Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30.03.2020 N 24-КГ20-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 марта 2020 г. N 24-КГ20-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Жубрина М.А., Гуляевой Г.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 30 марта 2020 г. кассационную жалобу Ярещенко Марины Николаевны на решение Гиагинского районного суда Республики Адыгея от 29 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 26 июля 2019 г.
по делу N 2-204/2019 по иску Ярещенко Марины Николаевны к муниципальному предприятию «Парк им. Букреева П.В.» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Ярещенко М.Н. обратилась 30 апреля 2019 г. в суд с иском к муниципальному предприятию «Парк им. Букреева П.В.» (далее также — МП «Парк им. Букреева П.В.», работодатель) о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 50 000 руб.
В обоснование исковых требований Ярещенко М.Н. ссылалась на то, что она с 10 апреля 2012 г. работала в МП «Парк им. Букреева П.В.» в должности кассира.
Приказом исполняющего обязанности директора МП «Парк им. Букреева П.В.» от 3 декабря 2018 г. N 67 трудовой договор с Ярещенко М.Н. расторгнут и она уволена с работы с 17 декабря 2018 г. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности работников организации.
По мнению Ярещенко М.Н., ее увольнение по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации является незаконным, поскольку сокращение численности работников в МП «Парк им. Букреева П.В.» не проводилось, после ее увольнения в апреле 2019 года на должности кассира предприятием были приняты два работника.
В судебном заседании суда первой инстанции представитель МП «Парк им. Букреева П.В.» исковые требования не признал и заявил ходатайство о применении последствий пропуска истцом предусмотренного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации месячного срока для обращения работника в суд с иском по спору об увольнении с работы.
Решением Гиагинского районного суда Республики Адыгея от 29 мая 2019 г. отказано в удовлетворении исковых требований Ярещенко М.Н. в связи с пропуском срока обращения в суд без уважительных причин.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 26 июля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобе Ярещенко М.Н. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Гиагинского районного суда Республики Адыгея от 29 мая 2019 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 26 июля 2019 г., как незаконных.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы 5 декабря 2019 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Жубрина М.А. от 2 марта 2020 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также — ГПК РФ)).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.
Судом установлено и из материалов дела следует, что 10 апреля 2012 г. между МП «Парк им. Букреева П.В.» и Ярещенко М.Н. заключен трудовой договор N 8, по условиям которого Ярещенко М.Н. была принята на работу в должности кассира.
4 июня 2018 г. заключением бюро медико-социальной экспертизы N 9 (общего профиля) федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Адыгея (Адыгея)» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Ярещенко М.Н. впервые установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию на срок до 1 июля 2019 г.
13 сентября 2018 г. Ярещенко М.Н. была предупреждена работодателем под роспись о предстоящем увольнении ввиду сокращения с 12 ноября 2018 г. должности кассира МП «Парк им. Букреева П.В.».
Приказом исполняющего обязанности директора МП «Парк им. Букреева П.В.» от 3 декабря 2018 г. N 67 трудовой договор с Ярещенко М.Н. расторгнут и она уволена с работы с 17 декабря 2018 г. по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности работников организации.
17 декабря 2018 г. работодатель ознакомил Ярещенко М.Н. с приказом о ее увольнении и в этот же день выдал ей трудовую книжку.
Ярещенко М.Н. по факту нарушения МП «Парк им. Букреева П.В.» ее трудовых прав обращалась 10 января 2019 г. в Государственную инспекцию труда Республики Адыгея, 14 января 2019 г. — в прокуратуру Гиагинского района Республики Адыгея.
18 января 2019 г. государственным инспектором труда Республики Адыгея и 11 февраля 2019 г. прокурором Гиагинского района Республики Адыгея Ярещенко М.Н. на ее обращения даны ответы, в которых рекомендовано в случае несогласия с увольнением из МП «Парк им. Букреева П.В.» обратиться в суд.
19 февраля, 8 и 12 апреля 2019 г. Ярещенко М.Н. обращалась за медицинской помощью в государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Адыгея «Гиагинская Центральная районная больница».
Ярещенко М.Н. 26 февраля, 5 и 9 апреля 2019 г. обращалась за медицинской помощью в государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Адыгея «Адыгейская республиканская клиническая больница».
30 апреля 2019 г. Ярещенко М.Н. обратилась в Гиагинский районный суд Республики Адыгея с иском к МП «Парк им. Букреева П.В.» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
В судебном заседании суда первой инстанции 29 мая 2019 г. Ярещенко М.Н. указывала на наличие уважительных причин пропуска срока обращения в суд с иском об оспаривании законности увольнения, поскольку с момента увольнения и до обращения в суд с иском 30 апреля 2019 г. она предпринимала меры для восстановления своих трудовых прав, а именно по факту нарушения работодателем ее трудовых прав она обращалась 10 января 2019 г. в Государственную инспекцию труда Республики Адыгея, 14 января 2019 г. — в прокуратуру Гиагинского района Республики Адыгея, а также приводила доводы о пропуске данного срока в связи с болезнью, наличием у нее онкологического заболевания и нахождением на амбулаторном лечении.
Суд первой инстанции признал обращения Ярещенко М.Н. в Государственную инспекцию труда Республики Адыгея и прокуратуру Гиагинского района Республики Адыгея уважительными причинами пропуска срока обращения в суд, имевшими место в период с 18 декабря 2018 г. по 11 февраля 2019 г.
Вместе с тем отказывая в удовлетворении исковых требований Ярещенко М.Н. о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд первой инстанции с учетом заявления ответчика о применении к исковым требованиям Ярещенко М.Н. срока на обращение в суд, предусмотренного частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации по спорам об увольнении, пришел к выводу о том, что в период с 26 февраля по 5 апреля 2019 г., то есть более одного месяца, у истца отсутствовали уважительные причины, препятствовавшие ей своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
При этом суд первой инстанции высказал суждение о том, что нахождение Ярещенко М.Н. на амбулаторном лечении не может быть признано уважительной причиной пропуска срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, поскольку не препятствовало ей обратиться в суд с данным иском в установленный трудовым законодательством срок и не связано с ее тяжелым заболеванием, а также имелся перерыв между обращениями Ярещенко М.Н. в учреждения здравоохранения с 26 февраля по 5 апреля 2019 г., превышающий один месяц.
В связи с отказом Ярещенко М.Н. в иске по причине пропуска ею без уважительных причин срока на обращение в суд иные фактические обстоятельства по делу судом не устанавливались и не исследовались.
Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции правильными.
С выводами судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии уважительных причин, препятствовавших Ярещенко М.Н. своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласиться не может ввиду следующего.
Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются, в частности, обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту; обеспечение права на разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров (статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации).
Статьей 381 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что индивидуальный трудовой спор — неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Индивидуальным трудовым спором признается спор между работодателем и лицом, ранее состоявшим в трудовых отношениях с этим работодателем, а также лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор с работодателем, в случае отказа работодателя от заключения такого договора.
Индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами (статья 382 Трудового кодекса Российской Федерации).
Сроки обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора установлены статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации.
Частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до вступления в силу с 1 января 2020 г. Федерального закона от 16 декабря 2019 г. N 439-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части формирования сведений о трудовой деятельности в электронном виде») было предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями 1, 2 и 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, они могут быть восстановлены судом (часть 4 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации).
В абзаце пятом пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).
Разъяснения по вопросам пропуска работником срока на обращение в суд содержатся в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» (далее также — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15).
Эти разъяснения, относящиеся ко всем субъектам трудовых отношений, не были приняты во внимание судами первой и апелляционной инстанций.
Между тем Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 16 постановления от 29 мая 2018 г. N 15 разъяснил следующее: «Судам необходимо учитывать, что при пропуске работником срока, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о применении которого заявлено ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин (часть четвертая статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). В качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, как-то: болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и т.п.
К уважительным причинам пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть также отнесено и обращение работника с нарушением правил подсудности в другой суд, если первоначальное заявление по названному спору было подано этим работником в установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации срок.
Обратить внимание судов на необходимость тщательного исследования всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска работником установленного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Например, об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке.
Обстоятельства, касающиеся причин пропуска работником срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, и их оценка судом должны быть отражены в решении (часть 4 статьи 198 ГПК РФ)».
Из норм трудового законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что работникам, не реализовавшим свое право на обращение в суд в установленный законом срок по уважительным причинам, этот срок может быть восстановлен в судебном порядке. Перечень уважительных причин, при наличии которых пропущенный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть восстановлен судом, законом не установлен. Приведенный в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации перечень уважительных причин пропуска срока обращения в суд исчерпывающим не является.
Соответственно, с учетом положений статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи с требованиями статей 2 (задачи гражданского судопроизводства), 67 (оценка доказательств) и 71 (письменные доказательства) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении работнику пропущенного срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших лицу своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Судебными инстанциями при решении вопроса о причинах (уважительные или неуважительные) пропуска Ярещенко М.Н. срока на обращение в суд в период с 26 февраля по 5 апреля 2019 г. по спору о восстановлении на работе, о применении последствий пропуска которого было заявлено стороной ответчика, приведенные выше правовые нормы и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15, не были учтены.
Признавая неуважительными причины пропуска Ярещенко М.Н., предусмотренного частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации месячного срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении, в период с 26 февраля по 5 апреля 2019 г., судебные инстанции в нарушение требований статей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не приняли во внимание всю совокупность обстоятельств, вследствие которых Ярещенко М.Н. своевременно не обратилась в суд с требованиями о восстановлении на работе.
Так, обратившись в суд за защитой нарушенных трудовых прав, Ярещенко М.Н. предоставила справку об установлении ей с 4 июня 2018 г. третьей группы инвалидности по общему заболеванию. В судебном заседании суда первой инстанции Ярещенко М.Н. ссылалась на совокупность обстоятельств, препятствовавших ей своевременно обратиться в суд, в числе которых наличие у нее онкологического заболевания и нахождение на амбулаторном лечении.
Однако эти доводы истца об уважительности причин пропуска месячного срока на обращение в суд с иском о восстановлении на работе не получили с учетом положений частей 1 и 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации надлежащей правовой оценки суда.
Ссылка судебных инстанций в обоснование вывода о неуважительности причин пропуска Ярещенко М.Н. срока на обращение в суд в период с 26 февраля по 5 апреля 2019 г. на то, что у Ярещенко М.Н. отсутствовали уважительные причины, препятствовавшие ей своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, а нахождение на амбулаторном лечении, не связанным с ее тяжелым заболеванием, не может быть признано уважительной причиной пропуска срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, свидетельствует о формальном подходе судебных инстанций к разрешению вопроса о причинах пропуска работником срока на обращение в суд и противоречит разъяснениям постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15, поскольку перечень уважительных причин пропуска срока обращения в суд исчерпывающим не является.
В связи с этим нельзя признать правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии уважительных причин, препятствовавших Ярещенко М.Н. своевременно обратиться в суд для разрешения индивидуального трудового спора о восстановлении на работе, поскольку он сделан с нарушением норм материального права и без учета и надлежащей оценки всей совокупности обстоятельств, на которые ссылался истец, не позволивших ей своевременно обратиться в суд с названными исковыми требованиями.
Между тем фактические обстоятельства (тяжелое заболевание Ярещенко М.Н., установление ей третьей группы инвалидности, нахождение на амбулаторном лечении, обращение Ярещенко М.Н. в Государственную инспекцию труда Республики Адыгея и в прокуратуру Гиагинского района Республики Адыгея) дают основания для вывода о наличии уважительных причин пропуска Ярещенко М.Н. месячного срока для обращения в суд по спору об увольнении, предусмотренного частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, и соответственно для его восстановления.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что в данном случае решение судебных инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Ярещенко М.Н. о восстановлении на работе без исследования иных имеющих значение для дела обстоятельств, касающихся заявленных исковых требований, со ссылкой лишь на пропуск истцом срока для обращения в суд, а равно как и решение об отказе в удовлетворении производных от них требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда противоречит задачам гражданского судопроизводства, как они определены в статье 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, создает препятствия для защиты трудовых прав истца.
С учетом приведенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, об отказе в удовлетворении исковых требований Ярещенко М.Н. к МП «Парк им. Букреева П.В.» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм права, повлиявшими на исход дела, что согласно статье 390.14 ГПК РФ является основанием для их отмены и направления дела на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковые требования Ярещенко М.Н. по существу в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Гиагинского районного суда Республики Адыгея от 29 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея от 26 июля 2019 г. отменить.
Направить дело в суд первой инстанции — Гиагинский районный суд Республики Адыгея для рассмотрения по существу.
——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО