Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного суда Республики Татарстан от 10.10.2019 № 2-7/2019, 33-17750/2019

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 октября 2019 г. по делу N 2-7/2019, 33-17750/2019

Судья Шарифуллин Ш.Н.
УИД N 16RS0036-01-2018-003861-14
Учет N 048г

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе
председательствующего Муртазина А.И.,
судей Мелихова А.В., Новосельцева С.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Г.,
рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Новосельцева С.В. гражданское дело по апелляционной жалобе Е. на решение Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 05 августа 2019 года, которым постановлено:
исковые требования Е. к обществу с ограниченной ответственностью «ЖЭУ N 10» о взыскании долга оставить без удовлетворения.
Встречные исковые требования общества с ограниченной ответственностью «ЖЭУ N 10» к Е. о признании трудового договора дистанционного работника незаключенным удовлетворить.
Признать трудовой договор дистанционного работника от 01 октября 2015 года незаключенным.
Взыскать с Е. в пользу общества с ограниченной ответственностью «ЖЭУ N 10» 62946 рублей в возмещение оплаченной стоимости проведенной судебной экспертизы.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения истца Е., поддержавшего доводы жалобы, представителя ответчика — Н., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

установила:

Е. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ЖЭУ N 10» (далее по тексту — ООО «ЖЭУ N 10») о взыскании задолженности по заработной плате.
В обоснование заявленных требований истец указал, что согласно приказу ответчика от <дата>…. он был принят на работу в ООО «ЖЭУ 10» на 0,5 ставки юрисконсульта с заработной платой в размере 17300 рублей в месяц на постоянной основе. <дата> истец уволился по собственному желанию. Также между сторонами <дата> был заключен трудовой договор дистанционного работника. Разделом 5 данного договора были оговорены условия выплаты дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения конкретных дел в судах с учетом сложности дела, времени, затраченного по ведению дел, средних расценок на оказание юридических услуг по Республике Татарстан. Ответчиком истцу была выдана доверенность от <дата>…. на осуществление всех полномочий и совершение всех процессуальных действий от имени ООО «ЖЭУ N 10», предоставляемые стороне в судебных процессах.
Постановлением Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2018 года N 11-АД187-1 отменены определение Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 03 февраля 2017 года N 12-68/2017, определение Верховного Суда Республики Татарстан от 01 марта 2017 года N 7-232/2017 и постановление заместителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 13 июля 2017 года N 4а-1011, состоявшиеся в отношении ООО «ЖЭУ N 10» по делу об административном правонарушении, вменяемом ответчику по постановлению административной комиссии исполкома Альметьевского муниципального района от 19 октября 2016 года N 1950, которым ООО «ЖЭУ N 10» было привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 200000 рублей. Дело направлено на новое рассмотрение в Альметьевский городской суд Республики Татарстан. С сайта Альметьевского городского Республики Татарстан суда истец узнал, что решением от 26 февраля 2018 года по делу N 12-105/2018 постановление административной комиссии исполкома Альметьевского муниципального района отменено, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности по привлечению к административной ответственности. Принятые меры судебной защиты позволили избежать ответчика как материальных убытков, так и вероятности отзыва лицензии по управлению многоквартирными домами, либо приостановки деятельности на срок до трех месяцев. Трудовым контрактом дистанционного работника от <дата>, заключенным между ООО «ЖЭУ N 10» и Е. помимо основной заработной платы в размере 18000 рублей в месяц предусмотрена выплата вознаграждения от 6% от выигранных сумм. По делам неимущественного характера сумма вознаграждения выплачивается в зависимости от сложности дела.
Истец указывает, что им были подготовлены жалобы на названное выше постановление о привлечении ответчика к административной ответственности в Альметьевский городской суд Республики Татарстан, жалобы в Верховный суд Республики Татарстан на определение Альметьевского городского суда от 03 февраля 2017 года N 12-68/2017, подготовлена кассационная жалоба на определение Верховного суда Республики Татарстан от 01 марта 2017 года N 7-232/2017 в Верховный суд Республики Татарстан, кассационная жалоба на постановление заместителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 13 июля 2017 года N 4а-1011.
С учетом расценок по Республике Татарстан на оказание юридических услуг подобного рода, требований квалифицированного подхода к подготовке и написанию кассационной жалобы в высшую судебную инстанцию, а также частичной оплаты общего объема выполняемой работы на 0,5 ставки юрисконсульта размер вознаграждения по данному делу оценен Е. в размере 40000 рублей.
Предъявленную истцом претензию от <дата> ответчик отклонил по формальным мотивам, изложенным в ответе от <дата>. Для подготовки квалифицированных и мотивированных жалоб на судебные постановления Е. для углубленного изучения фактических обстоятельств дела, норм материального и процессуального права, судебной практики по делам подобного рода, было затрачено значительное время для составления объемных мотивированных жалоб.
На основании изложенного истец просил взыскать с ответчика в свою пользу 40000 рублей долга за оказание юридических услуг по ведению дела о признании незаконным, отмене постановления административной комиссии исполкома Альметьевского муниципального района от <дата>…., восстановить срок на подачу искового заявления о выплате вознаграждения, как вытекающего из трудовых правоотношений.
Представитель ответчика иск не признал, обратился со встречным иском к Е. о признании трудового договора дистанционного работника незаключенным, указывая, что между сторонами был заключен трудовой договор от <дата>…., согласно которому Е. был принят в организацию на должность юриста с окладом в размере 17300 рублей по совместительству. Проработав в организации более 2,5 лет, Е. <дата> подал заявление об увольнении по собственному желанию. В соответствии с этим, ООО «ЖЭУ N 10» приказом от <дата>…. были расторгнуты трудовые отношения с Е. Кроме того указал, что в ходе рассмотрения настоящего дела истцом в материалы дела была предоставлена копия трудового договора дистанционного работника б/н от <дата>. В соответствии с пунктом 9.1 этого трудового договора дистанционного работника обязательным условием его заключенности является наличие подписей обеих сторон, заверенных печатью. На трудовом договоре дистанционного работника от <дата> имеются подписи сторон и оттиск печати ответчика «Для финансовых документов». Однако, данная печать не принадлежит организации ответчика, так как такого вида печати в обществе не предусмотрено. В материалах настоящего дела имеются письменные объяснения директора ООО «ТАМАРА» от <дата> (организации, изготавливающей штампы, аншлаги, таблички для ООО «ЖЭУ N 10»), который подтвердил, что печать «для финансовых документов» была изготовлена ошибочно <дата> для общества и в дальнейшем была уничтожена без передачи в ООО «ЖЭУ N 10». У ответчика не имелось печати «для финансовых документов» ни до даты ошибочного изготовления, ни после. Кроме того, в организации действует приказ «О порядке использования печатей и штампов ООО «ЖЭУ N 10» от <дата>…., в котором указан закрытый перечень печатей и штампов ООО «ЖЭУ N 10». Применение печатей и штампов, не указанных в данном приказе, не допускается. Данный акт не содержит упоминаний о печати ООО «ЖЭУ N 10» «для финансовых документов», о ее уничтожении, смене или введении. Все финансовые документы заверяются печатью N Р 06-272/12. Согласно пояснению бывшего директора ООО «ЖЭУ N 10» К., трудовой договор дистанционного работника от <дата> с Е. никогда не заключался и ею не подписывался. Таким образом, ООО «ЖЭУ N 10» полагает, что указанный спорный договор сфальсифицирован Е. и не может признаваться заключенным. Факт незаключенности трудового договора дистанционного работника от <дата> также подтверждает то обстоятельство, что его условия никогда не исполнялись сторонами. Заключив трудовой договор от <дата>, Е. завели соответствующую личную карточку работника, куда были внесены соответствующие записи. Логично, что при заключении еще одного трудового договора, а именно дистанционного работника от <дата> в личную карточку были бы внесены изменения, добавлен вышеуказанный договор. Однако, в личной карточке Е. отсутствует запись о заключении трудового договора дистанционного работника от <дата>. Это объясняется тем, что ООО «ЖЭУ N 10» не заключало такого договора. Как указывалось выше, первоначально между сторонами был заключен трудовой договор от <дата>, согласно которому Е. был принят в организацию на должность юриста по совместительству с окладом в размере 17300 рублей. Истец в обоснование своих требований ссылается на трудовой договор дистанционного работника от <дата>, подписанный сторонами ООО «ЖЭУ N 10» (работодатель) и Е. (дистанционный работник), по которому последний был принят на должность юрисконсульта с окладом 18000 рублей. В материалы дела ООО «ЖЭУ N 10» представило платежные поручения, подтверждающие выплату заработной платы Е. в размере 17300 рублей (до вычета НДФЛ), что соответствует его заработной плате по трудовому договору от <дата>….. В каждом платежном поручении в назначении платежа указана ссылка на трудовой договор от <дата>….. Однако, информации о выплате заработной платы в размере 18000 рублей (заработная плата по трудовому договору дистанционного работника) не содержится, Е. она также не была предоставлена. Соответственно, ООО «ЖЭУ N 10» не начисляла заработной платы Е. по договору дистанционного работника, а трудовой договор дистанционного работника, предоставленный Е., не отражается ни в одном документе ООО «ЖЭУ N 10».
