АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Воронежского областного суда от 28.03.2019 № 33-1371/2019

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 марта 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:
председательствующего Кузнецовой Л.В.,
судей Квасовой О.А., Фофонова А.С.,
при секретаре К.,
с участием прокурора Сбитневой Е.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Квасовой О.А.
гражданское дело по иску Г.Е. к Государственному бюджетному учреждению Воронежской области «Спортивная школа паралимпийского резерва» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,
по апелляционной жалобе Г.Е.
на решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 31 октября 2018 года
(судья Гусева Е.В.)

установила:

Г.Е. обратилась в суд с вышеназванным иском к ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва», ссылаясь на нарушение ответчиком ее трудовых прав. В обоснование своих требований она указала на то, что с. года она работала в «ДЮШАФКИ» (в настоящее время ГБУ ВО «СШПР») психологом на основании трудового договора;. ответчиком было вручено ей уведомление от. о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации с. года; приказом ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» от. года N. истица была уволена с занимаемой должности в связи с сокращением штата работников на основании вышеприведенного п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Не согласившись с увольнением, указывая на наличие у нее преимущественного права на оставление на работе, а также на то, что ей не были предложены все имеющиеся у работодателя вакантные должности, Г.Е. просила:
восстановить ее на работе в ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» в должности психолога;
взыскать с ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула с. года по день вынесения решения суда;
взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере. рублей (л.д. 2 — 5, том 1).
Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 31 октября 2018 года исковые требования Г.Е. оставлены без удовлетворения (л.д. 38, 39 — 51, том 3).
Г.Е. в апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене состоявшегося решения как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, ссылается, в том числе, на то, что она была принята на работу на должность психолога, а не педагога-психолога, указывает на возможность предоставления ей вакантной должности инструктора-методиста, не исполнение работодателем своей обязанности по организации профессиональной подготовки, переподготовки, а также на сокрытие ответчиком от нее вышеуказанной должности инструктора-методиста, обращает внимание на противоречивость информации, представленной ответчиком в Центр занятости населения и самой истице о наличии свободных вакансий, а также на наличие у нее преимущественного права на оставление на работе, просит решение отменить, постановить новое, которым удовлетворить заявленные ею требования в полном объеме (л.д. 83 — 89, том 3).
В судебное заседание явились: истец Г.Е., представители ответчика ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» — Т., Г.О., прокурор Воронежской областной прокуратуры Сбитнева Е.А..
В судебное заседание не явился представитель Управления физической культуры и спорта Воронежской области, которое судом было надлежащим образом извещено, в том числе путем публикации сведений на официальном сайте Воронежского областного суда, о причинах неявки представителя не сообщило, каких-либо доказательств наличия уважительных причин его отсутствия в судебное заседание не представлено.
Неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и иных процессуальных прав, поэтому не является преградой для рассмотрения судом дела по существу.
Доказательств, свидетельствующих об уважительности причин неявки на момент рассмотрения дела, указанное лицо судебной коллегии не представило, в связи с чем на основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом мнения сторон, судебная коллегия сочла возможным рассмотрение дела в его отсутствие.
В судебном заседании Г.Е. поддержала доводы апелляционной жалобы, просила решение суда отменить, постановить новое, которым удовлетворить заявленные ею требования в полном объеме.
Представители ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» — Т., Г.О. в судебном заседании возражали по доводам апелляционной жалобы, настаивали на оставлении решения суда без изменения, жалобы истца — без удовлетворения.
Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения сторон, заключение прокурора Сбитневой Е.А., ходатайствующей о приобщении к материалам дела возражений на апелляционную жалобу и указывающей на законность и обоснованность постановленного решения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, не находит оснований для ее удовлетворения.
В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: 1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; 2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; 3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; 4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, исходя из изученных материалов дела, не имеется.
Согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
Ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
В соответствии с ч. 1 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.
Как следует из разъяснений, изложенных в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии с частью третьей статьи 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.
В силу положений ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией (ч. 1).
Установлено судом и следует из материалов дела, что. года между Г.Е. (Работник) и «ДЮШАФКИ» (в настоящее время ГБУ ВО «СШПР») заключен трудовой договор N., согласно которому Школа принимает Работника на работу на должность психолога (л.д. 16, том 1). Данный договор заключен на определенный срок: с. года по. года.
В соответствии с дополнительным соглашением N. от. 4 года к вышеуказанному трудовому договору, стороны договорились внести изменения в трудовой договор от. года N., изложив его в новой редакции согласно Приложению N 1 к настоящему дополнительному соглашению (л.д. 31, том 1). При этом новым трудовым договором предусмотрено, что работник принимается на работу в ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» на должность педагога-психолога (л.д. 32 — 36).
Согласно акту от. года, составленному комиссией в составе зам. директора Б.И.В., ст. инструктора-методиста Б.Е.М., инструктора-методиста Д.И.Г., специалиста по кадрам Т.Е.В. Г.Е. отказалась от подписи вышеуказанного дополнительного соглашения (л.д. 30, том 1).
П. 1.6 Устава ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» предусмотрено, что учредителем и собственником учреждения является Воронежская область, полномочия Учредителя от имени Воронежской области осуществляет Управление физической культуры и спорта Воронежской области (л.д. 53 — 84, том 2).
Письмом Минспорта России от. N. «Об отзыве с исполнения методических рекомендаций» рекомендовано при организации деятельности, связанной со спортивной подготовкой, руководствоваться положениями приказа Минспорта России от 30 октября 2015 года N 999 «Об утверждении требований к обеспечению подготовки спортивного резерва для спортивных сборных команд Российской Федерации».
В связи с переходом учреждения с. года на спортивную подготовку приказ Управления физической культуры и спорта Воронежской области от. года N. «О подведомственных управлению физической культуры и спорта Воронежской области государственных бюджетных учреждениях Воронежской области» (л.д. 10 — 11, том 1) принят в рамках реализации проводимой Министерством спорта Российской Федерации политики по переводу ДЮСШ и СДЮСШОР из учреждений дополнительного образования в учреждения спортивной подготовки, реализующие программы спортивной подготовки в соответствии с федеральными стандартами.
Приказом ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» от. года N. в целях совершенствования организационной структуры и внедрения новых услуг были внесены в штатное расписание изменения, по которым был введен общий отдел со штатным составом: начальник отдела — 1 единица, экономист — 1 единица, бухгалтер — 1 единица, юрисконсульт — 1 единица, инженер-программист — 1 единица, специалист по кадрам — 1 единица, психолог — 1 единица, водитель автомобиля — 1 единица (л.д. 41 — 42, том 2).
Приказом ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» от. года N. исключены с. года из штатного расписания соответствующие должности, среди которых должность «педагог-психолог» — 2 единицы (л.д. 12, том 1).
В связи с вышеизложенными обстоятельствами. года Г.Е. была уведомлена работодателем о сокращении занимаемой ею должности с. года, а также об отсутствии по состоянию на указанную дату у ответчика вакантных должностей, требующих квалификации истца, а также нижестоящих и нижеоплачиваемых вакантных должностей и работы (л.д. 43, том 1), однако от подписи в получении данного уведомления от. года N. истица отказалась, что отражено в акте от. года (л.д. 44, том 1).
.,. года,. года,. года Г.Е. также уведомлялась об отсутствии вакантных должностей, требующих ее квалификации, нижестоящих и нижеоплачиваемых вакантных должностей, в том числе, путем направления их по почте, о ее увольнении в соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. года; от подписи данных уведомлений Г.Е. также отказалась (л.д. 12 — 25, том 2).
Приказом ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» от. года N. трудовой договор с Г.Е. расторгнут на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников организации, с приказом истец ознакомлена в день увольнения (л.д. 47, том 2).
Разрешая настоящий спор по существу, суд первой инстанции оценил представленные сторонами доказательства, в том числе, помимо вышеуказанных документов, штатное расписание ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» от. года по состоянию на. года (л.д. 38 — 39, том 2), штатное расписание ответчика по состоянию на. года (л.д. 36 — 37, том 2), в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и с учетом приведенных выше норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, и разъяснений в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» пришел к обоснованному выводу об отказе Г.Е. в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку у ответчика имелись предусмотренные законном основания для его увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации и был соблюден установленный ст. 180 и ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации порядок увольнения по данному основанию. Так, факт сокращения штата, в том числе и занимаемой истцом должности в результате мероприятий по сокращению штата, подтверждается представленными в суд доказательствами, в том числе, вышеназванными штатными расписаниями, о сокращении должности истица была уведомлена в установленные законом сроки, вакантных должностей на момент увольнения истца с работы, соответствующих его квалификации и образованию, в том числе нижестоящих, не имелось.
Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции и считает необоснованными, голословными доводы истицы, изложенные в апелляционной жалобе, о том, что фактически сокращение численности или штата работников отсутствовало.
Не может судебная коллегия признать состоятельными и указания истца в жалобе на то обстоятельство, что она была принята на работу и занимала должность психолога, а не педагога-психолога, поскольку это ее утверждение противоречит представленным в материалы дела доказательствам.
Так действительно, как было указано ранее,. года между Г.Е. (Работник) и «ДЮШАФКИ» (в настоящее время ГБУ ВО «СШПР») заключен трудовой договор N., согласно которому Школа принимает Работника на работу на должность психолога; данный договор заключен на определенный срок: с. года по. года.
Однако из трудовой книжки истца следует, что она принята на работу в вышеуказанное учреждение в должности педагога-психолога с. года (л.д. 41 — 46, том 1); Г.Е. была ознакомлена с должностными инструкциями от. года, от. года именно педагога-психолога, а не просто психолога (л.д. 215 — 217, 218 — 224, том 2); в судебном заседании. года истица подтверждает прохождение переаттестации именно в качестве педагога-психолога.
Не отрицалось сторонами, что именно в связи с заниманием Г.Е. должности педагога-психолога, а не просто психолога, ей предоставлялись удлиненные ежегодные основные оплачиваемые отпуска продолжительностью 42 календарных дня с сохранением средней заработной платы и рабочего места, был введен определенный режим рабочего времени (л.д. 251, том 2).
Таким образом, из представленных доказательств, как правильно указал суд первой инстанции, действительно следует факт занимания Г.Е. именно подлежащей сокращению должности.
Доводы апелляционной жалобы о наличии у ответчика возможности предоставить ей вакантную должность инструктора-методиста, не исполнении работодателем своей обязанности по организации профессиональной подготовки, переподготовки, являлись предметом рассмотрения в суд первой инстанции, направлены на оспаривание судебного решения, в связи с чем судебная коллегия не может признать их состоятельными.
Как правильно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, принимая во внимание профессиональный стандарт, утвержденный Приказом Минтруда России от 08 сентября 2014 года N 630н, согласно которому инструктор-методист обязан иметь среднее профессиональное образование в области физической культуры и спорта или среднее профессиональное образование и дополнительное профессиональное образование в области физкультуры и спорта, доврачебной помощи, а также учитывая образование истицы (Воронежский технологический институт — квалификация инженер-химик-технолог по специальности технология переработки пластических масс; Спецфакультет Воронежского государственного педагогического университета — практический психолог), указанная ею должность правомерно не была предложена Г.Е., как не имеющей соответствующего образования.
Как следует из вышеприведенных разъяснений, изложенных в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2, при решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.
По вышеизложенным основаниям не может также быть признан обоснованным довод апелляционной жалобы о сокрытии от нее работодателем вышеуказанной должности инструктора-методиста.
Ссылка Г.Е. на ее уведомление о предстоящем сокращении только. года, по мнению судебной коллегии, является голословной, материалами дела данное обстоятельство опровергается.
Доводы истца о нарушении работодателем преимущественного права на оставление ее на работе в соответствии со ст. 179 Трудового Кодекса Российской Федерации несостоятельны, поскольку в соответствии с трудовым законодательством преимущественное право на оставление на работе рассматривается работодателем при сокращении одной (или более) из нескольких одинаковых должностей определенного структурного подразделения при оставлении в штате указанной должности; в рассматриваемом же случае все имеющиеся в подразделении должности педагога-психолога были сокращены, в связи с чем правила ч. 1 ст. 179 Трудового Кодекса Российской Федерации в данном случае не применимы, а доводы истца о преимущественном праве на оставление ее на работе в должности психолога, введенной в новое штатное расписание, перед другим лицом, также ранее занимавшим должность педагога-психолога, не основаны на законе.
Кроме того судебная коллегия обращает внимание, что при наличии нескольких претендентов на имеющиеся вакансии в новом штатном расписании, в данном случае на должность психолога, работодателю предоставлено исключительное право выбора конкретного работника для трудоустройства его на вакантную должность, что и было сделано в данном случае, с учетом сравнительного анализа педагогов-психологов ГБУ ВО «Спортивная школа паралимпийского резерва» Г.Е. и Н.О.В. (л.д. 26, 27 — 29, том 2).
Судебная коллегия обращает внимание, что принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения, что согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации изложенной в Определениях от 24 февраля 2011 года N 236-О-О, от 24 сентября 2012 года N 1690-О.
Иные доводы апелляционной жалобы Г.Е. сводятся к иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылалась истец в суде первой инстанции в обоснование своих требований, они являлись предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных сторонами доказательств в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда подробно изложены в мотивировочной части решения.
При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Нарушений норм материального и процессуального закона судебной коллегией не установлено, в связи с чем оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы с учетом поданных дополнений не имеется.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 31 октября 2018 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Г.Е. — без удовлетворения.

 

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО