Апелляционное определение Самарского областного суда от 16.04.2019 № 33-4128/2019

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 апреля 2019 г. по делу N 33-4128/2019

Судья: Блинкова О.В. 2-20/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе
председательствующего Акининой О.А.,
судей Ивановой Е.Н., Тарасовой С.М.
при секретаре М.,
С участием прокурора Слива Г.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ГКУ Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» на решение Шигонского районного суда Самарской области от 24 января 2019 года, которым постановлено:
«Исковые требования Г. — удовлетворить частично.
Признать приказ от 27 ноября 2018 года N 60 ЛС о прекращении действий трудового договора от 31.12.2008 года N 23 и увольнении Г. с 03 декабря 2018 года — незаконным.
Восстановить Г. в должности водителя автомобиля пожарного 1 класса пожарно-спасательной части N 114 филиала государственного казенного учреждения Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» пожарно-спасательного филиала N 37 противопожарной службы Самарской области.
Взыскать с государственного казенного учреждения Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» в пользу Г. оплату за время вынужденного прогула с 04 декабря 2018 года по 24 января 2019 года в размере 24 962 (двадцать четыре тысячи девятьсот шестьдесят два) рубля 85 копеек, компенсацию морального вреда — 3000 (три тысячи) рублей, всего 27 962 рубля 85 копеек.
Взыскать с государственного казенного учреждения Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» в доход бюджета муниципального района Шигонский Самарской области государственную пошлину в размере 1 248 рублей 89 копеек.
Решение в части восстановления Г. на работе обратить к немедленному исполнению».
Заслушав доклад по делу судьи Самарского областного суда Акининой О.А., выслушав пояснения представителей Государственного казенного учреждения Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» — Т. и С., поддержавших доводы жалобы, возражения на доводы жалобы Г. и его представителя Н., заключение прокурора, полагавшего решение оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Г. обратился в суд с иском к Государственному казенному учреждению Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» (далее по тексту — ГКУ Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям») об отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, указав, что работал водителем в пожарно-спасательном отряде N 43 Шигонского района Куйбышевской области.
В соответствии с приказом ГКУ Самарской области «Центр по делам ГО ПБ и ЧС» от 30.01.2017 г. N 6-п «О реорганизации филиалов государственного казенного учреждения Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной опасности и чрезвычайным ситуациям» пожарно-спасательный отряд N 43 вошел в состав пожарно-спасательного отряда N 37 г. Октябрьска.
С 30.11.2018 г. и по 15.12.2018 г. истец находился на лечении в Шигонской районной больнице. Из полученного по почте письма, переданного Г. женой 06.12.2018 г., ему стало известно, что приказом от 27.11.2018 г. N 60 ЛС он уволен с занимаемой должности с 03.12.2018 г., по собственному желанию.
В ходе рассмотрения дела Г. в уточненном исковом заявлении указал, что в декабре 2017 г. под давлением начальника ПСО N 37 Т. он написал заявление об увольнении, не поставив в заявлении ни дату составления заявления, ни дату своего увольнения, поскольку не имел намерения увольняться.
В отдел кадров 19.11.2018 г. заявление истца об увольнении принес не он лично, а начальник Т. Истцу не было известно о дате подачи и регистрации его заявления об увольнении.
Приказом от 27.11.2018 г. N 60 ЛС Г. уволен с 03.12.2018 г., т.е. его увольнение по собственному желанию инициировано ответчиком, он не указывал в заявлении дату увольнения.
Ссылаясь на указанные обстоятельства, Г. просил суд отменить незаконным приказ ПСО N 37 от 27.11.2018 г. N 60 ЛС о его увольнении, восстановить его на работе в должности водителя Пожарно-спасательного отряда N 37 противопожарной службы Самарской области, взыскать с ответчика сумму среднего заработка со дня увольнения по день восстановления на работе из расчета 600 рублей в день, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.
Судом постановлено вышеуказанное решение.
В апелляционной жалобе представитель ГКУ Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» просит отменить решение суда и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что Г. выражал намерение уволиться в конце 2018 года. Истцом не представлено доказательств того, что заявление об увольнении написано им под принуждением. Г. извещался о необходимости явиться в отдел кадров для ознакомления с приказом и забрать обходной лист.
Судебная коллегия, проверив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены судебного решения.
Согласно п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ТК РФ) одним из оснований прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника в порядке, установленном статьей 80 ТК РФ.
В силу ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.
До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.
По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.
Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут, и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.
Из разъяснений, указанных в подпункте «а» пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», следует, что при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части 1 статьи 77, статья 80 ТК РФ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением.
Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что работник вправе в любое время расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе, предупредив об этом работодателя заблаговременно в письменной форме. Волеизъявление работника на расторжение трудового договора по собственному желанию должно являться добровольным и должно подтверждаться исключительно письменным заявлением работника.
Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для дела при разрешении спора о расторжении трудового договора по инициативе работника, являются: наличие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию, которое может быть подтверждено только письменным заявлением самого работника, и добровольность волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию.
В силу ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.
Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.
Согласно ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Судом установлено и из материалов дела следует, что 08.01.1986 г. Г. принят на работу в пожарно-спасательный отряд N 43 Шигонского района Куйбышевской области на должность водителя I класса ПСЧ N 114.
Согласно приказу ГКУ Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» от 30.01.2017 г. N 6-п спасательный отряд N 43 вошел в состав пожарно-спасательного отряда N 37 г. Октябрьска.
Приказом от 27.11.2018 г. N 60 ЛС Г. уволен с занимаемой должности с 03.12.2018 г. по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, по собственному желанию. В качестве основания расторжения трудового договора указано заявление (л.д. 19).
Из материалов дела следует, что Г., оспаривая свое увольнение по собственному желанию, ссылался на отсутствие у него добровольного волеизъявления на увольнение, заявление на увольнение написано им за год до увольнения под давлением со стороны руководства, кроме этого, в заявлении на увольнение не указана конкретная дата написания заявления и дата, с которой он просит уволить его по собственному желанию.
Подробно проанализировав представленные сторонами доказательства, и оценив их по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд первой инстанции нашел обоснованными доводы Г. об отсутствии его добровольного волеизъявления на увольнение по собственному желанию.
Так, из заявления Г., составленного на имя начальника ПСО N 37 ППС Самарской области Т., усматривается, что Г. просил уволить его по собственному желанию с декабря 2018 г. (л.д. 17).
Таким образом, в тексте заявления Г. отсутствует указание на конкретную дату увольнения, не указана дата написания заявления.
Из пояснений Г. и Т. следует, что заявление об увольнении написано Г. примерно в ноябре, декабре 2017 г.
Из журнала входящей корреспонденции усматривается, заявление Г. об увольнении по собственному желанию зарегистрировано 19.11.2018 г.
Кроме того, согласно пояснениям представителя ответчика Т., именно он подал заявление Г. об увольнении в отдел кадров, а не лично Г. Т. не согласовывал с истцом дату увольнения, а самостоятельно отсчитал 2 недели от первого рабочего дня декабря и подал заявление истца в отдел кадров.
Резолюция о дате увольнения Г. 03.12.2018 г. проставлена на заявлении сотрудником отдела кадров. (л.д. 17).
С учетом изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что не представляется возможным сделать вывод о достижении сторонами трудового договора соглашения о расторжении трудового договора по инициативе работника именно с 03.12.2018 г. Ответчиком не представлено доказательств согласования с истцом даты увольнения. При увольнении Г. по собственному желанию ответчик не убедился в волеизъявлении работника на увольнение. Трудовым кодексом РФ не предусмотрено самостоятельное определение работодателем даты увольнения работника по собственному желанию без согласования с работником.
Также на отсутствие добровольного волеизъявления Г. на увольнение по собственному желанию указывает его обращение 06.12.2018 г. в суд с иском о признании увольнения незаконным.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что увольнение Г. по собственному желанию на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ произведено ответчиком незаконно с нарушением установленного статьей 80 Трудового кодекса РФ порядка увольнения.
Признав незаконность приказа от 27.11.2018 г. N 60 ЛС о прекращении действий трудового договора от 31.12.2008 г. N 23 и увольнении Г. с 03.12.2018 г., суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 394 Трудового кодекса РФ, правомерно удовлетворил требования Г. о восстановлении на работе в прежней должности и взыскал с ответчика средний заработок за все время вынужденного прогула.
Судом первой инстанции правомерно удовлетворены частично заявленные требования о взыскании компенсации морального вреда в размере 3 000 рублей, с учетом положений ст. 237 ТК РФ.
Доводы апелляционной жалобы о том, что Г. выражал намерение уволиться в конце 2018 года, не могут быть приняты во внимание, поскольку заявление об увольнении по собственному желанию истцом написано более чем за год до увольнения. Само по себе высказывание о намерении уволиться в отсутствие заявления об увольнении с указанием желаемой даты увольнения не влечет правовых оснований, предусмотренных положениями п. 3 ч. 1 ст. 77 и ст. 80 Трудового кодекса РФ.
Ссылка в жалобе на то, что 29.11.2018 г. Г. извещался начальником пожарно-спасательной части N 114 Пожарно-спасательного отряда N 37 С. о необходимости явиться в отдел кадров для ознакомления с приказом об увольнении, является несостоятельной, поскольку указанные доводы не подтверждены надлежащими доказательствами.
Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства по делу, выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, оснований для отмены правильного по существу решения суда не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 — 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Шигонского районного суда Самарской области от 24 января 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ГКУ Самарской области «Центр по делам гражданской обороны, пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям» — без удовлетворения.
Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 6 месяцев.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО