причиной несчастного случая указано несоблюдение пострадавшим требований п. п. 3.1.4, 3.1.8 Инструкции N 200/01 по охране труда для формовщиков изделий, конструкций и строительных материалов Производств N 1, в соответствии с которым, он обязан выполнять только работу, порученную мастером или бригадиром, с соблюдением мер предосторожности, применять грузоподъемные механизмы только для разрешенных операций при наличии удостоверения стропальщика. Сопутствующей причиной несчастного случая указан недостаточный контроль со стороны заместителя начальника производства N 1 за соблюдением работником требований п. п. 3.1.4, 3.1.8 Инструкции, чем нарушены требования п. 18 Должностной инструкции заместителя начальника производства ОЗ ЖБК.
В период с 14.07.2015 г. по 17.07.2015 г. истец находился на лечении во 2-м травматологическом отделении ГКБ N *** с диагнозом ************** ********** **************** *************** ********; с 30.07.2015 г. по 05.08.2015 г. — в ГКБ N ** с диагнозом ************** ********** **************** *************** ********; с 22.01.2016 г. по 26.01.2016 г. — в Институте хирургии им. А.В. Вишневского с ************** ********** **************** *************** ********.
Согласно заключению специалиста N *********** АНО «Центр Медико-криминалистических исследований» у истца в результате несчастного случая на производстве 14.07.2015 г. образовались ************** ********** **************** *************** ********, в связи с чем он находился на лечении с 14.07.2015 г. по 17.07.2015 г., что следует квалифицировать как ************ вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья.
В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, проведенной по определению суда ООО «Центр экспертизы и оценки «Альянс», между производственной травмой и ************** ********** **************** *************** ******** имеется причинно-следственная связь; медицинские мероприятия, направленные на соединение ************ во всех лечебных учреждениях, в том числе в Институте хирургии им. А.В. Вишневского были показаны с целью восстановления анатомии ******************************. Оперативное вмешательство 22.01.2016 г. связано с восстановлением ************** ********** **************** *************** ********. Установить причину неправильного ************ при оказании медицинской помощи в ГКБ N 71 не представляется возможным, причиной могло стать неточное *******, ошибка постоянной ***************: дефекты гипсовой техники, ранее устранение иммобилизации. Полноценная диагностика и адекватная медицинская помощь не исключают возможности того, что лечение *********** могло завершиться благоприятно.
В соответствии с приказом N **** от 24.09.2015 г. АО «ПИК-Индустрия», ответчик выплатил истцу материальную помощь в размере 10 000 руб. в целях оказания социальной поддержки.
15.03.2016 г. ответчик получил претензию истца о возмещении ему расходов на медицинскую реабилитацию в размере 46 147 руб., с приложением документов, подтверждающих расходы в сумме 30 310 руб. (на приобретение медикаментов в ООО «Сафари» 22.03.2016 г. — 2665 руб., ортопедического изделия в ООО «Альмера ТС» 10.03.2016 г. — 14 595 руб., ортопедического изделия в ООО «Альмера ТС» 10.03.2016 г. — 13050 руб.
07.04.2016 г. ответчик возместил истцу 30 310 руб.
26.04.2016 г. от истца поступила повторная претензия о возмещении вреда на сумму 34 678 руб. 40 коп., на которую был дан ответ об отказе в удовлетворении данного требования с указанием, на то, что сумма произведенных выплат составила 40 310 руб.
Приказом N ********* от 22.03.2016 г. истцу были изменены условия труда, ему было предоставлено право привлекаться к легкому труду с ограничением длительного нахождения на ногах, с освобождением от поднятия тяжестей более 3 кг и сохранением среднего заработка.
В соответствии с заключением периодического медицинского осмотра от 06.06.2016 г. истец не имел медицинских противопоказаний к работе с вредными и (или) опасными веществами и производственными факторами, при этом ему рекомендовано продлить легкий труд на 1 месяц.
Приказом N *********** от 20.06.2016 г. легкий труд был продлен.
21.09.2016 г. стороны заключили соглашение о расторжении трудового договора, согласно которому трудовой договор прекращается 03.10.2016 г. по соглашению сторон с выплатой денежной компенсации в размере ******** руб.
