ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 01.09.2016 № 305-ЭС16-4826

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 сентября 2016 г. N 305-ЭС16-4826

Резолютивная часть определения объявлена 25.08.2016.
Полный текст определения изготовлен 01.09.2016.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Разумова И.В.,
судей Корнелюк Е.С. и Самуйлова С.В. —
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Департамента здравоохранения города Москвы на решение Арбитражного суда города Москвы от 25.08.2015 (судья Кофанова И.Н.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2016 (судьи Черпухина В.А., Антонова М.К. и Жуков А.В.) по делу N А40-215710/2014 Арбитражного суда города Москвы.
В заседании приняли участие представители:
Департамента здравоохранения города Москвы — Гараева М.Д. (по доверенности от 19.08.2016), Масков С.В. (по доверенности от 19.08.2016), Шумкина Л.И. (по доверенности от 31.12.2015);
общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Бриз» — Амелина Т.М. (по доверенности от 01.07.2016), Животкова Н.М. (по доверенности от 01.07.2016), Кочетков Д.В. (по доверенности от 01.07.2016), Федулова Е.В. (по доверенности от 01.07.2016).
Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителей Департамента здравоохранения города Москвы, поддержавших доводы кассационной жалобы, а также представителей общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Бриз», просивших оставить обжалуемые судебные акты без изменения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Департамент здравоохранения города Москвы (далее — департамент) обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Бриз» (далее — общество) о расторжении государственного контракта от 30.06.2014 N Д-195/14 (далее — контракт) и взыскании 250 782 рублей 40 копеек неустойки за неисполнение обязательств по контракту.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 25.08.2015 требование о расторжении контракта оставлено без рассмотрения, в удовлетворении требования о взыскании неустойки отказано.
Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 01.12.2015 (судьи Пирожков Д.В., Елоев А.М., Лялина Т.А.) решение суда первой инстанции отменил в части отказа во взыскании неустойки и взыскал с общества в пользу департамента 250 782 рубля 40 копеек; в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Арбитражный суд Московского округа постановлением от 26.02.2016 отменил постановление суда апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.
В кассационной жалобе департамент, ссылаясь на нарушение судами первой инстанции и округа норм права, просит отменить принятые этими судами решение и постановление.
В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 25.07.2016 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзыве на нее, объяснениях представителей департамента и общества, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, по результатам торгов между департаментом (заказчиком) и обществом (поставщиком) заключен контракт на поставку фильтрующих средств индивидуальной защиты органов дыхания (противогазов гражданских фильтрующих).
Цена контракта составила 10 581 536 рублей.
Стороны согласовали, что поставляемый заказчику товар должен соответствовать характеристикам, указанным в техническом задании (пункт 4.3 контракта).
При этом поставщик обязался передать заказчику в момент поставки документы, подтверждающие доброкачественность товара (пункт 4.10 контракта). Общество и департамент согласовали, что поставляемая продукция должна иметь сертификат соответствия (техническую документацию, паспорт на готовую продукцию и т.д.) (пункт 9.1 технического задания к контракту).
Пунктом 7.5 контракта предусмотрена ответственность общества в виде уплаты пеней за нарушение сроков поставки, пунктом 7.6 — в виде штрафа за иные нарушения, не связанные с просрочкой поставки.
Обратившись в суд с настоящим иском, департамент сослался на то, что по результатам проведенного по его заказу закрытым акционерным обществом «Мосэкспертиза» (далее — общество «Мосэкспертиза») исследования выявлено несоответствие характеристик поставленных обществом противогазов требованиям технического задания по следующим показателям: коэффициент проницаемости и коэффициент подсоса под лицевую часть. Это, по мнению департамента, свидетельствует о поставке обществом недоброкачественного товара.
Признавая ссылки департамента на нарушение обществом договорных обязательств несостоятельными, суд первой инстанции исходил из того, что упомянутые департаментом недостатки не препятствуют приемке товара, поскольку имеющийся в деле сертификат соответствия свидетельствует о возможности использования поставленных противогазов по назначению в чрезвычайных ситуациях.
Одновременно суд счел, что документы, представленные обществом в 2015 году, подтверждают соответствие спорных параметров противогазов условиям технического задания, не отразив в нарушение положений статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации конкретные доказательства, которые легли в основу данного вывода.
Указывающие на недоброкачественность продукции внесудебное заключение общества «Мосэкспертиза» и экспертное заключение федерального государственного бюджетного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям» (федеральный центр науки и высоких технологий), полученное по результатам судебной технической экспертизы, признаны судом ненадлежащими доказательствами.
Суд также признал неправомерным начисление департаментом пеней, предусмотренных пунктом 7.5 контракта.
Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд указал на то, что сертификат соответствия касается лишь представленной на сертификацию продукции, а не фактически переданных департаменту противогазов, он не опровергает суждения экспертов, сделанные в отношении поставленной партии товара. При этом суд апелляционной инстанции вопреки требованиям статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не привел мотивы, по которым он не согласился с судом первой инстанции, признавшим экспертные заключения недопустимыми доказательствами.
Окружной суд поддержал выводы суда первой инстанции о необоснованности претензий департамента.
Разрешая спор, суды не учли следующее.
Согласно статье 469 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Если продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для использования в соответствии с этими целями. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если законом или в установленном им порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим обязательным требованиям.
По смыслу приведенных норм товар должен соответствовать, прежде всего, характеристикам, зафиксированным сторонами при заключении сделки. Только при отсутствии в нормативном акте или договоре требований, предъявляемых к качеству товара, и неинформирования продавца о конкретных целях приобретения товара, он должен быть пригоден для целей, для которых товар такого рода обычно используется.
В рассматриваемом случае департамент и общество в техническом задании согласовали конкретные характеристики противогазов, необходимые государственному заказчику. Поэтому продавец был обязан передать покупателю именно тот товар, который составляет предмет договора. Ссылки суда первой инстанции на то, что поставленные противогазы могут быть использованы для обычного потребления (защиты органов дыхания, глаз и кожи человека), не имели правового значения при разрешении возникшего спора об исполнении обязательства по поставке.
Как усматривается из материалов дела, поставленная обществом продукция выпускается заводом-изготовителем в соответствии с техническим условиями.
Общие правила построения, изложения, оформления, согласования и утверждения технических условий (ТУ) на продукцию (изделия, материалы, вещества и т.п.) установлены межгосударственным стандартом «Единая система конструкторской документации. Технические условия» ГОСТ 2.114-95 (введен в действие постановлением Комитета Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации от 08.08.1995 N 425; далее — стандарт).
Согласно пунктам 4.1, 4.3 стандарта ТУ должны содержать раздел «Технические требования», в котором приводятся требования, нормы и характеристики, определяющие показатели качества и потребительские (эксплуатационные) характеристики продукции, в том числе определяющие ее основные функции, для выполнения которых она предназначена в заданных условиях, включая физико-химические, механические и другие свойства.
Таким образом, технические условия являются тем документом, в котором производитель указывает обеспечиваемые им параметры продукции.
Суды, рассматривая вопрос о соответствии переданных обществом противогазов требованиям, предусмотренным государственным контрактом, не сопоставили значения двух спорных показателей (коэффициент проницаемости и коэффициент подсоса), гарантированные производителем в технических условиях, со значениями, приведенными в техническом задании к контракту.
В ситуации, когда разработанные и утвержденные изготовителем технические условия не подтверждают возможность достижения определенных характеристик (коэффициентов проницаемости и подсоса), необходимых государственному заказчику согласно положениям государственного контракта, оснований для назначения по делу судебной экспертизы не имеется. Такая продукция не может считаться товаром, подлежащим передаче покупателю в соответствии с условиями договора, поскольку добросовестный поставщик не вправе давать заверения относительно упомянутых коэффициентов в объеме, превышающем тот, что заявил производитель.
В досудебной переписке департамент неоднократно ссылался на то, что ему были представлены лишь выписки из технических условий, не позволявшие определить действительные технические характеристики противогазов.
Эти доводы департамента суды оставили без внимания.
При этом департамент и общество не оспаривали то обстоятельство, что противогазы и их составные части прошли сертификацию в системах добровольной сертификации аварийно-спасательных средств МЧС России и «Военный Регистр» на соответствие серийно выпускаемой продукции техническим условиям завода-изготовителя. Необходимые сертификаты соответствия выданы изготовителю (обществу с ограниченной ответственностью «Бриз-Кама») на основании протоколов испытаний. Копии сертификатов имеются в материалах дела.
Суды уклонились от надлежащего исследования результатов сертификационных испытаний и экспертных оценок, положенных в основу решений о выдаче производителю сертификатов соответствия, тогда как, по мнению департамента, результаты данных исследований свидетельствуют о закреплении в технических условиях производителя характеристик, уступающих требуемым департаменту значениям.
Давая объяснения в судебном заседании судебной коллегии, представители общества, по сути, не отрицали, что параметры, изначально заложенные в технических условиях, не отвечали положениям технического задания к контракту. Это обстоятельство частично установил и суд первой инстанции, отметив, что из имеющегося в деле сертификата соответствия N РОСС RU.03 ЭЧ 17. Н 0137 следует, что коэффициент подсоса не превышает 0,004 процента (требуемое значение согласно техническому заданию — не более 0,0001 процента). Вместе с тем представители общества пояснили, что завод-изготовитель в период после проведения сертификационных испытаний и до момента поставки изменил технические условия на противогазы и их составные части.
Судам надлежало проверить указанные обстоятельства, исследовать измененные технические условия и сопоставить их с техническим заданием к контракту.
Согласно пункту 2 статьи 456 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором. В соответствии со статьей 464 Гражданского кодекса, если продавец не передает или отказывается передать покупателю относящиеся к товару документы, которые он должен передать, покупатель вправе назначить ему разумный срок для их передачи. В случае, когда документы, относящиеся к товару, не переданы продавцом в указанный срок, покупатель вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором.
В силу статей 2, 3 и 21 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» (в редакции, действовавшей в спорный период) добровольное подтверждение соответствия осуществляется, в частности, для установления соответствия продукции стандартам организаций, в которых заложены определенные качественные характеристики. Сертификаты соответствия выдаются организациями, аккредитованными в национальной системе аккредитации для выполнения работ по сертификации. Органы по аккредитации действуют в соответствии с принципом независимости от изготовителей, продавцов и покупателей. Поскольку институт добровольной сертификации направлен, в том числе, на предоставление потребителям дополнительных гарантий качества, последние имеют заинтересованность в проведении добровольного подтверждения соответствия. Стороны вправе включить в договор поставки условие о представлении поставщиком сертификатов соответствия в качестве документов, относящихся к товару.
С учетом этого для правильного разрешения спора судам следовало истолковать условия контракта по правилам статьи 431 Гражданского кодекса (с учетом аукционной документации и заявки общества), установив, для чего в действительности в контракт и заявку поставщика включены ссылки на сертификаты соответствия, признаны ли соглашением департамента и общества эти сертификаты сертификатами качества для целей исполнения обязательств по поставке (применительно к положениям пункта 2 статьи 456 Гражданского кодекса).
В ситуации, когда по условиям договора сертификаты соответствия на поставляемый товар должны предоставляться по правилам пункта 2 статьи 456 Гражданского кодекса одновременно с передачей товара, поставщик не вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения этого обязательства (статья 310 Гражданского кодекса), а при передаче товара, соответствие которого техническим условиям не подтверждено в согласованном сторонами договора порядке (через процедуру добровольной сертификации), наступают последствия, установленные статьей 464 Гражданского кодекса.
Вопрос о наличии недостатков в фактически поставленной партии товара, ее соответствии требованиям, предъявляемым к качеству, подлежал исследованию после выяснения обстоятельств, касающихся характеристик продукции, заявленных производителем в технических условиях, определения действительной воли сторон в отношении сертификатов соответствия.
Вывод суда первой инстанции о невозможности применения к спорным отношениям ответственности, предусмотренной пунктом 7.5 контракта, является преждевременным. Как уже отмечалось, продавец обязан передать покупателю именно тот товар, который составляет предмет договора. Следовательно, передача товара с иными характеристиками, чем те, что согласованы в договоре, не свидетельствует об исполнении обязательства по поставке ни полностью, ни в какой-либо части.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов департамента, в связи с чем решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа следует отменить на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 25.08.2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2016 отменить.
Дело N А40-215710/2014 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
И.В.РАЗУМОВ

Судьи
Е.С.КОРНЕЛЮК
С.В.САМУЙЛОВ

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.