Апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 08.11.2016 № 33-2523/2016

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 ноября 2016 г. по делу N 33-2523/2016

Судья: Левкин В.Ю.
Докладчик: Демидчик Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:
судьи-председательствующего Демидчик Н.В.,
судей Адушкиной И.В., Елиной Т.А.,
при секретаре В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании 08 ноября 2016 г. в г. Саранске Республики Мордовия дело по апелляционной жалобе истца Н. и апелляционному представлению и.о. Ковылкинского межрайонного прокурора Козлова Л.В. на решение Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 20 июля 2016 г.
Заслушав доклад судьи Демидчик Н.В., судебная коллегия

установила:

Н. обратилась в суд с иском к государственному бюджетному учреждению (далее — ГБУ) «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
В обоснование иска указала, что приказом от 31 мая 2016 г. N 69 уволена с должности ветеринарного врача ветеринарно-санитарной экспертизы, а на ее место переведен другой работник низкой квалификации.
С приказом о сокращении занимаемой должности и новым штатным расписанием ее не ознакомили.
Своими действиями ответчик причинил ей существенные нравственные страдания.
По этим основаниям просила суд восстановить ее в должности ветеринарного врача ветеринарно-санитарной экспертизы подразделения государственного ветеринарного надзора при ОАО Птицефабрика «Атемарская» Ковылкинское отделение с должностными обязанностями ветврача производственного контроля, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула из расчета <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. в месяц и 40 000 руб. в счет компенсации морального вреда.
Решением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 20 июля 2016 г. иск оставлен без удовлетворения.
Н. подала апелляционную жалобу на решение суда, указав, что ответчик предложил ей не все вакантные должности, нарушено ее преимущественное право на оставление на работе, как работника с более высокой квалификацией; по предложенным вакантным должностям ответчиком не были разъяснены условия работы, должностные обязанности, наличие доставки до места работы и иные предусмотренные законом условия труда; выводы суда об экономии ответчика при сокращении численности работников не соответствуют действительности (л.д. 151 — 153).
И.о. Ковылкинского межрайонного прокурора Козлов Л.В. подал апелляционное представление на решение суда, указав на то, что Н. была уволена до истечения двухмесячного срока со дня уведомления о сокращении, а также на то, что ответчиком нарушено преимущественное право истца на оставление на работе, поскольку на ее рабочее место переведен ветврач низкой квалификации; этот довод не был проверен и отражен в решении суда. С учетом этого просил решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований (л.д. 155 — 157).
Главный ветеринарный врач ГБУ «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» Б. подал возражения на апелляционные жалобу и представление, указывая на несостоятельность изложенных в них доводов (л.д. 164 — 169, 170 — 172).
В судебном заседании Н. доводы апелляционной жалобы поддержала.
В судебном заседании прокурор Умнова Е.В. доводы апелляционного представления поддержала.
В судебном заседании представитель ГБУ «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» Т. относительно апелляционных жалобы и представления возразила.
Рассмотрев дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления, судебная коллегия приходит к следующему.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Н. занимала должность ведущего ветеринарного врача ветсанэксперта ГБУ «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных».
Во исполнение уведомления начальника Республиканской ветеринарной службы Республики Мордовия Е. об оптимизации численности штата в размере 5% годового фонда оплаты труда 28 марта 2016 г. был издан приказ N 39 «О внесении изменений в штатное расписание», которым исключены из штатного расписания с 01 июня 2016 г. должности: ведущий ветеринарный врач-бактериолог в количестве 1 единицы, ведущий ветеринарный врач-ветсанэксперт в количестве 2 единицы, лаборант в количестве 1 единицы.
31 марта 2016 г. главный ветеринарный врач ГБУ «Ковылкинская РСББЖ» Б. уведомил председателя профсоюзного комитета Г. о предстоящем сокращении указанных должностей. В этот же день уведомление о сокращение было направлено в ГКУ РМ «Центр занятости населения».
31 марта 2016 г. Н. под роспись было вручено уведомление о предстоящем сокращении и увольнении по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ).
В этот же день истцу под роспись были предложены вакантные должности: ветеринарный фельдшер Кочелаевской участковой ветеринарной лечебницы, ветеринарный врач 1 категории Рыбкинской участковой ветеринарной лечебницы.
20 мая 2016 г. главным ветеринарным врачом ГБУ «Ковылкинская РСББЖ» Б. в профсоюзный комитет ГБУ «Ковылкинская РСББЖ» направлено обращение о даче мотивированного мнения профкома первичной профсоюзной организации по поводу расторжения трудового договора по пункту 2 части первой статьи 81 ТК РФ с членом профкома ведущим ветеринарным врачом ветсанэкспертом Н.
26 мая 2016 г. получено мотивированное мнение первичной профсоюзной организации ГБУ «Ковылкинская РСББЖ».
Приказом от 31 мая 2016 г. N 69 Н. уволена в связи с сокращением численности сотрудников по пункту 2 части первой статьи 81 ТК РФ.
С приказом об увольнении истица была ознакомлена в этот же день, однако от подписи об ознакомлении отказалась, о чем был составлен соответствующий акт.
Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела, ответчиком не оспариваются и сомнения в достоверности не вызывают.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания незаконным приказа об увольнении и восстановления истца в прежней должности, поскольку увольнение произведено в связи с оптимизацией организационной структуры и штатной численности работников, срок и порядок увольнения работодателем соблюдены.
Между тем с таким выводом суда нельзя согласиться по следующим основаниям.
Обстоятельствами, имеющими значение для правильного рассмотрения и разрешения данного дела, являются установление факта сокращения занимаемой истцом должности, а также соблюдение предусмотренного законом порядка увольнения.
Согласно пункту 2 части первой статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
В соответствии с частью первой статьи 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.
О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее, чем за два месяца до увольнения (часть вторая указанной статьи).
В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» прекращение трудового договора на основании пункта 2 части первой статьи 81 ТК РФ признается правомерным при условии, что сокращение численности или штата работников в действительности имело место. Обязанность доказать данное обстоятельство возлагается на ответчика.
Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34 часть 1; статья 35 часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.
Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.
Факт сокращения должности ведущего ветеринарного врача ветсанэксперта ГБУ «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» в количестве 2 штатных единиц, одну из которых замещала истец, подтверждается приказом N 39 от 28 марта 2016 г. «О внесении изменений в штатное расписание», а также штатными расписаниями с 1 января 2016 года и с 1 июня 2016 г.
Вместе с тем работодателем допущено нарушение порядка увольнения, выразившееся в следующем.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в части 2 пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).
Частью второй статьи 14 ТК РФ предусмотрено, что течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.
Сроки, исчисляемые годами, месяцами, неделями, истекают в соответствующее число последнего года, месяца или недели срока. В срок, исчисляемый в календарных неделях или днях, включаются и нерабочие дни (часть третья указанной статьи).
Как усматривается из материалов дела, истец была предупреждена о предстоящем увольнении 31 марта 2016 г., соответственно двухмесячный срок предупреждения, начинающий исчисляться со следующего дня, то есть с 1 апреля 2016 г., истекал 1 июня 2016 г. В связи с этим Н. могла быть уволена не ранее чем со 2 июня 2016 г., в то время как увольнение было произведено с 31 мая 2016 г., то есть до истечения установленного законом срока предупреждения.
Учитывая, что работодателем не был соблюден предусмотренный нормами трудового законодательства порядок увольнения истца, вывод суда о законности его увольнения нельзя признать правильным.
Согласно статье 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.
Требования Н. в части восстановления ее в должности «ветеринарного врача ветеринарно-санитарной экспертизы подразделения государственного ветеринарного надзора при ОАО Птицефабрика «Атемарская» Ковылкинское отделение с должностными обязанностями ветврача производственного контроля» подлежат удовлетворению в части восстановления в должности ведущего ветеринарного врача — ветсанэксперта государственного бюджетного учреждения «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных», то есть в ранее занимаемой должности в соответствии с приказами и трудовым договором.
Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.
Так как увольнение истца произведено работодателем с нарушением требований трудового законодательства с учетом положений статьи 394 ТК РФ истец подлежит восстановлению на работе в прежней должности и в ее пользу подлежит взысканию средний заработок за все время вынужденного прогула.
Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.
Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат.
При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале — по 28-е (29-е) число включительно).
Согласно материалам дела за 12 месяцев, предшествующих увольнению истца (с мая 2015 г. по апрель 2016 г.), ей начислено <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп., отработано за указанный период 213 дней, тем самым среднедневной заработок истца составляет <данные изъяты> руб. (<данные изъяты> / 213).
Период вынужденного прогула с 31 мая 2016 г. по 08 ноября 2016 г. — 113 рабочих дней.
Таким образом, средний заработок истца за время вынужденного прогула за вычетом выплаченной суммы выходного пособия <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. (<данные изъяты> + <данные изъяты> + <данные изъяты>) составит <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп. (<данные изъяты> x 113 — <данные изъяты>).
В соответствии со статьей 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (абзац четвертый пункта 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).
На основании изложенного, судебная коллегия считает возможным взыскать с ответчика, исходя из требований разумности и справедливости в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 3000 руб.
В соответствии с частью третьей статьи 98 ГПК РФ в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов.
Согласно части первой статьи 98, статье 103 ГПК РФ, подпунктам 1, 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика в доход соответствующего бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1829 руб. (исходя из размера удовлетворенных материальных требований (800 + 3% (<данные изъяты> — 20 000)) и с учетом удовлетворения неимущественных требований об оспаривании законности увольнения и взыскании компенсации морального вреда (300 + 300)), от уплаты которой истец при подаче иска была освобождена в силу закона (статьи 393 ТК РФ).
Руководствуясь пунктом 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

отменить решение Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 20 июля 2016 г.
Принять по делу новое решение, которым исковые требования Н. удовлетворить частично.
Восстановить Н. в должности ведущего ветеринарного врача — ветсанэксперта государственного бюджетного учреждения «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» с 31 мая 2016 г.
Взыскать с государственного бюджетного учреждения «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» в пользу Н. заработную плату за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> (<данные изъяты>).
Взыскать с государственного бюджетного учреждения «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» в пользу Н. компенсацию морального вреда в размере 3000 (три тысячи) рублей.
Взыскать с государственного бюджетного учреждения «Ковылкинская районная станция по борьбе с болезнями животных» в доход бюджета Ковылкинского муниципального района Республики Мордовия государственную пошлину в размере 1829 (одна тысяча восемьсот двадцать девять) рублей.
В остальной части исковые требований оставить без удовлетворения.

Председательствующий судья
Н.В.ДЕМИДЧИК

Судьи
И.В.АДУШКИНА
Т.А.ЕЛИНА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.