Таким образом, судом установлено, что 14.07.2015 г. при исполнении трудовых обязанностей с Б. произошел несчастный случай в результате которого, истец получил повреждение здоровья. При этом, имеется вина работодателя в произошедшем несчастном случае.
Согласно ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить: безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда; организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты; принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в том числе по оказанию пострадавшим первой помощи.
В соответствии со ст. 227 Трудового кодекса Российской Федерации расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли:
в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни;
при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора;
при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком;
при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на транспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде, член бригады почтового вагона и другие);
при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне (воздушном, морском, речном) в свободное от вахты и судовых работ время;
при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.
В целях гарантированности конституционных прав граждан и реализации основных принципов правового регулирования труда принят Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», согласно которому обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является видом социального страхования. Названный Федеральный закон предусматривает: обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска; возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным Законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплаты расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.
В соответствии со ст. 3 ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» несчастный случай на производстве — событие, в результате которого застрахованных получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть; страховой случай — подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.
В силу ст. 7, 8 ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая и осуществляется в виде: 1) пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; 2) страховых выплат: единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти; ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти; 3) оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.
Исходя из установленных обстоятельств дела, приведенных положений действующего законодательства, с учетом того, что ответчиком в добровольном порядке истцу возмещены расходы на лечение в размере 30 310 руб., а также с учетом представленных доказательств, подтверждающих необходимость лекарственных препаратов и их назначение врачами, суд правомерно пришел к выводу об удовлетворении требования о возмещении расходов на лечение в размере 6713 руб. 50 коп.
Доводы апелляционной жалобы истца не опровергают выводов суда первой инстанции в указанной части и не могут повлечь отмену судебного постановления.
Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.
В соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.
Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.
Как следует из п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.
При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.
Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, учитывая обстоятельства причинения вреда, характера полученных травм и их последствий, продолжительность лечения, правомерно пришел к выводу об удовлетворении требований истца о взыскании компенсации морального вреда, взыскав в пользу Б. такую компенсацию в размере 100 000 руб.
Определенная судом первой инстанции компенсация морального вреда исходя из ст. 1101 ГК РФ, в размере 100 000 руб., соразмерна характеру и объему нравственных и физических страданий, который претерпел и доказал истец, представляется судебной коллегии разумной и справедливой, установленной с учетом конкретных обстоятельств дела, индивидуальных особенностей потерпевшего, тяжести наступивших последствий, с учетом частичного возмещения вреда ответчиком в добровольном порядке.
Судебная коллегия полностью соглашается с приведенными выводами суда первой инстанции и считает, что они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в строгом соответствии с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Выводы суда основаны на полном и всестороннем исследовании всех обстоятельств дела, установленных по результатам надлежащей правовой оценки представленных доказательств, они подтверждаются материалами дела.
Доводы апелляционной жалобы истца, равно как и само по себе несогласие с выраженными в решении выводами суда о частичном удовлетворении заявленных требований, основанием для отмены решения не являются, так как не основаны на законе и направлены на переоценку выводов суда. При этом, судебная коллегия отмечает, что суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Решением суда требования истца удовлетворены, поэтому у суда в соответствии со ст. ст. 98, 100 ГПК РФ имелись правовые основания для взыскания в его пользу судебных расходов в размере 5 000 руб.
Разрешая вопрос о возмещении судебных расходов, оценив представленные доказательства, исследовав обстоятельства по делу, принимая во внимание степень участия представителя истца в судебных заседаниях, объем и сложность дела, продолжительность судебного разбирательства, суд первой инстанции исходя из соблюдения баланса интересов лиц, участвующих в деле, и соотношения судебных расходов с объемом защищаемого права пришел к правильному выводу о том, что требование истца о взыскании с ответчика судебных расходов с учетом критериев разумности, подлежат взысканию в размере 5000 рублей. Выводы суда соответствуют требованиям действующего законодательства и доводами апелляционной жалобы не опровергаются.
Приведенные в жалобе доводы о заниженном размере взысканных расходов судебная коллегия находит необоснованными и несоответствующими представленным в дело доказательствам.
Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали выводы судебного решения, аналогичны доводам, заявленным в суде первой инстанции, и не могут служить основанием к отмене правильного по существу решения суда по одним формальным соображениям на основании ч. 6 ст. 330 ГПК РФ.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 24 января 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.