Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17.12.2019 N 18-КГ19-144

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 декабря 2019 г. N 18-КГ19-144, 2-1563/2018

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Марьина А.Н. и Гетман Е.С.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Нестеренко Вадима Вячеславовича к обществу с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» о защите прав потребителя
по кассационной жалобе Нестеренко Вадима Вячеславовича на решение Тимашевского районного суда Краснодарского края от 8 октября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 января 2019 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» Кузнецова Р.А., полагавшего необходимым отменить судебные постановления в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Нестеренко В.В. обратился в суд с иском к ООО «Сетелем Банк» (далее — Банк) о защите прав потребителя, сославшись на то, что 6 марта 2014 г. между ним и ответчиком заключен кредитный договор, в ходе исполнения которого 7 июля 2016 г. и 9 июля 2018 г., Банком со счета истца неправомерно списаны два штрафа по 10 000 руб. каждый, что привело к изменению очередности списываемых со счета истца платежей и искусственно созданной Банком просрочке платежей по кредиту.
С учетом уточнений исковых требований истец просил суд восстановить положение, существовавшее до нарушения его прав, а именно отменить наложенные и списанные штрафы в общей сумме 20 000 руб., а также неустойку в общей сумме 895,50 руб. за просрочку платежей, обязать Банк зачислить на лицевой счет Нестеренко В.В. суммы списанных штрафов и неустойки, а также взыскать с ответчика неустойку, предусмотренную пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), компенсацию морального вреда в сумме 20 000 руб. и штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя.
Кроме того, Нестеренко В.В. просил признать недействительными условия кредитного договора от 6 марта 2014 г., устанавливающие штраф в размере 10 000 руб. за незаключение/непролонгацию договора КАСКО и право Банка начислить клиенту штраф в соответствии с существующими тарифами.
Решением Тимашевского районного суда Краснодарского края от 8 октября 2018 г. постановлено взыскать с Банка в пользу Нестеренко В.В. необоснованно списанные в безакцептном порядке денежные средства и обязать Банк зачислить на лицевой счет истца сумму фактически списанного 7 июля 2016 г. штрафа в сумме 10 000 руб., признав незаконным назначение к оплате Нестеренко В.В. 9 июля 2018 г. штрафа в сумме 10 000 руб., 10 августа 2018 г. неустойки — в сумме 447,75 руб., 10 сентября 2018 г. неустойки — в сумме 447,75 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 января 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Нестеренко В.В. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части отказа в удовлетворении требований о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа, как незаконных.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 22 ноября 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 6 марта 2014 г. между Нестеренко В.В. и Банком заключен договор о предоставлении целевого потребительского кредита на приобретение автотранспортного средства N <…> (далее — кредитный договор), по условиям которого Банк предоставил истцу кредит на сумму 117 194,73 руб. для приобретения транспортного средства — автомобиля «LADA GRANTА» по тарифному плану «Партнерский» сроком на 60 месяцев с уплатой 18% годовых, с обеспечением обязательств заемщика по возврату кредита и уплате процентов залогом приобретенного транспортного средства.
Согласно пункту 4.2.4 кредитного договора Нестеренко В.В. принял на себя обязательство от своего имени и за свой счет застраховать автомобиль на сумму не менее общей суммы долга по кредиту, с указанием Банка в качестве первого выгодоприобретателя по рискам, по связанным с гибелью и угоном транспортного средства, на срок не менее одного года (период страхования), а также поддерживать договор страхования КАСКО в силе каждый последующий период страхования до момента полного исполнения клиентом обеспеченного обязательства. За неисполнение заемщиком обязанности по заключению и поддержанию договора КАСКО в силе Банк имеет право на взыскание штрафа в сумме 10 000 руб. (пункт 1.1.2 кредитного договора).
Во исполнение данного обязательства истцом был заключен договор добровольного комплексного страхования приобретенного автотранспортного средства на срок с 6 марта 2014 г. по 5 марта 2014 г. (страховой полис от 6 марта 2014 г. N <…>).
Согласно отчету о движении денежных средств по счету N <…>, открытому Банком на имя Нестеренко В.В., истец ежемесячно вносил на данный счет денежные средства в сумме не менее размера очередного платежа по кредитному договору — 2 987 руб.
7 июля 2016 г. и 9 июля 2018 г. ответчик начислил истцу штраф в сумме по 10 000 руб. за непролонгацию договора страхования КАСКО, а 10 августа и 10 сентября 2018 г. — неустойку за просрочку уплаты ежемесячного платежа в размере по 447,75 руб.
Указанные суммы списаны ответчиком со счета истца в безакцептном порядке.
Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что ни указанным кредитным договором, ни тарифным планом «Партнерский», ни Общими условиями выпуска и обслуживания кредитных продуктов Банка не предусмотрены срок и порядок списания (удержания) наложенных на истца штрафов за непролонгацию договора КАСКО, Нестеренко В.В. своевременно вносил на свой счет денежные средства в погашение кредита в сумме, установленной графиком платежей, с соответствующим назначением платежа, а Банк в нарушение положений статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 3.10.2 главы 4 названных выше общих условий самостоятельно и произвольно изменил назначение вносимых истцом платежей, удерживая и списывая в первую очередь спорные штрафы и неустойку за нарушение сроков исполнения очередного основного обязательства по кредиту, искусственно создав тем самым у истца задолженность по основному обязательству — кредитному договору.
Отказывая в удовлетворении требования о признании недействительными отдельных положений кредитного договора и требований о компенсации морального вреда, взыскании неустойки, штрафа, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске Нестеренко В.В. установленного статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срока исковой давности, о применении которого заявил ответчик, а также о том, что Банк, списывая штраф и неустойку со счета истца в безакцептном порядке, добросовестно полагал, что действует в соответствии с условиями договора, то есть заблуждался относительно его содержания. При этом по результатам рассмотрения спора восстановлено положение, существовавшее до нарушения прав Нестеренко В.В., а оспариваемые истцом действия ответчика по списанию денежных средств с его счета не связаны с оказанием ему как потребителю какой-либо услуги. Кроме того, суд первой инстанции исходил из того, что истец не имеет права требовать взыскания законной неустойки, установленной как пунктом 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, так и статьей 856 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что действия Банка по начислению и списанию со счета истца штрафа связаны с исполнением обязанностей, вытекающих из кредитного договора, которые урегулированы Гражданским кодексом Российской Федерации, а не Законом о защите прав потребителей.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда первой инстанции и апелляционное определение в части разрешения требований о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом о защите прав потребителей и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.
Из преамбулы Закона о защите прав потребителей следует, что потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
Согласно пункту 1 статьи 1 названного закона отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, данным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее — постановление N 17) разъяснил, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.
С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 — 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 2 постановления N 17).
В подпункте «д» пункта 3 постановления N 17 разъяснено, что при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).
Таким образом, гражданин, заключая договор банковского счета, является потребителем финансовой услуги, подпадающей как под действие норм Гражданского кодекса Российской Федерации, так и под действие Закона о защите прав потребителей, в том случае, если банковский счет не используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а используется для личных, семейных, домашних и иных нужд.
Судом установлено, что правоотношения между Нестеренко В.В. и Банком, возникшие на основании смешанного договора, содержащего как условия кредитного договора, так и условия договора банковского счета, являются потребительскими.
Согласно пункту 1 статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента.
В силу пункта 2 статьи 854 того же кодекса без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.
Судами установлено, что истец своевременно вносил на лицевой счет денежные средства в погашение кредита в сумме, установленной графиком платежей, с соответствующим назначением платежа. Банк же в нарушение положений статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также условий заключенного между сторонами договора самостоятельно и произвольно изменил назначение вносимых истцом платежей, списывая в первую очередь штрафы и неустойку за нарушение сроков исполнения очередного основного обязательства по кредиту в отсутствие оснований для такого списания, создав искусственное наличие у истца задолженности по основному обязательству.
Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.
В силу разъяснений, содержащихся в пункте 45 постановления N 17, при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.
Таким образом, по смыслу Закона о защите прав потребителей, сам по себе факт нарушения прав потребителя презюмирует обязанность ответчика компенсировать моральный вред.
В соответствии с пунктом 6 статьи 13 названного закона при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.
Поскольку Банк нарушил права Нестеренко В.В. как потребителя финансовой услуги, предусмотренные пунктом 2 статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации, то оснований для отказа в удовлетворении требования истца о компенсации морального вреда и о взыскании штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя у суда не имелось.
При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции противоречат приведенным выше нормам материального права и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
Помимо нарушения норм материального права судом первой инстанции были допущены также существенные нарушения норм процессуального права.
Отказывая Нестеренко В.В. в удовлетворении требования о взыскании неустойки, суд первой инстанции указал, что к спорным правоотношениям не применимы ни положения пункта 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителя, ни положения статьи 856 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей специальные нормы права, регулирующие правоотношения между банком и вкладчиком.
При этом в нарушение требований части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в решении суда отсутствуют какие-либо мотивы, по которым суд счел невозможным применить при разрешении настоящего спора пункт 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителя, о чем просил истец, и, напротив, рассмотрел требование о взыскании неустойки, предусмотренной статьей 856 Гражданского кодекса Российской Федерации, которое в рамках настоящего спора не заявлялось.
В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.
Такое нормативное регулирование вытекает из конституционно значимого принципа диспозитивности, который, в частности, означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом.
Таким образом, суд первой инстанции в нарушение требований статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие обстоятельств, позволяющих выйти за пределы заявленных требований, рассмотрел и разрешил требование о взыскании неустойки, предусмотренной статьей 856 Гражданского кодекса Российской Федерации, не заявленное истцом.
Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения, как норм материального права, так и норм процессуального права, судом апелляционной инстанции не устранены.
Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).
С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные по делу нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, непреодолимыми, и приходит к выводу об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 января 2019 г. и направлении дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 390.14 — 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 января 2019 г. отменить в части оставления без изменения решения Тимашевского районного суда Краснодарского края от 8 октября 2018 г. об отказе в удовлетворении требований Нестеренко Вадима Вячеславовича к обществу с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа, дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО