Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.02.2020 по делу N 305-ЭС19-26346

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 февраля 2020 г. по делу N 305-ЭС19-26346

Резолютивная часть определения объявлена 18.02.2020.
Полный текст определения изготовлен 26.02.2020.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,
судей Золотовой Е.Н., Попова В.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества «Институт Стволовых Клеток Человека» (далее — институт) на определение Арбитражного суда города Москвы от 19.06.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 и постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.10.2019 по делу N А40-14914/2018,
при участии в судебном заседании представителей института Тай Ю.В. (доверенность от 17.02.2020), Григоряна А.Р., Сбродовой Н.Н., Халилулиной Э.М. (доверенности от 28.06.2019),
Щукарева Антона Глебовича (далее — Щукарев А.Г.) Башилова Б.И. (доверенность от 06.03.2018),
общества с ограниченной ответственностью «ФЭМИЛИС» (далее — общество «ФЭМИЛИС») Носкова И.Ю. (доверенность от 17.02.2020).
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хатыповой Р.А., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

институт обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу «ФЭМИЛИС» и Щукареву А.Г. о взыскании солидарно 5 000 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 494180 (с учетом принятого судом изменения требований в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).
Решением суда первой инстанции от 31.05.2018, оставленным без изменения постановлениями апелляционного суда от 18.09.2018 и Суда по интеллектуальным правам от 21.01.2019, исковые требования удовлетворены частично, с общества «ФЭМИЛИС» и Щукарева А.Г. взыскано солидарно в пользу института 100 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, 960 руб. расходов по уплате государственной пошлины, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Щукарев А.Г. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о взыскании с института понесенных в ходе рассмотрения дела судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 392 000 руб.
Суд первой инстанции определением от 19.06.2019, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 08.08.2019, заявление Щукарева А.Г. удовлетворил в полном объеме.
Суд по интеллектуальным правам постановлением от 14.10.2019 оставил названные судебные акты без изменения и взыскал с института в пользу Щукарева А.Г. 8 500 руб. в возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя при рассмотрении кассационной жалобы.
В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, институт, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права, просит отменить принятые по делу судебные акты по вопросу распределения судебных издержек и принять новый судебный акт.
Представители института в судебном заседании поддержали доводы кассационной жалобы; представители Щукарева А.Г. и общества «ФЭМИЛИС» возражали против доводов жалобы, просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, а также приведенных в выступлениях представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, ответчик Щукарев А.Г., ссылаясь на несение им расходов на оплату услуг представителя при рассмотрении спора по существу, обратился в суд с заявлением о взыскании с института 392 000 руб. судебных расходов.
Удовлетворяя заявленное Щукаревым А.Г. требование в полном объеме, суд первой инстанции сослался на статьи 101, 106, 110 АПК РФ, разъяснения, содержащиеся в пунктах 10, 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее — постановление от 21.01.2016 N 1), в пункте 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.2014 N 167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации».
Суд первой инстанции, поддержанный судами апелляционной и кассационной инстанций, исходил из доказанности факта оказания услуг представителем ответчика и несения расходов на их оплату, недоказанности институтом чрезмерности заявленной к взысканию суммы.
Между тем судами не учтено следующее.
В соответствии со статьей 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.
К судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся, кроме прочего, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде (статья 106 АПК РФ).
Применительно к порядку распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле, как он определен соответствующими положениями процессуального законодательства, Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал следующие правовые позиции:
возмещение судебных расходов осуществляется той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, и на основании того судебного акта, которым спор разрешен по существу; при этом процессуальное законодательство исходит из того, что критерием присуждения судебных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования; данный вывод, в свою очередь, непосредственно связан с содержащимся в резолютивной части судебного решения выводом о том, подлежит ли иск удовлетворению, поскольку только удовлетворение судом требования подтверждает правомерность принудительной реализации его через суд и влечет восстановление нарушенных прав и свобод, что в силу статей 19 (часть 1) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и приводит к необходимости возмещения судебных расходов; в случае частичного удовлетворения иска и истец и ответчик в целях восстановления нарушенных прав и свобод вправе требовать присуждения понесенных ими в связи с необходимостью участия в судебном разбирательстве судебных расходов, но только в части, пропорциональной, соответственно, или объему удовлетворенных судом требований истца, или объему требований истца, в удовлетворении которых судом отказано (определения от 24.06.2014 N 1469-О, от 23.06.2015 N 1347-О, от 19.07.2016 N 1646-О, от 25.10.2016 N 2334-О и другие).
В пунктах 12, 20 постановления от 21.01.2016 N 1 разъяснено, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (часть 2 статьи 110 АПК РФ); при неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (статья 110 АПК РФ); при неполном (частичном) удовлетворении имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано (статья 110 АПК РФ).
Указанные процессуальные нормы направлены на установление условий, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.
Институт, предъявляя иск по настоящему делу, требовал выплаты компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак в размере 5 000 000 руб.
В силу пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в случаях, предусмотренных данным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.
Согласно подпункту 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.
В пункте 60 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление от 23.04.2019 N 10) отражено, что требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Вне зависимости от способа расчета суммы компенсации в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме (пункт 6 части 2 статьи 125 АПК РФ); исходя из размера заявленного требования, определяется подлежащая уплате государственная пошлина.
Удовлетворение требований института о взыскании компенсации в меньшем размере, чем изначально заявленный, является частичным удовлетворением иска по смыслу части 1 статьи 110 АПК РФ и влечет отнесение судебных расходов на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
Как следует из решения от 31.05.2018, понесенные истцом судебные расходы по уплате государственной пошлины суд первой инстанции распределил пропорционально размеру удовлетворенных требований.
Взыскивая заявленные Щукаревым А.Г. судебные расходы на оплату услуг представителя, суд первой инстанции с учетом самостоятельного уменьшения заявителем суммы расходов сослался на частичное удовлетворение иска (2%).
Отклоняя довод института о неприменимости в рассматриваемом случае правила о пропорциональном распределении расходов, суды апелляционной и кассационной инстанций со ссылкой на правовую позицию, изложенную в пункте 48 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, указали на то, что при взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака судебные расходы относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации.
Между тем сформулированное в пункте 48 данного Обзора правило о пропорциональном распределении расходов по уплате государственной пошлины, применимое и при распределении расходов на оплату услуг представителя, не препятствует справедливому их распределению в разумных пределах, что также следует из разъяснений, изложенных в пунктах 12, 13, 20 постановления от 21.01.2016 N 1, положений части 2 статьи 110 АПК РФ.
Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым — на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 N 454-О).
Оценивая разумность суммы, подлежащей возмещению институтом, суд первой инстанции сослался на объемы представленных по делу доказательств и оказанных представителем услуг, сложность рассмотренного спора, количество судебных заседаний, временные затраты, сложившуюся судебную практику.
Однако при этом критерии определения разумности, изложенные в пункте 13 постановления от 21.01.2016 N 1, суд первой инстанции перечислил абстрактно, не проанализировав их применение к обстоятельствам конкретного дела, не указал параметров, по которым оценивались объемы представленных по делу доказательств и оказанных представителем услуг; суд фактически не привел мотивов, по которым признал заявленный размер судебных расходов разумным.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о разумности размера судебных расходов.
Суд кассационной инстанции указал, что сумма расходов, подлежащая взысканию, определена с учетом их разумности, исходя из соблюдения баланса сторон, а упомянутые институтом ставки носят рекомендательный характер, являются минимально возможными.
В постановлении от 11.07.2017 N 20-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил возможность дифференциации правового регулирования распределения судебных расходов в зависимости от характера рассматриваемых судом категорий дел, в том числе с учетом особенностей заявляемых требований, что само по себе не может расцениваться как отступление от конституционных принципов правосудия.
Размер компенсации в защиту нарушенных интеллектуальных прав по смыслу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и разъяснений, изложенных в пункте 62 постановления от 23.04.2019 N 10, определяется судом по своему усмотрению в пределах, установленных ГК РФ, с учетом требований разумности и справедливости, исходя из конкретных обстоятельств дела, характера нарушения, срока незаконного использования, возможных убытков и иных факторов, в том числе определенных Конституционным Судом Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 4.2 Постановления от 13.12.2016 N 28-П разъяснил, что взыскание предусмотренной подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации за нарушение интеллектуальных прав, будучи штрафной санкцией, преследующей в том числе публичные цели пресечения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, является, тем не менее, частноправовым институтом, который основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений (пункт 1 статьи 1 ГК РФ), а именно правообладателя и нарушителя его исключительного права на объект интеллектуальной собственности, и в рамках которого защита имущественных прав правообладателя должна осуществляться с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации требований справедливости, равенства и соразмерности, а также запрета на осуществление прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц, т.е. таким образом, чтобы обеспечивался баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота.
Институт компенсации как мера ответственности за нарушение исключительных прав призван защищать интеллектуальную собственность. Требование о применении мер ответственности за нарушение исключительного права предъявляется к лицу, в результате противоправных действий которого нарушено исключительное право на конкретный объект интеллектуальной собственности.
Таким образом, указанная гражданско-правовая ответственность наступает за доказанный факт нарушения исключительного права на объект интеллектуальной собственности.
Судами при рассмотрении спора по существу в полной мере признана правомерность претензий истца к ответчикам, установлено, что институт обладает всеми необходимыми правами на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 494180, установлен факт действительного совместного совершения ответчиками нарушения исключительного права истца, о котором он заявлял.
Однако при распределении судебных расходов судами не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены размер взысканной компенсации и заявленных расходов.
При названных обстоятельствах Судебная коллегия считает, что взыскание с правообладателя расходов на оплату услуг представителя ответчика в полном объеме ограничивает в подобных случаях возможность защиты интеллектуальной собственности, и не только не обеспечит восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели — стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение собственных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств.
Сложившаяся в настоящем деле ситуация, выражающаяся в возложении на институт — лицо, чье право было нарушено, обязанности выплатить в пользу одного из ответчиков сумму, превышающую в несколько раз взысканную с ответчиков в солидарном порядке компенсацию за допущенное ими нарушение, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.
Подобная ситуация противоречит пункту 4 статьи 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке.
Удовлетворение заявления Щукарева А.Г. в полном объеме в данном случае привело к тому, что нарушенное им совместно с обществом «ФЭМИЛИС» исключительное право института не защищено, а задачи судопроизводства, перечисленные в статье 2 АПК РФ, не достигнуты.
Частью 3 статьи 8 АПК РФ предусмотрено, что арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.
Поскольку приведенные правовые критерии судами не соблюдены и не применены, не учтены характер рассмотренного спора, имеющего свою специфику, и особенность заявленного требования, допущено существенное нарушение норм процессуального права, повлиявшее на исход рассмотрения требования о взыскании расходов, обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене с направлением заявления Щукарева А.Г. на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Дополнительно следует отметить, что в материалах дела содержатся заявление общества «ФЭМИЛИС» о взыскании с института 490 000 руб. расходов на оплату услуг представителя и заявление института о взыскании с ответчиков в солидарном порядке 753 080 руб. 38 коп. судебных расходов, которые в целях соблюдения баланса прав и законных интересов сторон подлежат рассмотрению совместно с заявлением Щукарева А.Г.
При новом рассмотрении суду первой инстанции следует разрешить поданные ходатайства с учетом позиций и заявлений сторон, правильно применив нормы права, принять законный и обоснованный судебный акт.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 — 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 19.06.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 и постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.10.2019 по делу N А40-14914/2018 отменить.
Заявление Щукарева Антона Глебовича о взыскании судебных расходов по делу N А40-14914/2018 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Р.А.ХАТЫПОВА

Судья
Е.Н.ЗОЛОТОВА
В.В.ПОПОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО