АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Санкт-Петербургского городского суда от 03.04.2019 № 33-7054/2019

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 3 апреля 2019 г. N 33-7054/2019

Судья: Голикова К.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Селезневой Е.Н.
судей Венедиктовой Е.А.
Стешовиковой И.Г.
при секретаре А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 03 апреля 2019 года гражданское дело N 2-1463/2018 по апелляционной жалобе К. на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2018 года по иску К. к обществу с ограниченной ответственностью «АН «Статус» о признании отношений трудовыми, об обязании оформить трудовой договор, об обязании внести запись в трудовую книжку, о взыскании заработной платы за время простоя и за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда, об установлении даты увольнения.
Заслушав доклад судьи Селезневой Е.Н., выслушав объяснения истца К., представителя истца — Н., представителя ответчика — А.К.
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

К. обратился в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО «АН «Статус», в котором с учетом уточнения требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просил признать трудовыми отношения, связанные с использованием личного труда К. в пользу ООО «АН «Статус», обязать заключить трудовой договор по должности бизнес-тренера с 23 января 2017 года на условиях пятидневной рабочей недели с выходными в субботу и воскресенье, внести в трудовую книжку запись о приеме и увольнении с работы, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию за неиспользованный отпуск, установить днем увольнения день установления судом трудовых отношений.
В обоснование заявленных требований истец указал, что в период с 23.01.2017 по 27.04.2017 работал в ООО «АН «Статус» в должности бизнес-тренера, в связи с чем полагал, что между ним и работодателем фактически сложились трудовые отношения. Трудовой договор в письменной форме с ним не заключался, однако он фактически допущен к работе с ведома работодателя. Кроме того, указал, что работодатель не выплатил причитающуюся ему заработную плату с середины марта по апрель 2017 года.
Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2018 года в удовлетворении иска К. отказано.
В апелляционной жалобе истец К. ставит вопрос об отмене решения суда ввиду его незаконности и необоснованности, принятии по делу нового решения об удовлетворении иска, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального права.
В судебном заседании судебной коллегии истец уточнил требования апелляционной жалобы, просил установить факт трудовых отношений с ООО «АН «Статус» с 23.01.2017, взыскать заработную плату за период с 17.03.2017 по 27.04.2017 в размере 82500 рублей, компенсацию морального вреда.
Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19.12.2003 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии с положениями статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
При рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.
Рассматривая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований К. о признании отношений трудовыми, об обязании оформить трудовой договор, обязании внести запись в трудовую книжку, о взыскании заработной платы за время простоя и за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда, об установлении даты увольнения, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статей 15, 16, 66, 68 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что трудовой договор между ООО «АН «Статус» и К. не заключался, приказ о приеме К. на работу в ООО «АН «Статус» не издавался, трудовую книжку он ответчику не передавал, в отношении его табель учета рабочего времени не велся, в связи с чем пришел к выводу о том, что между сторонами отсутствуют признаки трудовых отношений.
По мнению суда первой инстанции, К. не представлено доказательств допуска его к работе с ведома или по поручению лица, наделенного работодателем полномочиями по найму работников, выполнения определенной соглашением с ответчиком трудовой функции с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка и получения заработной платы. Показания допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей М.А.А. и К.М.Ю. суд первой инстанции счел не содержащими в себе сведений о каких-либо юридических фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Относительно представленных К. в обоснование своих доводов документов суд первой инстанции отметил, что они не подтверждают наличие между сторонами трудовых отношений.
Суд первой инстанции не нашел оснований, предусмотренных статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, и для удовлетворения исковых требований К. о компенсации морального вреда.
Судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда первой инстанции ввиду следующего.
В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.
В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.
Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).
В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).
В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит, в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.
Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.
В силу части первой статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим Кодексом.
Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть третья статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).
Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников (пункт 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года N 597-О-О).
В статье 56 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть первая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).
В соответствии с частью второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, — не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.
Если физическое лицо было фактически допущено к работе работником, не уполномоченным на это работодателем, и работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (заключить с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить такому физическому лицу фактически отработанное им время (выполненную работу) (часть первая статьи 67.1 Трудового кодекса Российской Федерации).
Частью первой статьи 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.
Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.
Из приведенных выше нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер трудового отношения (оплата производится за труд).
Трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании трудового договора, заключаемого в письменной форме. Обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.
Вместе с тем само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора — заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем закон (часть третья статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации) относит также фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.
Цель указанной нормы — устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе оформить в письменной форме с ним трудовой договор может быть расценено как злоупотребление правом со стороны работодателя вопреки намерению работника заключить трудовой договор.
Таким образом, по смыслу статей 15, 16, 56, части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации в их системном единстве, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель.
Следовательно, суд должен не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции.
Приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки, особенности, основания возникновения, формы реализации прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судами первой и апелляционной инстанций применены неправильно, без учета Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Вследствие этого обстоятельства, имеющие значение для дела, судебными инстанциями не установлены, действительные правоотношения сторон не определены.
Согласно части первой статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, конкретизирующей статью 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
В развитие указанных принципов статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Согласно пункту 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 24 июня 2008 года N 11 «О подготовке дел к судебному разбирательству» судья обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, но с учетом характера правоотношений сторон и нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 24 июня 2008 года N 11 «О подготовке дел к судебному разбирательству», под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.
При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Частью 3 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что описательная часть решения суда должна содержать указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле.
В силу части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.
Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы суда об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для данного дела, между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон. В судебном постановлении, принятом по результатам рассмотрения дела, должны быть указаны требования истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле, обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.
По данному делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований К., возражений ответчика относительно иска и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между К. и генеральным директором ООО «АН «Статус» или его уполномоченным лицом о личном выполнении К. работы по должности бизнес-тренера; был ли допущена К. к выполнению этой работы генеральным директором ООО «АН «Статус» или его уполномоченным лицом; выполнял ли ООО «АН «Статус» работу бизнес-тренера в интересах, под контролем и управлением работодателя; передавал ли К. генеральному директору ООО «АН «Статус» или его уполномоченному лицу трудовую книжку и иные документы для оформления трудовых отношений; подчинялся ли К. действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка; выплачивалась ли ему заработная плата и в каком размере.
Однако обстоятельства, касающиеся характера возникших отношений между истцом и ответчиком, с учетом заявленных исковых требований К. о признании отношений трудовыми и производных исковых требований, устных возражений ответчика на иск, а также подлежащих применению норм трудового законодательства в качестве юридически значимых судом первой инстанций определены и установлены не были, предметом исследования и оценки суда в нарушение приведенных требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не являлись. Суд ограничился лишь указанием на то, что истец не представил доказательств, свидетельствующих о наличии между ним и ответчиком трудовых отношений, тем самым произвольно применив статью 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и нарушив требования процессуального закона, касающиеся доказательств и доказывания в гражданском процессе.
В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.
К. в обоснование своих исковых требований о признании отношений, сложившихся с ответчиком, трудовыми ссылалась на то, что с 23.01.2017 он работал в должности бизнес-тренера в ООО «АН «Статус» по адресу: Санкт-Петербург, Большой проспект П.С., д. 48, оф. 501. Решение о приеме К. на работу принимали учредители ООО «АН «Статус» Н.А.А., С.С.А., Т.В.Н., являющийся также генеральным директором ООО «АН «Статус», между сторонами оговорены существенные условия трудового договора. К. допущен к работе в качестве бизнес-тренера и приступил к исполнению трудовых обязанностей с ведома работодателя без оформления письменного трудового договора. График работы установлен с 9-00 до 18-00 с понедельника по пятницу. В должностные обязанности истца входило проведение собеседования, обучение, наставничество и финальная аттестация соискателей и стажеров, которая проходила каждую пятницу совместно с Н.А.А.. Обсуждение рабочих моментов производилось с непосредственными руководителями Н.А.А., С.С.А., Т.В.Н. по телефону и в социальной сети Telegram. К. ежемесячно получал заработную плату от работодателя 10 и 25 числа.
Факт трудовых отношений сторон подтверждается протоколом осмотра письменного доказательства от 10.02.2018 переписки в социальной сети Telegram с пользователем С.С. +N…) за 17.03.2017, с пользователем Ж.С. (+N…) за период с 01.03.2017 по 22.05.2017, с пользователем В.Т. (+N…) за период с 12.04.2017 по 22.05.2017. Кроме того, К. заявил суду ходатайства о вызове и допросе в судебном заседании суда первой инстанции свидетелей К.М.Ю., М.А.А. — работников ООО «АН «Статус» которые допрошены судом первой инстанции (л.д. 177-189, 220-223).
Вывод суда первой инстанции об отсутствии трудовых отношений между сторонами со ссылкой на то обстоятельство, что документально эти отношения не оформлялись, является несостоятельным, поскольку такая ситуация прежде всего может свидетельствовать о допущенных нарушениях закона со стороны ООО «АН «Статус» по надлежащему оформлению отношений с работником К.
Кроме того, данный вывод суда первой инстанции противоречит приведенным выше положениям Трудового кодекса Российской Федерации, по смыслу которых наличие трудового правоотношения между сторонами презюмируется и, соответственно, трудовой договор считается заключенным, если работник приступил к выполнению своей трудовой функции и выполнял ее с ведома и по поручению работодателя или его уполномоченного лица. В связи с этим, доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель.
Однако, относимых, допустимых и достоверных доказательств существования между сторонами иных отношений, не связанных с трудовыми, ответчиком в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено.
Утверждение суда первой инстанции о том, что показания допрошенных в ходе рассмотрения дела свидетелей К.М.Ю., М.А.А. не содержат в себе сведений о юридических фактах, имеющих значение для разрешения спора, опровергается содержанием протоколов судебных заседаний суда первой инстанции от 08 и 26 июля 2018 года (л.д. 177-189, 220-223).
Представленное стороной ответчика штатное расписание за спорный период, не может безусловно свидетельствовать об отсутствии трудовых отношений с К.
Учитывая приведенные выше нормы права, регулирующие спорные правоотношения, а также представленные в материалы дела доказательства, судебная коллегия приходит к выводу об установлении факта трудовых отношений между К. и ООО «АН «Статус» в период с 23.01.2017 по 27.04.2017.
Поскольку факт трудовых отношений между К. и ООО «АН «Статус» установлен, требования истца о взыскании с ответчика невыплаченной заработной платы являются обоснованными.
В соответствии со статьей 21 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право, в том числе, на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.
Согласно статье 22 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан, в том числе, выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с указанным Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.
При прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника (статья 140 Трудового кодекса Российской Федерации).
При этом, в силу действующего трудового законодательства, учитывая, что работник является более слабой стороной в трудовых правоотношениях, именно на работодателе лежит бремя доказывания надлежащего исполнения обязательств по начислению и выплате заработной платы своевременно и в полном объеме.
Поскольку в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком в ходе рассмотрения дела не представлены доказательства выплаты истцу заработной платы за период с 17.03.2017 по 27.04.2017, судебная коллегия приходит к выводу необходимости взыскании заработной платы с ответчика.
Согласно части 7 статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года N 922, устанавливает особенности порядка исчисления средней заработной платы (среднего заработка) для всех случаев определения ее размера, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации (далее — средний заработок) (пункт 1).
Согласно пункту 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней (п. 9 данного Постановления).
В соответствии с пунктом 17 Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 года N 922 средний заработок, который выплачивается за время вынужденного прогула, подлежит повышению на коэффициент, рассчитанный путем деления тарифной ставки, оклада (должностного оклада), денежного вознаграждения, установленных работнику с даты фактического начала работы после его восстановления на прежней работе, на тарифную ставку, оклад (должностной оклад), денежное вознаграждение, установленные в расчетном периоде, если за время вынужденного прогула в организации повышались тарифные ставки, оклады (должностные оклады), денежное вознаграждение.
Положения статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривают установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации соответствующим региональным соглашением для работников, работающих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, за исключением работников организаций, финансируемых из федерального бюджета, при этом размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации устанавливается с учетом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте Российской Федерации и не может быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом; кроме того, положения указанной нормы устанавливают порядок заключения такого соглашения и действия работодателей, осуществляющих деятельность на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, по его исполнению.
К. основывал свои требования на невыплате ему ответчиком части заработной платы за период с 17.03.2017 по 27.04.2017. Размер заработной платы в месяц указал за март 2017 года в размере 45000 рублей и за апрель 2017 года в размере 60000 рублей.
При этом истцом не представлено надлежащих доказательств установления размера заработной платы в указанном размере.
При таких обстоятельствах, следует прийти к выводу о том, что юридически значимым и подлежащим установлению судом первой инстанции являлся вопрос о размере заработной платы по ставке бизнес-тренера в период с 17.03.2017 по 27.04.2017 с учетом установленного Региональным соглашением размера минимальной заработной платы на 2017 год.
На территории Санкт-Петербурга размер минимальной заработной платы на каждый год устанавливается трехсторонним соглашением правительства Санкт-Петербурга, общественной организацией Межрегиональное Санкт-Петербурга и Ленинградской области объединение организаций профсоюзов «Ленинградской федерации профсоюзов» и региональным объединением работодателей «Союз промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга».
В силу пункта 1.1 указанного Регионального соглашения о минимальной заработной плате в Санкт-Петербурге на 2017 год (заключенного в Санкт-Петербурге 12.09.2016) минимальная заработная плата в Санкт-Петербурге установлена в сумме 16000 рублей.
Месячная заработная плата работника, работающего на территории Санкт-Петербурга и состоящего в трудовых отношениях с работодателем, в отношении которого действует настоящее Соглашение, не может быть ниже размера минимальной заработной платы, установленного в пункте 1.1 настоящего Соглашения, при условии, что указанным работником полностью отработана за этот период норма рабочего времени и выполнены нормы труда (трудовые обязанности).
Доказательств того, что истцом в указанный период не полностью отработана норма рабочего времени ответчиком не представлено.
Таким образом, судебная коллегия считает, что общий размер заработной платы истца за заявленный истцом период работы у ответчика с 17.03.2017 по 27.04.2017 составляет сумму в размере 22857 рублей 14 копеек (16000 за месяц + 6857,14 за 9 дней).
В соответствии с положениями статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что в судебном заседании нашло свое подтверждение нарушение трудовых прав истца со стороны работодателя, учитывая степень и характер данных нарушений, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 5000 рублей, полагая заявленную истцом к взысканию сумму явно завышенной.
Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2018 года отменить в части.
Установить факт трудовых отношений К. в обществе с ограниченной ответственностью «АН «Статус» с 23.01.2017 по 27.04.2017.
Взыскать заработную плату за период с 17.03.2017 по 27.04.2017 в размере 22857 рублей 14 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.
В остальной части решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО