Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.03.2020 N 33-6874/2020 по делу N 2-5036/2019

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 марта 2020 г. N 33-6874/2020

Судья: Немченко А.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Кордюковой Г.Л.
судей Ягубкиной О.В.
Козловой Н.И.
при секретаре Ч.
рассмотрела в открытом судебном заседании 18 марта 2020 года апелляционную жалобу Б. на решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2019 года по гражданскому делу N 2-5036/2019 иску Б. к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Санкт-Петербургский государственный морской технический университет» о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Кордюковой Г.Л., выслушав объяснения истца Б., представителя ответчика Ш., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда,

установила:

Истец Б. обратилась в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Санкт-Петербургский государственный морской технический университет» (далее — СПбГМТУ), в котором просит взыскать с ответчика компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 14 359,22 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 35 000 рублей.
В обоснование заявленных требований истец ссылается на то, что работала в должности юрисконсульта СПбГМТУ в период с 28.05.2015 по 14.06.2018 включительно. При увольнении истец получила компенсацию за неиспользованный отпуск 16,33 календарных дня, вместо положенных 24 календарных дня. В личной карточке истца отмечено, что она находилась в отпуске в период с 06.02.2017 по 12.02.2017 (7 календарных дней) и 19.03.2018 (1 календарный день). Однако, работодатель не известил истца в установленном порядке о предоставлении очередного отпуска, о чем свидетельствует отсутствие подписи истца в приказе 1 (1в) от 09.01.2017 и 19 (1В) от 02.03.2018 соответственно. В указанные дни истец находилась на работе и исполняла свои трудовые функции, что подтверждается данными системы контрольно-пропускного режима, а также приказами, которые истец визировала (Приказы от 06.02.2017 N 39 (2), 40 (2), 41 (2), 42 (2), 44 (2), 46 (2П), 47 (2); Приказы от 10.02.2017 N 52 (2П), 53 (2П), 54 (2), 55 (2), 56 (2), 57 (2)). На претензию о взыскании задолженности, направленную ответчику 01.11.2018 и полученную им 06.11.2018, ответчик не ответил.
Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2019 года в удовлетворении исковых требований Б. отказано.
В апелляционной жалобе истец просит решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2019 года отменить, как незаконное и необоснованное.
Со стороны ответчика представлены возражения на апелляционную жалобу, по доводам которых ответчик просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
Изучив материалы дела, заслушав объяснения истца Б., которая доводы апелляционной жалобы поддержала в полном объеме, представителя ответчика Ш., которая просила апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу, проверив законность и обоснованность принятого по делу решения в пределах доводов жалобы в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
В соответствии с положениями ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного решения в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется, исходя из следующего.
В силу ст. 114 Трудового кодекса Российской Федерации работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.
В соответствии со ст. 122 Трудового кодекса Российской Федерации оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно.
В соответствии с положениями ст. 123 Трудового кодекса Российской Федерации очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации не позднее чем за две недели до наступления календарного года в порядке, установленном ст. 372 настоящего Кодекса для принятия локальных нормативных актов. График отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника. О времени начала отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее чем за две недели до его начала.
Согласно ст. 124 ТК РФ Ежегодный оплачиваемый отпуск должен быть продлен или перенесен на другой срок, определяемый работодателем с учетом пожеланий работника, в случаях: временной нетрудоспособности работника; исполнения работником во время ежегодного оплачиваемого отпуска государственных обязанностей, если для этого трудовым законодательством предусмотрено освобождение от работы; в других случаях, предусмотренных трудовым законодательством, локальными нормативными актами.
Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней) (часть 4 статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации).
В силу положений ст. 127 Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.
Из материалов дела следует, что 29.05.2015 между Б. и СПбГМТУ заключен трудовой договор N 182, в соответствии которым Б. была принята на должность юрисконсульта (л.д. 4-7).
Приказом N 560 от 14.06.2018 действие трудового договора, заключенного с Б., прекращено по инициативе работника на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д. 8).
С приказом о прекращении трудового договора Б. ознакомлена 14.06.2018, в приказе указано о компенсации за неиспользованный отпуск 16,33 календарных дней (л.д. 8), в личной карточке ф. N Т-2 отражены все отпуска, использованные истцом, указанной карточкой истец располагала на день увольнения.
При увольнении размер компенсации неиспользованного отпуска истец не оспаривала.
Из представленных в материалы дела документов усматривается, что 14.11.2016 в СПбГМТУ был составлен график отпусков юридического отдела, согласно которому Б. согласован ежегодный оплачиваемый отпуск в период с 06.02.2017 по 12.02.2017-7 дней, с 29.05.2017 по 11.06.2017-14 дней, с 04.09.2017 по 10.09.2017-7 дней (л.д. 65).
С указанным графиком, а также с согласованием ежегодного оплачиваемого отпуска в период с 06.02.2017 по 12.02.2017 истец была ознакомлена, что подтверждается ее подписью в данном графике (л.д. 65).
При этом в ходе судебного разбирательства истец не оспаривала факт подписания вышеуказанного графика и наличие ее желания на предоставление отпуска на 7 дней в период с с 06.02.2017 по 12.02.2017.
В своих возражениях истец указывала на то, что представленный ответчиком график содержит исправления и не утвержден работодателем, однако данное обстоятельство не свидетельствует о подложности представленного документа, заверенного работодателем, и имеющим все необходимые реквизиты.
Кроме того, согласно расчетному листку за январь 2017 года, Б. произведена оплата отпуска за период с 06 февраля 2017 года по 12 февраля 2017 года (л.д. 38).
Факт оплаты предоставленного отпуска истец в ходе судебного разбирательства не оспаривала.
Согласно расчетному листку за январь 2017 года Б. выплачено 16 003,16 рублей с учетом оплаты отпуска за период с 06.02.2017 по 12.02.2017, в то время как за февраль 2017 года выплата составила 9 808,14 рублей за вычетом дней отпуска (л.д. 38-39).
В этой связи, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что истцу было известно о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска за период с 06.02.2017 по 12.02.2017, данный отпуск ей был оплачен, о переносе отпуска на иное время истец к работодателю не обращалась, в связи с чем оснований для вывода о нарушении трудовых прав истца не имеется.
Кроме того, судебная коллегия также полагает подлежащими отклонению доводы апелляционной жалобы истца о том, что ей не было известно о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска 19.03.2018 (1 календарный день).
В материалах дела график отпусков сводный, утвержденный руководителем учреждения от 15.12.2017 (л.д. 63-64) с учетом мнения представительного органа, в котором отражен отпуск 1 календарный день 19 марта 2018 года.
В материалы дела представлен приказ N 19 от 02.03.2018 о предоставлении отпуска работникам (л.д. 59).
В данном приказе содержится распоряжение о предоставлении отпуска двум работникам: Б. на период с 26.03.2018 по 30.03.2018 продолжительностью 5 дней, Б. на период с 19.03.2018 по 19.03.2018 продолжительностью 1 календарный день и Ф. на период с 12.03.2018 по 18.03.2018.
В приказе имеется подпись Б. в графе «с приказом работник ознакомлен», при этом Б. расписалась только напротив периода предоставления отпуска с 26.03.2018 по 30.03.2018.
Учитывая, что вышеуказанный приказ о предоставлении отпуска работникам составлен на одном листе в виде таблицы из трех пунктов, при этом внизу приказа имеется подпись и.о. ректора СПбГМТУ, то вывод суда, что истец ознакомлена с приказом о предоставлении ей отпуска 19.03.2018, является правомерным
Таким образом, поскольку истец подписала вышеуказанный приказ N 19 от 02.03.2018 о предоставлении отпуска работникам, и при этом в ходе судебного разбирательства свою подпись в данном приказе не оспаривала, то судебная коллегия полагает, что выводы суда о том, что истцу было известно о предоставленном ей ежегодном оплачиваемом отпуске в размере 1 календарного дня.
Из представленного в материалы дела расчетного листка за март 2018 года усматривается, что Б. был оплачен предоставленный отпуск за 1 календарный день 19.03.2018 (л.д. 53-54).
Таким образом, все выплаты ответчиком произведены в предусмотренные законом сроки и в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Частью 1 статьи 136 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что при выплате заработной платы работодатель обязан извещать в письменной форме каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, о размерах иных сумм, начисленных работнику, в том числе денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, о размерах и об основаниях произведенных удержаний, об общей денежной сумме, подлежащей выплате.
Материалами дела подтверждается, что работодателем формируются в электронном виде расчетные листки, которые работники получают в бухгалтерии организации, в расчетных листка отражается оплата отпуска, доказательств, что истцу отказано было в феврале 2017 года и в марте 2018 года в выдаче расчетных листков материалы дела не содержат.
Доводы истца о том, что она работала 01.03.2018 и в период с 06 февраля 2017 года по 12 февраля 2017 года, что ею осуществлялось визирование приказов по Университету от 06.02.2017 N 39 (2), 40 (2), 41 (2), 42 (2), 44 (2), 46 (2П), 47 (2); приказы от 10.02.2017 N 52 (2П), 53 (2П), 54 (2), 55 (2), 56 (2), 57 (2), не подтверждают факт, что истцу не были предоставлены ежегодные оплачиваемые отпуска.
Так, из представленных в материалы дела приказов от 06.02.2017 N 39 (2), 40 (2), 41 (2), 42 (2), усматривается, что они завизированы Б. 03.02.2017, приказ 47 (2) завизирован истцом 02.02.2017, то есть до предоставления ей отпуска с 06.02.2017.
Приказ N 44 (2) подписан Б. 06.02.2017. В приказе 46 (2П), отсутствует дата визирования его истцом, так же как и в приказе N 52 (2П). Приказы 53 (2П), 54 (2), 55 (2), 56 (2), 57 (2) завизированы истцом 09.02.2017.
Вместе с тем, наличие в некоторых приказах визы истца в даты предоставленного ей оплачиваемого отпуска с 06.02 по 12.02.2017 года не свидетельствует о выполнении ею трудовых обязанностей в период очередного оплачиваемого отпуска.
В материалах дела отсутствует приказ об отзыве работника из отпуска в соответствии с положениями ст. 125 ТК РФ, предусматривающей, что отзыв работника из отпуска допускается только с его согласия. Неиспользованная в связи с этим часть отпуска должна быть предоставлена по выбору работника в удобное для него время в течение текущего рабочего года или присоединена к отпуску за следующий рабочий год.
Согласно представленной в материалы дела справке СПбГМТУ от 05.12.2019 табель учета рабочего времени за февраль 2017 года в расчетном отделе бухгалтерии отсутствует, то обстоятельство, что в табеле учета рабочего времени за март 2019 года 19.03.2018 для Б. отмечен, как явочный, не свидетельствует о нарушении прав истца, поскольку представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что Б. была уведомлена о том, что данный день предоставлен ей в качестве очередного оплачиваемого отпуска, за данный день истцу в полном объеме выплачены отпускные. Работодателем издан приказ о предоставлении истцу отпуска продолжительностью 1 календарный день.
Время отдыха, как установлено статьей 106 ТК РФ, это время, в течение которого работник свободен от выполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению.
Явка на работу по своему усмотрению не создает у работодателя обязанности оплачивать указанные дни как рабочие при отсутствии заявлений работника о переносе дней отпуска и отсутствии приказов об отзыве работника из отпуска по распоряжению работодателя.
При этом истец не оспаривала, что не обращалась к работодателю с заявлениями о переносе запланированных ею отпусков на 2017 и 2018 годы. Кроме того, при расчете компенсации за неиспользованный отпуск за 8 календарных дней истец не учитывает, что за данные дни она получила отпускные, что подтверждается представленными в материалы дела расчетными листами.
В соответствии с положениями ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней).
Согласно ст. 114 Трудового кодекса Российской Федерации, работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.
Время ежегодных отпусков оплачивается исходя из среднего заработка. При этом порядок исчисления среднего заработка одинаков как для оплаты основных и дополнительных отпусков, так и для выплаты компенсации за неиспользованный отпуск.
В этой связи, оснований для вывода о нарушении прав истца не имеется, дни отпуска работодателем оплачены в полном объеме, что подтверждается представленными в материалы дела доказательствами и не оспаривалось самим истцом в ходе судебного разбирательства.
Отказывая в удовлетворении заявленного иска, суд первой инстанции также принял во внимание доводы ответчика о пропуске истцом срока на обращение в суд заявленными требованиями.
В соответствии с ч. 2 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.
Из положений приведенных норм в их совокупности следует, что специальный процессуальный срок для случаев невыплаты или не полной выплаты денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении работника составляет один год со дня прекращения трудового договора.
Из материалов дела следует, что трудовой договор расторгнут с истцом 14.06.2018, начало течения срока обращения в суд 15.06.2018, в то время как с настоящим иском в суд Б. обратилась 07.08.2019 (л.д. 16,17), то есть по истечении предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации годичного срока.
При этом Б. заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока на том основании, что изначально ею подавалось мировому судье судебного участка N 105 Санкт-Петербурга заявление о вынесении судебного приказа.
Определение мирового судьи о возвращении данного заявления вынесено 07.06.2019.
Утверждение истца, что только 29.07.2019 она получила определение мирового судьи от 07.06.2019 года, материалами дела не подтверждено, поскольку истцом представлена копия определения мирового судьи (л.д. 12-13) без приложения конверта, подтверждающего дату получения истцом судебной корреспонденции от мирового судьи.
При этом Б. могла получить 07.06.2019 года информацию о возврате ее заявления на Интернет-портале сайта ГАС правосудие.
Таким образом доказательств невозможности подачи настоящего иска в районный суд до 15.06.2019 года истцом не представлено.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 16 постановления от 29 мая 2018 г. N 15 разъяснил следующее: «Судам необходимо учитывать, что при пропуске работником срока, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о применении которого заявлено ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин (часть четвертая статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). В качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, как то: болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и т.п.
К уважительным причинам пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть также отнесено и обращение работника с нарушением правил подсудности в другой суд, если первоначальное заявление по названному спору было подано этим работником в установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации срок.
Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что Б. является дипломированным юристом, 23.06.2014 ей был выдан диплом по специальности юриспруденция (л.д. 66). В СПбГМТУ Б. была принята на работу и осуществляла трудовую деятельность в должности юрисконсульта, что следует из заключенного с ней договора, что предполагает знание положений трудового законодательства.
Само по себе обращение истца в суд с нарушением правил родовой подсудности не является уважительной причиной для восстановления пропущенного срока на обращения в суд. Каких-либо иных доказательств, объективно препятствующих своевременному обращению в суд с заявленными требованиями, истцом не представлено.
Согласно ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Поскольку нарушений трудовых прав истца со стороны ответчика не установлено, то оснований для взыскания компенсации морального вреда не имеется.
По сути, все доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, повторяют позицию истца, изложенную при рассмотрении дела судом первой инстанции, основаны на неверном толковании положений законодательства, направлены на переоценку доказательств, не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали бы изложенные выводы, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены решения суда.
С учетом изложенного, судебная коллегия находит, что суд первой инстанции, разрешив спор, правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, не допустил недоказанности установленных юридически значимых обстоятельств и несоответствия выводов, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, правомерно учел положения подлежащих применению норм закона, и принял решение в пределах заявленных исковых требований.
Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судебной коллегией не установлено.
При таком положении судебная коллегия полагает, что решение суда первой инстанции является законным, обоснованным, оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.
Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

определила:

Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 12 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. — без удовлетворения.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО