АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского городского суда от 30.11.2018 № 33-53169/2018

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
по делу N 33-53169/2018

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего фио,
судей фио, фио,
при секретаре фио,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи фио дело по апелляционной жалобе истца фио на решение Хамовнического районного суда адрес от дата, которым постановлено:
«В удовлетворении исковых требований фио к Адвокатской палате адрес отказать»,

установила:

фио обратился в суд с иском к Адвокатской палате адрес об оспаривании решения, восстановлении статуса адвоката.
Иск мотивирован тем, что истец являлся адвокатом; на основании жалоб адвоката фио и представления ГУ Минюста РФ по адрес палатой адрес было возбуждено дисциплинарное производство о привлечении истца к дисциплинарной ответственности. дата квалификационная комиссия Адвокатской палаты адрес вынесла заключение о наличии в действиях фио нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а дата Советом Адвокатской палаты адрес было принято решение N 43 о применении к истцу меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката за нарушение пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1.3, 2.2.1, 2.3.1, 2.3.2 Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7), п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката. По мнению истца, решение Совета Адвокатской палаты адрес от дата N 43 является незаконным и необоснованным, поскольку при его вынесении ответчиком допущены нарушения п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно к истцу применены меры дисциплинарной ответственности по истечении шести месяцев со дня обнаружения проступка (со дня поступления первичной жалобы фио — дата). Истец считает, что данное обстоятельство в силу пп. 3 п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката исключало возможность привлечения его к дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.
Истец просил суд признать незаконным и отменить решение Совета Адвокатской палаты адрес от дата N 43, восстановив статус адвоката фио.
Истец фио и его представители фио и фио в судебном заседании исковые требования поддержали, просили иск удовлетворить.
Представитель ответчика фио в судебном заседании исковые требования не признала, просила суд в удовлетворении иска отказать.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец фио, считая его незаконным и необоснованным.
Проверив материалы дела, заслушав истца фио и его представителя — адвоката фио, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика фио, возражавшую против удовлетворения апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
При разрешении заявленных требований суд руководствовался пп. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ от дата N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; пп. 1.3, 2.2.1, 2.3.1, 2.3.2 Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7); п. 1 ст. 4, ст. ст. 18, 19 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Как следует из материалов дела и установлено в судебном заседании, фио являлся адвокатом (регистрационный номер 77/9952 в реестре адвокатов адрес).
дата в Адвокатскую палату адрес поступила жалоба адвоката фио в отношении адвоката фио, в которой заявитель просила привлечь фио к дисциплинарной ответственности за недопустимое поведение адвоката.
Распоряжением от дата президент Адвокатской палаты адрес отказал в возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката фио по тем основаниям, что высказывания адвоката фио не относились к адвокату фио.
дата в Адвокатскую палату адрес поступила жалоба адвоката фио в отношении адвоката фио, а дата в Адвокатскую палату адрес поступило представление ГУ МЮ РФ по адрес в отношении адвоката фио, основанное на обращении адвоката фио, в которых заявители просили привлечь адвоката фио к дисциплинарной ответственности за недопустимое поведение адвоката.
Данные жалоба и представление были приняты Адвокатской палатой адрес к производству, и в отношении адвоката фио возбуждены дисциплинарные производства, о чем вынесены распоряжения N 176 от дата, N 177 от дата.
Постановлением квалификационной комиссии Адвокатской палаты адрес от дата материалы дисциплинарных производств, возбужденных на основании распоряжений N 176 от 08.11.17 г., N 177 от дата, объединены для рассмотрения в едином производстве.
дата квалификационной комиссией Адвокатской палаты адрес было дано заключение о неисполнении истцом требований ФЗ от дата N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката и Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7).
дата Советом Адвокатской палаты адрес было принято решение N 43 о применении к адвокату фио меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.
Основанием для дачи заключения от дата и принятия решения от дата N 43 послужили допущенные истцом нарушения пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» во взаимосвязи с пп. 1.3, 2.2.1, 2.3.1, 2.3.2 Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7), п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в том, что истец опубликовал на сайте социальной сети «Твиттер» в принадлежащем ему аккаунте сообщения, в которых содержится обсценная лексика и проявлено неуважение в отношении неограниченного круга лиц путем использования при обращении к ним оскорбительных выражений, а также сообщения, в котором приведена несдержанная и некорректная оценка содержания процессуального акта — искового заявления — своего процессуального оппонента — фио и проявлено неуважительное отношение к нему.
Обстоятельства, послужившие основанием для применения к истцу мер дисциплинарной ответственности, подтверждаются материалами дела,
При рассмотрении дисциплинарного производства в отношении фио ответчиком были учтены все существенные для принятия решения обстоятельства, опрошены фио, фио, представитель ГУ МЮ РФ по адрес и изучены документы.
Таким образом, в силу положений ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката у Адвокатской палаты адрес имелись основания для принятия решения от дата N 43.
Довод истца о незаконности оспариваемого решения в связи с тем, что на момент его вынесения истек шестимесячный срок привлечения его к дисциплинарной ответственности, предусмотренный п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, был правильно признан судом первой инстанции несостоятельным, поскольку признаки дисциплинарного проступка, являющегося предметом дисциплинарного производства в отношении фио, первоначально были обнаружены в жалобе адвоката фио, поступившей к ответчику дата, а в последующем — в представлении ГУ МЮ РФ по адрес, поступившем к ответчику дата.
Ссылку истца на жалобу адвоката фио, поступившую в адрес ответчика дата, суд правомерно отклонил, поскольку положения пп. 4, 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката указывают на необходимость исчисления шестимесячного срока, предусмотренного п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, с момента поступления сведений, указывающих на наличие в действиях адвоката признаков нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а не с момента поступления любого обращения в адвокатскую палату, включая обращения, не подлежащего рассмотрению и не являющегося поводом для возбуждения дисциплинарного производства.
Из содержания жалоб адвоката фио от дата и от дата следует, что данные жалобы не тождественны друг другу, а именно: жалоба адвоката фио от дата содержит сведения о распространении адвокатом фио некорректных высказываний в отношении самой фио, тогда как жалоба адвоката фио от дата содержит сведения о распространении адвокатом фио некорректных высказываний не только в отношении адвоката фио, но и в отношении ее доверителя фио и иных лиц, имеющих в силу ФЗ от дата N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7), Кодекса профессиональной этики адвоката самостоятельное право на уважительное отношение к ним члена адвокатского сообщества.
В связи с тем, что в силу ст. 19 Кодекса профессиональной этики поступок адвоката фио, нарушающий пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1.3, 2.2.1, 2.3.1, 2.3.2 Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7), п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, и совершенный им в отношении своего процессуального оппонента (фио) и иных лиц подлежал самостоятельному рассмотрению в квалификационной комиссии и Совете Адвокатской палаты адрес, то ответчик правомерно произвел исчисление срока применения мер дисциплинарной ответственности с дата после получения соответствующей жалобы.
Поскольку сведения, указывающие на наличие в действиях истца признаков нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в отношении процессуального оппонента (фио) и иных лиц, являющиеся достаточным поводом для возбуждения дисциплинарного производства и применения меры дисциплинарной ответственности, были представлены ответчику только дата, а оспариваемое решение N 43 вынесено дата, то суд первой инстанции пришел к верному выводу о соблюдении ответчиком срока применения к истцу мер дисциплинарной ответственности.
Принимая во внимание, что никаких нарушений положений ФЗ от дата N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката при принятии решения от дата N 43 о применении к фио меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката допущено не было, а малозначительность в действиях истца, ранее привлеченного к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения и совершившего умышленное грубое нарушение ФЗ от дата N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Правил поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», утв. решением Совета ФПА от дата (Протокол N 7), Кодекса профессиональной этики адвоката, не усматривается, суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.
Судебная коллегия полагает, что, разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.
Доводы апелляционной жалобы о том, что решение о привлечении истца к дисциплинарной ответственности принято Советом Адвокатской Палаты адрес по истечении шестимесячного срока применения мер дисциплинарной ответственности, установленного п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, что данный срок подлежит исчислению с дата, т.е. со дня поступления первичной жалобы адвоката фио, поскольку ее жалобы от дата и от дата тождественны, таким образом, первичная жалоба и явилась источником сообщенных ответчику сведений о дисциплинарном проступке истца, не опровергают изложенных в решении выводов суда, направлены на иную оценку представленных доказательств и иное толкование норм права, в связи с чем не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.
Доводы апелляционной жалобы не содержат данных, которые не были бы проверены судом первой инстанции при рассмотрении дела, но имели бы существенное значение для его разрешения или сведений, опровергающих выводы решения суда, в связи с чем, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения суда судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Хамовнического районного суда адрес от дата оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО