Апелляционное определение Свердловского областного суда от 27.05.2016 № 33-9214/2016

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 мая 2016 г. по делу N 33-9214/2016

Судья Володина Т.Э.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,
судей Кокшарова Е.В., Лузянина В.Н.,
при секретаре Б.,
с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе Свердловской областной прокуратуры Даниловой А.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело
по иску Ж. к открытому акционерному обществу «ЕВРАЗ Нижнетагильский металлургический комбинат» о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда,
по апелляционной жалобе истца Ж. на решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 17.02.2016.
Заслушав доклад судьи Колесниковой О.Г., объяснения истца Ж. и его представителя Ч. (действует на основании ордера адвоката N от ), поддержавших апелляционную жалобу, объяснения представителя ответчика С. (действует на основании нотариальной доверенности серии 3 от сроком по ), возражавшей относительно доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Даниловой А.В., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

установила:

Ж. обратился в суд с иском к ОАО «ЕВРАЗ Нижнетагильский металлургический комбинат» (далее по тексту — Комбинат) о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда.
В обоснование требований указал, что является инвалидом , с работал у ответчика, с — в качестве . истец ознакомлен с уведомлением о расторжении трудового договора с в связи с сокращением численности штата работников цеха. В период с по он был временно нетрудоспособен, по выходу на работу ознакомлен с приказом об увольнении на основании п. 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ. С увольнением не согласен, поскольку в нарушение ст. ст. 179, 180 Трудового кодекса РФ работодателем не рассмотрен вопрос о его преимущественном праве на оставление на работе, притом что сам истец является инвалидом и на его иждивении находится нетрудоспособный сын-инвалид, ему не предложена иная, подходящая по состоянию здоровья, работа, что свидетельствует о невыполнении работодателем обязанности по выделению рабочих мест для инвалидов. Кроме того, работодателем необоснованно отказано в предоставлении очередного отпуска согласно графику отпусков. Неправомерными действиями работодателя истцу причинен моральный вред, выразившийся в бессоннице, переживаниях в связи невозможностью трудоустройства.
На основании изложенного, Ж. просил восстановить его на работе в прежней должности, взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в размере руб. Кроме того, просил взыскать с ответчика расходы по составлению искового заявления в размере руб.
Представитель ответчика С. иск не признала, указала, что процедура увольнения истца в связи с сокращением штата сотрудников организации работодателем соблюдена, истец был уведомлен о предстоящем увольнении за два месяца. Вакантные должности, подходящие истцу по состоянию здоровья, на предприятии отсутствовали. Кроме того, в установленном законом порядке получено мотивированное мнение профсоюзного органа относительно увольнения истца. Вопрос преимущественного права на оставление на работе не подлежал рассмотрению, поскольку приказом управляющего директора Комбината от N из штатного расписания одновременно исключены обе ставки . Квоты для приема на работу инвалидов ответчиком выполняются, однако на момент увольнения истца все имеющиеся квотируемые рабочие места были заняты другими работниками-инвалидами. Трудовые права истца работодателем нарушены не были, в связи с чем оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда не имеется. Также пояснила, что Ж. в нарушение п. 2.5 трудового договора не сообщал в отдел кадров предприятия о наличии у него на иждивении сына-инвалида, в связи с чем указанное обстоятельство не могло быть учтено работодателем. В предоставлении очередного отпуска истцу отказано правомерно, поскольку в соответствии с графиком отпусков, обязательным для работника и работодателя, отпуск Ж. должен был быть предоставлен и пришелся на период его временной нетрудоспособности, при этом заявление о предоставлении отпуска написано истцом после издания распоряжения о его увольнении.
Прокурор Куликова О.В. дала заключение об отсутствии оснований для удовлетворения иска.
Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 17.02.2016 в удовлетворении исковых требований Ж. отказано.
В апелляционной жалобе истец просит решение отменить в связи с неправильным применением норм материального права, принять новое решение. В обоснование приводит доводы, аналогичные доводам иска. Настаивает на наличии у него преимущественного права на оставление на работе как инвалида, наличии у работодателя обязанности предоставить ему иную подходящую работу. Полагает, что судом не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что на его иждивении находится сын, являющийся инвалидом.
В возражениях на апелляционную жалобу заместитель прокурора Тагилстроевского района г. Нижний Тагил Куликова О.В. полагает выводы суда первой инстанции правильными, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Изучив материалы, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда исходя из указанных доводов (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ), судебная коллегия не усматривает оснований для его отмены.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
В соответствии с ч. ч. 2, 3 ст. 180 Трудового кодекса РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.
О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.
Согласно ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса РФ увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
Как следует из материалов дела и установлено судом, в период с по истец состоял в трудовых отношениях с Комбинатом, с и до момента увольнения работал
Согласно справке МСЭ N от Ж. установлена группа инвалидности бессрочно (т. 1 л. д. 11, 12).
Приказом N от Управляющего директора Комбината из штатного расписания Комбината с исключены две штатные единицы (т. 1 л. д. 114, 115). Во исполнение данного приказа начальником отдела кадров Комбината издано распоряжение N от об уведомлении работников о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата (т. 1 л. д. 117, 118). Истец о предстоящем увольнении в связи с сокращением его должности уведомлен (т. 1 л. д. 120).
и истец ознакомлен с имеющимися у работодателя вакансиями (том 1 л. д. 8, 125).
на заседании президиума профсоюзного комитета первичной профсоюзной организации Комбината дано согласие на увольнение Ж., указано на отсутствие нарушений процедуры сокращения штата работников (т. 1 л. д. 130).
Распоряжением N от трудовой договор с истцом расторгнут в связи с сокращением штата работников, на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.
Признавая законным увольнение истца и отказывая в иске Ж. о восстановлении на работе, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше положениями закона и исходил из того, что факт действительного сокращения обеих штатных единиц ответчиком подтвержден и установленный трудовым законодательством порядок увольнения не нарушен, поскольку истец предупрежден о предстоящем увольнении за 2 месяца, был ознакомлен с имеющимися вакансиями для замещения (однако не мог их занимать по медицинским показаниям), работодателем получено мотивированное мнение профсоюзного органа относительно увольнения истца, в день увольнения с истцом произведен расчет, на следующий день ему выдана трудовая книжка. При этом суд проверил доводы истца о нарушении работодателем его преимущественного права на оставление на работе и пришел к выводу, что требования ст. 179 Трудового кодекса РФ работодателем не нарушены.
Судебная коллегия полагает такие выводы суда правильными, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам и не противоречат положениям закона, регулирующим спорные правоотношения.
Как следует из материалов дела, в штатном расписании структурного подразделения, в котором работал истец, к моменту начала проведения работодателем мероприятий по сокращению численности и штата работников имелось две ставки (т. 1 л. д. 144, 145), которые занимали Л. и сам истец Ж.
Приказом N от из штатного расписания исключены обе штатные единицы , в связи с чем оснований для рассмотрения вопроса о преимущественном праве истца на оставление на работе у работодателя не имелось. Наличие такого права подлежит проверке работодателем только в случае сокращения численности работников организации (когда сокращается одна или несколько ставок по одной должности), в данном же случае имело место сокращение всех ставок имевшихся в штатном расписании В этой связи доводы истца о том, что при его увольнении работодателем не учтено как наличие у него инвалидности, так и наличие у него на иждивении сына-инвалида правового значения для оценки законности увольнения не имеют.
Доводы Ж. о невыполнении ответчиком обязанности по предоставлению ему другой подходящей по состоянию здоровья работы проверялись судом первой инстанции и обоснованно были им отклонены.
и истец ознакомлен с имеющимися у работодателя свободными вакансиями: водитель автомобиля, грузчик, монтер пути, слесарь-ремонтник, такелажник, токарь, фильтровальщик, осмотрщик-ремонтник вагонов, слесарь по ремонту подвижного состава (т. 1 л. д. 125).
Индивидуальной программой реабилитации инвалида от предусмотрено, что Ж. противопоказан тяжелый физический труд, переохлаждение, подъем на высоту, рекомендована работа сторожа (т. 1 л. д. 13, 14).
Таким образом, истец не мог быть переведен на указанные вакантные должности ввиду наличия медицинских противопоказаний, что им по существу и не оспаривалось. Доказательств наличия иных вакантных должностей, подходящих Ж. по состоянию здоровья, материалы дела не содержат, ответчик наличие таких должностей отрицает, истец на их наличие не ссылается.
Правомерно отклонил суд и доводы истца о нарушении ответчиком законодательства о предоставлении рабочих мест инвалидам.
В соответствии со ст. 21 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» работодателям, численность работников которых превышает 100 человек, законодательством субъекта Российской Федерации устанавливается квота для приема на работу инвалидов в размере от 2 до 4 процентов среднесписочной численности работников. При исчислении квоты для приема на работу инвалидов в среднесписочную численность работников не включаются работники, условия труда которых отнесены к вредным и (или) опасным условиям труда по результатам аттестации рабочих мест по условиям труда или результатам специальной оценки условий труда.
Согласно ч. 2 ст. 22 названного Закона минимальное количество специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов устанавливается органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации для каждого предприятия, учреждения, организации в пределах установленной квоты для приема на работу инвалидов.
Как следует из письма ГКУ «Нижнетагильский центр занятости» (т. 1 л. д. 189) в 2015 г. для Комбината установлена квота в количестве трех специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов. Указанная квота ответчиком выполнена, созданы рабочие места для инвалидов, которые вакантными не являются (т. 1 л. д. 190), доказательства обратного истцом не представлены.
При этом, как верно указано судом, обязанность по организации занятости инвалидов в соответствии с квотой возлагается на работодателей при приеме инвалидов на работу и не предоставляет инвалиду преимущественного права на оставление на работе при сокращении численности или штата сотрудников организации.
Доводы истца о том, что он был принят на работу к ответчику на рабочее место, созданное в рамках установленной ответчику квоты специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов, не только ничем не подтверждены, но и опровергаются материалами дела, в частности, заявлением Ж. о приеме на работу и приказом о его приеме на работу, из которых следует, что Ж. принят на работу к ответчику в порядке перевода из ООО «РМК НТМК» (т. 1 л. д. 54, 59).
При таком положении, решение суда об отказе в иске Ж. о восстановлении на работе является законным и обоснованным. Соответственно, правомерно отказано судом и в удовлетворении производного искового требования о взыскании компенсации морального вреда.
Ссылка в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что работодателем необоснованно запрашивалось мотивированное мнение профсоюзного комитета, в то время как истец не является членом профсоюзной организации, не может повлечь отмены решения суда, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о незаконности увольнения и нарушении трудовых прав истца, напротив, запрос мотивированного мнения профсоюза, как правильно указано судом в решении, является в данной ситуации дополнительной гарантией соблюдения прав работника при увольнении.
Доводы жалобы о несоответствии трудового договора установленным образцам и инструкциям по причине того, что в нем не указан перечень лиц, относящихся к иждивенцам, перечень лиц, имеющих право на преимущественное оставление на работе, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в соответствии с положениями ст. 57 Трудового кодекса РФ указанные условия не являются обязательными для включения в текст трудового договора.
Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и нуждались в дополнительной проверке, апелляционная жалоба истца не содержит.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РФ безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.
Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

решение Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 17.02.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Ж. — без удовлетворения.

Председательствующий
О.Г.КОЛЕСНИКОВА

Судьи
Е.В.КОКШАРОВ
В.Н.ЛУЗЯНИН

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.