Просил признать трудовой договор дистанционного работника от <дата> между ООО «ЖЭУ N 10» и Е. незаключенным.
В судебном заседании истец Е. свои исковые требования поддержал, встречный иск не признал.
Суд в приведенной выше формулировке принял решение об отказе в удовлетворении первоначального иска и об удовлетворении встречного.
В апелляционной жалобе Е. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение, об удовлетворении заявленных им исковых требований. При этом приводит доводы, аналогичные доводам искового заявления, озвученным при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Указывает на наличие оснований для взыскания с ответчика вознаграждения по договору дистанционного работника.
В суде апелляционной инстанции истец Е. апелляционную жалобу поддержал.
Представитель ответчика — Н. с доводами жалобы не согласился.
Выслушав объяснения участников процесса, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного решения по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.
В соответствии с частью 1 статьи 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.
Частью 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании заключаемого ими трудового договора.
Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть 3 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).
В силу статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
Положениями статьи 312.1 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что дистанционной работой является выполнение определенной трудовым договором трудовой функции вне места нахождения работодателя, его филиала, представительства, иного обособленного структурного подразделения (включая расположенные в другой местности), вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под контролем работодателя, при условии использования для выполнения данной трудовой функции и для осуществления взаимодействия между работодателем и работником по вопросам, связанным с ее выполнением, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети «Интернет».
Дистанционными работниками считаются лица, заключившие трудовой договор о дистанционной работе.
В соответствии со статьей 312.2 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор о дистанционной работе и соглашения об изменении определенных сторонами условий трудового договора о дистанционной работе могут заключаться путем обмена электронными документами. При этом в качестве места заключения трудового договора о дистанционной работе, соглашений об изменении определенных сторонами условий трудового договора о дистанционной работе указывается место нахождения работодателя.
В случае, если трудовой договор о дистанционной работе заключен путем обмена электронными документами, работодатель не позднее трех календарных дней со дня заключения данного трудового договора обязан направить дистанционному работнику по почте заказным письмом с уведомлением оформленный надлежащим образом экземпляр данного трудового договора на бумажном носителе.
При заключении трудового договора о дистанционной работе путем обмена электронными документами документы, предусмотренные статьей 65 настоящего Кодекса, могут быть предъявлены работодателю лицом, поступающим на дистанционную работу, в форме электронного документа. По требованию работодателя данное лицо обязано направить ему по почте заказным письмом с уведомлением нотариально заверенные копии указанных документов на бумажном носителе.
Если трудовой договор о дистанционной работе заключается путем обмена электронными документами лицом, впервые заключающим трудовой договор, данное лицо получает документ, подтверждающий регистрацию в системе индивидуального (персонифицированного) учета, в том числе в форме электронного документа, самостоятельно.
Ознакомление лица, заключающего трудовой договор о дистанционной работе, с документами, предусмотренными частью третьей статьи 68 настоящего Кодекса, может осуществляться путем обмена электронными документами.
Из материалов дела следует, что на основании приказа руководителя ООО «ЖЭУ N 10 от <дата>…. истец в период с <дата> по <дата> работал у ответчика в качестве юрисконсульта на 0,5 ставки с заработной платой в размере 17300 рублей в месяц на постоянной основе, после чего уволился по собственному желанию.
Также истцом в материалы дела представлен договор дистанционного работника б/н от <дата>, в соответствии с которым Е. установлен должностной оклад в размере 18000 рублей в месяц. Разделом 5 данного договора оговорены условия выплаты дополнительного вознаграждения работнику по итогам рассмотрения конкретных дел в судах с учетом сложности дела, времени, затраченного по ведению дел, средних расценок на оказание юридических услуг по Республике Татарстан.
Истец указывает, что ответчиком не были оплачены работы именно данному договору дистанционного работника, в связи с чем, полагая что его права нарушены, Е. обратился в суд с настоящим иском.
Разрешая спор и принимая решение по делу, суд первой инстанции, исходя из обстоятельств дела и представленных доказательств, пришел к выводу о незаключенности договора дистанционного работника, в связи с чем отказал истцу в удовлетворении первоначального иска.
Судебная коллегия соглашается с указанными выводом суда первой инстанции, поскольку он соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона.
Доводы апелляционной жалобы истца по заявленным основаниям, нельзя признать обоснованными.
Так оба представленных в деле трудовых договора имеют одинаковый период действия, заключены между одними и теми же лицами. Таким образом эти трудовые договоры должны были действовать одновременно.
Однако, одновременное действие указанных договоров, заключенных с одним работодателем, невозможно, поскольку осуществление работы на месте или дистанционно является лишь способом исполнения работником трудовой функции и заключение еще одного трудового договора противоречит указанным выше нормам Трудового кодекса Российской Федерации.
Кроме того, сторонами не отрицается, что за весь период работы Е. в ООО «ЖЭУ N 10» заработная плата выплачивалась истцу по условиям трудового договора от <дата>…., не содержащего условия о выплате вознаграждения в размере 6% от выигранных сумм. В личной карточке Е. также отсутствует запись о заключении с ним трудового договора дистанционного работника от <дата>.
При изложенных обстоятельствах у суда не имелось оснований для удовлетворения заявленных истцом требований.
Таким образом, решение суда в части отказа в удовлетворении первоначального иска и удовлетворении встречных требований ООО «ЖЭУ N 10» следует признать соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, постановленным на основании представленных доказательств, которые были надлежащим образом исследованы и оценены.
Вместе с тем, судебная коллегия не соглашается с решением суда в части возложения на Е. расходов по оплате проведенной по делу судебной экспертизы.
В силу статьи 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, наряду с прочими, суммы, подлежащие выплате экспертам.
Согласно требованиям статьи 393 Трудового кодекса Российской Федерации при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.
Е. обратился в суд с иском к ООО «ЖЭУ N 10» о взыскании невыплаченной заработной платы. Наличие трудовых отношений между сторонами по трудовому договору от <дата>…. сторонами подтверждено.
В ходе рассмотрения дела определением суда от 23 октября 2018 года по ходатайству представителя ООО «ЖЭУ N 10» назначена судебная экспертиза. Ввиду несогласия истца с поставленными перед экспертами вопросами, Е. была подана частная жалоба на определение суда, которая определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 06 декабря 2018 года оставлена без удовлетворения.
В связи с тем, что данный спор вытекает из трудовых отношений и, принимая во внимание, что в силу статьи 393 Трудового кодекса Российской Федерации истец независимо от результата рассмотрения трудового спора освобождается от уплаты судебных издержек, суд правомерно возложил бремя несения расходов по проведению экспертизы на ответчика по первоначальному иску. Однако, при вынесении оспариваемого решения с истца в пользу ответчика необоснованно были взысканы расходы, понесенные ООО «ЖЭУ N 10» при проведении указанной экспертизы.
Согласно статьям 71 и 72 Конституции Российской Федерации, судебная процедура, включая производство по делам, вытекающим из трудовых отношений, определяется законодателем.
Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обуславливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации, как социальном правовом государстве. При этом законодатель учитывает не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя (в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу), в силу чего устанавливает процессуальные гарантии защиты трудовых прав работников при рассмотрении трудовых споров в суде, к числу которых относится и освобождение работника от судебных расходов (статья 393 Трудового кодекса Российской Федерации).
Таким образом, в целях предоставления дополнительных гарантий по обеспечению судебной защиты работниками своих трудовых прав трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов, что является исключением из общего правила, установленного частью 1 статьи 98 и частью 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.36 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 393 Трудового кодекса Российской Федерации, работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от уплаты судебных расходов.
Исходя из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению законодатель, предопределяя обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, учитывая не только экономическую (материальную), но и организационную зависимость работника от работодателя, в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу, предоставил дополнительную гарантию гражданам при обращении их в суд с иском о защите нарушенных или оспариваемых трудовых прав, освободив их от уплаты судебных расходов.
Таким образом, на истца, обратившегося в суд с требованием, вытекающим из трудовых отношений, в том числе с требованием о взыскании заработной платы, не может быть возложена обязанность по оплате судебных расходов, включая расходы на проведение экспертизы.
При таких обстоятельствах решение суда в части возложения на Е. по трудовому спору обязанности по возмещению работодателю расходов по оплате проведенной по делу экспертизе не может быть признано законным и подлежит отмене в данной части.
Руководствуясь статьями 199, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 05 августа 2019 года по данному делу отменить в части взыскания с Е. в пользу общества с ограниченной ответственностью «ЖЭУ N 10» расходов по оплате судебной экспертизы в размере 62946 рублей.
В остальной части решение Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 05 августа 2019 года по данному делу оставить без изменения.
Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение трех месяцев в Шестой кассационный суд общей юрисдикции через суд первой инстанции.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО