Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 21.05.2020 № 88-5333/2020

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 мая 2020 г. по делу N 88-5333/2020

Дело N 2-2742/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Козиной Н.М.,
судей Зеленовой Е.Ф., Грудновой А.В.,
с участием прокурора Трошкиной А.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-2742/2019 по иску П. к публичному акционерному обществу «Магнитогорский металлургический комбинат» о признании распоряжения об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,
по кассационной жалобе публичного акционерного общества «Магнитогорский металлургический комбинат» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 декабря 2019 года.
Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Зеленовой Е.Ф. об обстоятельствах дела, принятых по делу судебных актах, доводах кассационной жалобы, выслушав возражения представителя истца П. — З. относительно доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Трошкиной А.В., указавшей на отсутствие оснований для отмены апелляционного определения в кассационном порядке, судебная коллегия

установила:

П. обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу «Магнитогорский металлургический комбинат» (далее ПАО «ММК»), окончательно настаивал на требованиях о признании распоряжения об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 250 000 руб.
В обоснование заявленных требований указал, что работал в ПАО «ММК» <данные изъяты> в листопрокатном цехе N 5. Распоряжением работодателя от 19 июня 2019 г. N трудовой договор с ним прекращен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников организации. Увольнение считает незаконным, поскольку фактического сокращения штата на предприятии не производилось, поскольку были введены аналогичные должности на этом же участке, на которые приняты предупрежденные вместе с истцом о предстоящем увольнении по сокращению штата другие аппаратчики установки нейтрального газа. Уволен по сокращению штата был только истец без оценки его преимущественного права на оставление на работе перед другими работниками. Незаконными действиями ответчика ему причинен моральный вред.
Решением Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 28 августа 2019 года в удовлетворении исковых требований П. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 декабря 2019 года решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 28 августа 2019 года отменено; распоряжение N N от 19 июня 2019 года об увольнении П. с работы по сокращению штата признано незаконным; П. восстановлен в должности аппаратчика установки нейтрального газа 5 разряда, азотная установка, отделение производства защитных газов, термический участок, листопрокатный цех-5 публичного акционерного общества «Магнитогорский металлургический комбинат» с 20 июня 2019 года; с публичного акционерного общества «Магнитогорский металлургический комбинат» в пользу П. взыскана средняя заработная плата за время вынужденного прогула в размере 123 507,93 руб. и в счет компенсации морального вреда 10 000 руб.; с публичного акционерного общества «Магнитогорский металлургический комбинат» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 3 970,14 руб.
В кассационной жалобе, поданной 30 января 2020 года, заявитель ПАО «ММК» просит отменить апелляционное определение, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права.
П., представитель ПАО «ММК» в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены. Судебная коллегия в соответствии с частью 3 статьи 167, частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации признала возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.
В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции рассматривает дело в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (часть 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебного постановления.
Согласно пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.
В силу части 3 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
Положениями статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность). О предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.
Исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.
Судом апелляционной инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что П. работал в листопрокатном цехе-5 ПАО «ММК» с 08 августа 1979 года, с 26 января 2004 года переведен на термический участок, в отделение производства защитных газов, на азотную установку аппаратчиком установки нейтрального газа в литейно-прокатном цехе-5 ПАО «ММК».
Распоряжением от 19 июня 2019 года «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)» П. уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации — в связи с сокращением численности или штата работников организации.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований П., суд первой инстанции исходил из того, что работодатель вправе самостоятельно определять подлежащие сокращению штатные позиции и численность работников; факт сокращения должности, которую занимал истец, подтвержден, П. своевременно предупрежден о предстоящем увольнении с работы по вышеуказанному основанию, письменного согласия на перевод его на другую работу, имеющуюся у работодателя, не выразил, оснований для определения преимущественного права на оставление истца на работе в соответствии со статьей 179 Трудового кодекса Российской Федерации не имелось, поскольку из штатного расписания листопрокатного цеха-5 были исключены все штатные единицы по должности «аппаратчик установки нейтрального газа». Установив указанные обстоятельства суд пришел к выводу, что порядок увольнения по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации ответчиком соблюден.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на то, что выводы суда первой инстанции противоречат обстоятельствам дела и требованиям закона, регулирующего спорные правоотношения.
Проанализировав штатное расписание листопрокатного цеха — 5, действовавшее на 01 января 2019 года, вносимые в него изменения с 20 марта 2019 года, должностные инструкции аппаратчика установки нейтрального газа термического участка по штатной позиции 627897, аппаратчика установки нейтрального газа по штатным позициям 27853, 27852, 27854, по штатной позиции 27856, суд апелляционной инстанции, исходил из того, что в результате реорганизации и изменения штатного расписания в листопрокатном цеха — 5 фактически произошло сокращение численности аппаратчиков нейтрального газа с 15 до 14 человек с изменением названий штатных позиций в штатном расписании и без изменения функциональных обязанностей работников. Установив, что все аппаратчики установки нейтрального газа, уведомленные об увольнении по сокращению штата, за исключением истца, были переведены аппаратчиками установки нейтрального газа в листопрокатный цех — 5, термический участок, отжигательные печи, тогда как перевод истцу не был предложен; доказательств, подтверждающих, что истец, ранее закрепленный за азотной установкой, не мог как другие переведенные аппаратчики работать на водородной установке, не представлено, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при расторжении с истцом трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации ПАО «ММК» нарушен предусмотренный Трудовым кодексом Российской Федерации порядок увольнения работника по указанному основанию, не учтено преимущественное право истца на оставление на работе по сравнению с другими работниками, которые были приняты в порядке перевода. Признав увольнение истца незаконным, суд апелляционной инстанции восстановил П. на работе с взысканием в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 20 июня 2019 года по 09 декабря 2019 года. Удовлетворяя требования истца о возмещении компенсации морального вреда и определяя его размер, суд апелляционной инстанции учел возраст истца, длительность его работы на предприятии, с которого он был уволен, нравственные страдания истца, которые он претерпел в связи с незаконным увольнением.
Выводы суда апелляционной инстанции о незаконности увольнения П. соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права, подвержены представленными в материалы дела доказательствами, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Доводы кассационной жалобы ответчика об отсутствии у работодателя обязанности уведомлять истца о предстоящем сокращении численности или штата работников, предлагать ему перевод на другую работу в период нахождения работника в ежегодном оплачиваемом отпуске не опровергают правильность выводов суда о нарушении права истца на трудоустройство по сравнению с другими увольняемыми работниками.
Как следует из материалов дела, П. находился в очередном оплачиваемом отпуске с 11 марта по 14 апреля 2019 года, о предстоящем сокращении штата истец был уведомлен 16 апреля 2019 года. Тогда как все другие аппаратчики установки нейтрального газа были уведомлены об увольнении по сокращению штата 18 марта 2019 года и в период с 21 по 22 марта 2019 года с указанными работниками, за исключением истца, ПАО «ММК» заключены соглашения об изменении условий трудовых договоров, на основании заявлений о переводе работники переведены аппаратчиками установки нейтрального газа в листопрокатный цех-5, на термический участок, отжигательные печи (штатная позиция 627897). На момент уведомления П. о предстоящем сокращении штата — 16 апреля 2019 года, вакансий, на которые были переведены вышеуказанные работники, отсутствовали.
Вопреки доводам кассационной жалобы ответчика соблюдение трудовых прав истца и установленных трудовым законодательством гарантий не могло быть поставлено в зависимость от нахождения работника в очередном оплачиваемом отпуске и ухудшать его положение по сравнению с другими работниками, которые в очередном оплачиваемом отпуске не находились.
Доводы кассационной жалобы, указывающие на то, что при увольнении истца не подлежало учету преимущественное право оставления на работе в соответствии с положениями статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации не могут служить основанием для отмены апелляционного определения в кассационном порядке, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, фактически сводятся к переоценке доказательств по делу.
При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы заявителя.
Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 09 декабря 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу публичного акционерного общества «Магнитогорский металлургический комбинат» — без удовлетворения.

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО