ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 15.10.2018 № 5-КГ18-187

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 октября 2018 г. N 5-КГ18-187

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Кириллова В.С. и Гуляевой Г.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 15 октября 2018 г. гражданское дело по иску Столяренко Александра Николаевича к публичному акционерному обществу «Газпром» об изменении формулировки увольнения, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по выплате заработной платы, процентов за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов
по кассационной жалобе Столяренко А.Н. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 15 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Столяренко А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ПАО «Газпром» Карпенко П.А., Бикановой Я.Н., возражавших против доводов кассационной жалобы,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Столяренко Александр Николаевич обратился 24 апреля 2017 г. в Черемушкинский районный суд г. Москвы с иском (с учетом уточненных исковых требований) к публичному акционерному обществу «Газпром» (далее — ПАО «Газпром», общество) об изменении формулировки увольнения, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по выплате заработной платы, процентов за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов.
В обоснование заявленных требований Столяренко А.Н. указал, что с 12 сентября 2011 г. работал у ответчика в должности главного эксперта Департамента внешнеэкономической деятельности (Департамент 512). По решению руководства ПАО «Газпром» организационные условия труда работников общества были изменены в связи с переездом структурных подразделений общества с 20 марта 2017 г. из г. Москвы в г. Санкт-Петербург.
Ввиду переезда структурных подразделений ПАО «Газпром» в г. Санкт-Петербург работникам, в том числе работникам Департамента 512, выдавались уведомления в связи со сменой организационных условий труда (уведомления требовали согласия или несогласия с изменяемыми условиями труда). Столяренко А.Н. такое уведомление было выдано 2 февраля 2017 г. Начало работы работников Департамента 512 на новых рабочих местах в г. Санкт-Петербурге было запланировано на 20 марта 2017 г.
10 марта 2017 г. Столяренко А.Н. подписал изменения от 6 февраля 2017 г. к трудовому договору от 9 сентября 2011 г., где выразил согласие на переезд в г. Санкт-Петербург. Данные изменения в трудовой договор вступали в силу с 20 марта 2017 г. До этой даты, а именно 17 марта 2017 г., Столяренко А.Н. обратился в Департамент по управлению персоналом (Департамент 715) с заявлением об отзыве своего согласия с изменениями условий труда. Заявление было согласовано с заместителем начальника Департамента 512 Хандогой Д.В. и начальником Департамента 512 Одеровым П.В.
20 марта 2017 г. Столяренко А.Н. находился на своем рабочем месте в г. Москве по адресу: ул. Наметкина, д. 16, кабинет 2512, где продолжал выполнять свои трудовые обязанности. 21 марта 2017 г. Столяренко А.Н. также находился на своем рабочем месте и по московскому стационарному телефону был приглашен на беседу с сотрудниками Департамента 715, в ходе которой ему было сообщено, что Департамент 715 рассматривает его отсутствие на рабочем месте в г. Санкт-Петербурге 20 и 21 марта 2017 г. как неявку на рабочее место.
27 марта 2017 г. Столяренко А.Н. был ознакомлен с распоряжением начальника Департамента 715 от 27 марта 2017 г. о расторжении с ним трудового договора и об увольнении его с этой же даты по инициативе работодателя в связи с прогулом (подпункт «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) на основании служебной записки начальника Департамента 512 Одерова П.В. от 22 марта 2017 г., акта о совершении дисциплинарного проступка от 21 марта 2017 г. и объяснительной записки Столяренко А.Н. от 24 марта 2017 г. В этот же день Столяренко А.Н. была выдана трудовая книжка.
По мнению Столяренко А.Н., его увольнение по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул) не соответствует требованиям законодательства Российской Федерации, вступает в противоречие с фактическими действиями работодателя по согласованию заявления Столяренко А.Н. от 17 марта 2017 г. об отзыве согласия с изменениями условий труда и служебной запиской начальника Департамента 512 Одерова П.В. о совершении Столяренко А.Н. дисциплинарного проступка.
Как утверждает Столяренко А.Н., действия работодателя, направленные на его увольнение без законного основания, привели к тому, что он подвергся психотравмирующей ситуации и был вынужден обратиться к врачу-психотерапевту. В результате указанных действий работодателя Столяренко А.Н. были причинены физические и нравственные страдания.
Полагая, что действиями ПАО «Газпром» нарушены его трудовые права, Столяренко А.Н. с учетом уточненных исковых требований просил изменить формулировку его увольнения с подпункта «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации на увольнение по статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение трудового договора по собственному желанию), взыскать задолженность по заработной плате за 20 и 21 марта 2017 г. в размере 15 650,60 руб., заработную плату за время вынужденного прогула в размере 653 975,64 руб., проценты за несвоевременную выплату заработной платы в размере 790,36 руб., проценты за несвоевременный расчет при увольнении в размере 143,97 руб., компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб., расходы на оплату юридических услуг в размере 14 000 руб.
Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 15 июня 2017 г. в удовлетворении исковых требований Столяренко А.Н. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Столяренко А.Н. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений, как незаконных.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы 15 июня 2018 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 31 августа 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменные возражения на жалобу представителя ПАО «Газпром» Баланчевадзе И.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее также — ГПК РФ).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.
Судом установлено и следует из материалов дела, что Столяренко А.Н. с 12 сентября 2011 г. работал в ОАО «Газпром» (с 21 июля 2015 г. — ПАО «Газпром») в должности главного эксперта Департамента внешнеэкономической деятельности (Департамент 512) на основании трудового договора от 9 сентября 2011 г. N 643-11-тд, заключенного между ОАО «Газпром» в лице начальника Департамента по управлению персоналом Касьян Е.Б. и Столяренко А.Н. Согласно пункту 1.2 трудового договора рабочее место Столяренко А.Н. находилось по адресу: 117997, г. Москва, ул. Наметкина, д. 16.
2 февраля 2017 г. Столяренко А.Н. письменно был уведомлен работодателем в соответствии со статьей 74 Трудового кодекса Российской Федерации об изменении условий заключенного с ним трудового договора в части адреса места работы в связи с изменениями организационных условий труда и планируемым перемещением Департамента 512 в г. Санкт-Петербург. Столяренко А.Н. подписал данное уведомление, выразив согласие на переезд на работу в г. Санкт-Петербург.
10 марта 2017 г. ПАО «Газпром» в лице начальника Департамента по управлению персоналом (Департамент 715) Касьян Е.Б. и Столяренко А.Н. подписали изменения от 6 февраля 2017 г. N 133-17-тд к трудовому договору от 9 сентября 2011 г. N 643-11-тд о переводе Столяренко А.Н. с должности главного эксперта отдела 512/3/3 Управления 512/3 Департамента 512 на должность главного эксперта отдела 512/1/5 Управления 512/1 Департамента 512 и об установлении рабочего места работника по адресу: 196210, г. Санкт-Петербург, ул. Внуковская, д. 2, литера А. Данные изменения вступали в силу 20 марта 2017 г.
17 марта 2017 г. Столяренко А.Н. обратился с письменным заявлением на имя начальника Департамента по управлению персоналом (Департамент 715) Касьян Е.Б. об отзыве своего согласия с изменениями от 6 февраля 2017 г. к трудовому договору от 9 сентября 2011 г., а также согласия, выраженного в уведомлении от 2 февраля 2017 г., с просьбой считать изменения к трудовому договору от 6 февраля 2017 г. N 133-17-тд не вступившими в силу. Заявление было согласовано с заместителем начальника Департамента 512 Хандогой Д.В. и начальником Департамента 512 Одеровым П.В.
22 марта 2017 г. начальником Департамента 512 Одеровым П.В. на имя начальника Департамента 715 Касьян Е.Б. подана служебная записка о совершении Столяренко А.Н. дисциплинарного проступка, выразившегося в отсутствии на рабочем месте 20 и 21 марта 2017 г. по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Внуковская, д. 2, литера А (БЦ «Пулково Скай»), без уважительных причин в течение всего рабочего дня. В служебной записке содержалась просьба рассмотреть возможность применения к Столяренко А.Н. соответствующего дисциплинарного взыскания за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей. В качестве приложения к служебной записке указан акт о совершении дисциплинарного проступка от 21 марта 2017 г., согласно которому Столяренко А.Н. — главный эксперт отдела 512/1/5 Управления 512/3 Департамента 512 — отсутствовал на рабочем месте 20 и 21 марта 2017 г. по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Внуковская, д. 2, литера А (БЦ «Пулково Скай»), без уважительных причин в течение всего рабочего дня.
Столяренко А.Н. 22 и 24 марта 2017 г. на имя начальника Департамента 715 Касьян Е.Б. поданы объяснительные записки о том, что 21 и 22 марта 2017 г. он был приглашен на беседу с сотрудниками Департамента 715 (Перевезенцев В.С., Тищенко И.Н. и Кирьянов Р.Е.), в ходе которой ему было сообщено, что Департамент 715 рассматривает его отсутствие 20 и 21 марта 2017 г. в г. Санкт-Петербурге по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Внуковская, д. 2, литера А, как неявку на рабочее место. Столяренко А.Н. сообщил представителям Департамента 715 о своем письменном заявлении от 17 марта 2017 г. об отзыве согласия с изменениями условий труда и о том, что находился на своем рабочем месте в кабинете 2512 (г. Москва, ул. Наметкина, 16) согласно положениям трудового договора от 9 сентября 2011 г. N 643-11-тд.
Распоряжением начальника Департамента 715 Касьян Е.Б. 27 марта 2017 г. Столяренко А.Н. уволен с должности главного эксперта Департамента 512 Управления 512/1 отдела 512/1/5 по инициативе работодателя в связи с прогулом (подпункт «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) на основании служебной записки начальника Департамента 512 Одерова П.В. от 22 марта 2017 г., акта о совершении дисциплинарного проступка от 21 марта 2017 г. и объяснительной записки Столяренко А.Н. от 24 марта 2017 г.
Окончательный расчет со Столяренко А.Н. в связи с увольнением произведен 28 марта 2017 г.
Полагая, что его увольнение по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул) является неправомерным и произведено работодателем без законных на то оснований, Столяренко А.Н. обратился в суд с указанными выше исковыми требованиями.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Столяренко А.Н. в части изменения формулировки увольнения с подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (за прогул) на увольнение по статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию), суд первой инстанции, руководствуясь нормами статей 16, 56, 72, 81, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, исходил из того, что изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора, то есть на основе добровольного и согласованного волеизъявления работника и работодателя. Достижение договоренности об изменении условий трудового договора на основе добровольного соглашения его сторон допускает возможность аннулирования такой договоренности исключительно посредством согласованного волеизъявления работника и работодателя, что исключает совершение как работником, так и работодателем произвольных односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения. Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса интересов сторон трудового договора.
Суд первой инстанции отклонил доводы истца о том, что он в письменном заявлении отозвал свое согласие с изменениями условий труда и предупредил работодателя 17 марта 2017 г. о несогласии с новым местом работы, указав, что эти доводы опровергаются письменными материалами дела и в данном случае действовали изменения к трудовому договору от 6 февраля 2017 г., подписанные Столяренко А.Н. 10 марта 2017 г.
Со ссылкой на установленные по делу обстоятельства суд первой инстанции пришел к выводу о том, что увольнение Столяренко А.Н. за прогул произведено ответчиком законно, с соблюдением процедуры увольнения, предусмотренной статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации, сроки увольнения ответчиком соблюдены, с приказом об увольнении истец ознакомлен, в связи с чем оснований для изменения формулировки основания увольнения истца не имеется. При этом суд счел, что при наложении взыскания на Столяренко А.Н. в виде увольнения за прогул работодателем приняты во внимание тяжесть проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
Суд первой инстанции отклонил исковые требования Столяренко А.Н. о взыскании процентов за несвоевременный расчет при увольнении, поскольку не установил нарушений ответчиком сроков произведенного расчета. Суд первой инстанции также отказал в удовлетворении остальных исковых требований Столяренко А.Н. (о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, задолженности по заработной плате, процентов за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда и расходов на оплату юридических услуг), признав их производными от основного искового требования.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав на то, что после подписания между сторонами 10 марта 2017 г. изменений к трудовому договору, касающихся места работы истца, последующие изменения трудового договора могли быть произведены по обоюдному согласию сторон, однако работодателем не было выражено согласие на изменение трудового договора со Столяренко А.Н. Отвергая довод Столяренко А.Н. о том, что он отозвал свое согласие на изменение места работы до даты вступления в силу дополнительного соглашения к трудовому договору, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истец ошибочно проводит аналогию с положениями статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации, предоставляющей работнику, подавшему заявление об увольнении по собственному желанию, до истечения срока предупреждения об увольнении отозвать свое заявление, поскольку статья 74 Трудового кодекса Российской Федерации (изменение определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда) такого права работнику не предоставляет.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм материального права и сделанными с нарушением норм процессуального права.
В соответствии с частью 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям, предусмотренным этим кодексом.
Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя определены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.
Так, согласно подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, решение работодателя о признании конкретной причины отсутствия работника на работе неуважительной и, как следствие, увольнение его за прогул может быть проверено в судебном порядке. При этом, осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности, таких, как справедливость, соразмерность, законность), и, руководствуясь подпунктом «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими его положениями, оценивает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, в том числе причины отсутствия работника на работе (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2009 г. N 75-О-О, от 24 сентября 2012 г. N 1793-О, от 24 июня 2014 г. N 1288-О, от 23 июня 2015 г. N 1243-О и др.).
В пункте 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
По смыслу приведенных нормативных положений трудового законодательства, правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, при рассмотрении судом дела по спору о законности увольнения работника на основании подпункта «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул обязательным для правильного разрешения названного спора является установление обстоятельств и причин (уважительные или неуважительные) отсутствия работника на рабочем месте. При этом с учетом таких общих принципов юридической, а значит, и дисциплинарной ответственности, как справедливость, соразмерность и законность, суду также надлежит проверить обоснованность признания работодателем причины отсутствия работника на рабочем месте неуважительной.
Признавая увольнение Столяренко А.Н. за прогул по подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации законным, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что у работодателя имелись основания для такого увольнения Столяренко А.Н. и порядок применения к нему дисциплинарного взыскания работодателем был соблюден.
Однако данные выводы судебных инстанций сделаны без учета норм права, регулирующих спорные отношения, и установления обстоятельств, имеющих значение для дела.
Согласно части 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
Свобода труда обеспечивается в том числе запретом принудительного труда, под которым согласно Конвенции Международной организации труда N 29 от 28 июня 1930 г. относительно принудительного или обязательного труда (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1956 г.) понимается всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания и для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг (пункт 1 статьи 2 Конвенции).
Как следует из материалов дела, Столяренко А.Н. 2 февраля 2017 г. был письменно уведомлен работодателем в соответствии со статьей 74 Трудового кодекса Российской Федерации об изменении условий трудового договора от 9 сентября 2011 г. N 643-11-тд, заключенного между ним и ПАО «Газпром», в связи с изменениями организационных условий труда и планируемым переездом Департамента 512 в г. Санкт-Петербург.
Статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных этим кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.
В отступление от общего правила об изменении определенных сторонами условий трудового договора только по соглашению сторон частью первой статьи 74 данного кодекса предусмотрена возможность одностороннего изменения таких условий работодателем.
В силу части первой статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.
Частью второй статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено данным кодексом.
Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 названного кодекса (части третья и четвертая статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации).
Таким образом, гарантируя защиту от принудительного труда, законодатель предусмотрел запрет на одностороннее изменение определенных сторонами условий трудового договора по инициативе работодателя без согласия работника, а также предоставил работнику ряд других гарантий, в том числе минимальный двухмесячный срок (если иной срок не предусмотрен Трудовым кодексом Российской Федерации) уведомления работника работодателем о предстоящих изменениях и о причинах, их вызвавших.
Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса прав и законных интересов сторон трудового договора, имеет целью обеспечить работнику возможность продолжить работу у того же работодателя либо предоставить работнику время, достаточное для принятия решения об увольнении и поиска новой работы (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2017 г. N 2052-О, от 25 мая 2017 г. N 1041-О, 25 сентября 2014 г. N 1853-О, от 29 сентября 2011 г. N 1165-О-О).
Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела не применены приведенные положения Конвенции Международной организации труда от 28 июня 1930 г. N 29, Конституции Российской Федерации, правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации и нормы Трудового кодекса Российской Федерации, определяющие гарантии, предоставляемые работнику в случае одностороннего изменения условий трудового договора по инициативе работодателя, для выяснения обстоятельств того, какими причинами было обусловлено отсутствие Столяренко А.Н. на рабочем месте в г. Санкт-Петербурге (уважительными либо неуважительными), для решения вопроса о законности увольнения Столяренко А.Н. за прогул.
Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).
При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 ГПК РФ).
В обоснование довода о незаконности увольнения за прогул Столяренко А.Н. в исковом заявлении, письменных объяснениях к материалам дела и в судебных заседаниях указывал на то, что он отсутствовал на рабочем месте в г. Санкт-Петербурге 20 и 21 марта 2017 г. по причине того, что им 17 марта 2017 г. в письменной форме работодателю было подано заявление об отзыве согласия с изменениями условий труда, а именно на переезд на новое место работы в г. Санкт-Петербург. Данное заявление подано им работодателю в двухмесячный срок, предусмотренный частью второй статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, и до вступления в силу изменений к трудовому договору от 6 февраля 2017 г. N 133-17-тд, подписанных работодателем и Столяренко А.Н. Заявление об отзыве согласия на переезд было согласовано Столяренко А.В. с заместителем начальника Департамента внешнеэкономической деятельности (Департамент 512) Хандогой Д.В. и начальником этого департамента Одеровым П.В., являвшихся его непосредственными руководителями. Приказа о переводе Столяренко А.Н. на новое место работы в связи с переездом структурных подразделений ПАО «Газпром» в г. Санкт-Петербург работодателем не издавалось. Ссылаясь на данные обстоятельства, Столяренко А.Н. полагал, что он уведомил в надлежащей форме работодателя о своем несогласии переезжать на работу в г. Санкт-Петербург.
Суд первой инстанции, приведя в решении довод Столяренко А.Н. об отзыве им 17 марта 2017 г. согласия на переезд на новое место работы в г. Санкт-Петербург, не выяснял, было ли рассмотрено работодателем это заявление Столяренко А.Н. в соответствии с положениями статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, какое значение имели визы руководителей Департамента 512 и Департамента 715 на заявлении Столяренко А.Н. об отзыве согласия, а также издавался ли работодателем приказ о переводе Столяренко А.Н. на новое место работы в г. Санкт-Петербург, ограничившись лишь указанием на то, что данный довод Столяренко А.Н. опровергается материалами дела и в рассматриваемом случае действуют изменения к трудовому договору от 6 февраля 2017 г., подписанные Столяренко А.Н. 10 марта 2017 г., тем самым нарушил нормы материального закона и требования Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о доказательствах и доказывании.
Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции о том, что увольнение Столяренко А.Н. за прогул на основании подпункта «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации произведено законно и что при наложении взыскания в виде увольнения за прогул работодателем учтены тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он совершен, нельзя признать правомерным.
Суд апелляционной инстанции не исправил нарушения норм права, допущенные судом первой инстанции.
Суждение суда апелляционной инстанции о том, что Столяренко А.Н., подписав 10 марта 2017 г. изменения к трудовому договору об установлении ему рабочего места г. Санкт-Петербурге, не вправе был отказаться от перевода на новое место работы в г. Санкт-Петербург, поскольку статья 74 Трудового кодекса Российской Федерации такого права работнику не предоставляет, является ошибочным и нарушающим один из основных принципов правового регулирования трудовых отношений — запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда. Лишение работника права отказаться от работы в новых условиях в пределах срока, предоставленного ему для этого законом, приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав работника и вступало бы в противоречие с конституционными принципами свободы труда, стабильности и гарантированности прав граждан.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также полагает, что судебные инстанции формально подошли к рассмотрению настоящего дела, связанного с нарушением трудовых прав работника, что недопустимо при разрешении спора данной категории.
Исходя из положений статей 67, 71, 195 — 198, 329 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.
Эти требования процессуального закона, как усматривается из текстов судебных постановлений, судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора выполнены не были. Ими не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к несоблюдению права на судебную защиту, гарантированное частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении исковых требований Столяренко А.Н. об изменении формулировки увольнения и других его исковых требований в результате неправильного применения норм материального права и нарушения норм процессуального права не определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и то, какой стороне надлежит их доказывать, не установили эти обстоятельства, не оценили в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем выводы судебных инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Столяренко А.Н. не могут быть признаны основанными на законе.
С учетом приведенного решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 15 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует разрешить исковые требования Столяренко А.Н. на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 15 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Черемушкинский районный суд г. Москвы.

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО