ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 18.05.2017 № 306-ЭС17-621

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 мая 2017 г. по делу N 306-ЭС17-621

Резолютивная часть определения объявлена 16.05.2017.
Полный текст определения изготовлен 18.05.2017.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,
судей Маненкова А.Н., Попова В.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью межрегиональная топливная энергетическая компания «ВЫСО-Тюмень» на постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.12.2016 по делу N А55-14080/2015 Арбитражного суда Самарской области.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хатыповой Р.А., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью межрегиональная топливная энергетическая компания «ВЫСО-Тюмень» (далее — общество МТЭК «ВЫСО-Тюмень») обратилось в Арбитражный суд Самарской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Самаранефтегазстрой» (далее — общество «Самаранефтегазстрой») о взыскании 3 635 374 руб. 39 коп. долга по договору субподряда, 181 768 руб. 72 коп. неустойки в соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) за 100 дней просрочки, процентов в соответствии со статьей 395 ГК РФ, начисленных на сумму долга и неустойки, с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения (с учетом принятия судом изменения размера иска в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).
Определением суда от 15.06.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ОАО «Российская инновационная топливно-энергетическая компания».
Решением Арбитражного суда Самарской области от 29.09.2015, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2015, в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 01.04.2016 названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.
При новом рассмотрении дела истец просил взыскать с общества «Самаранефтегазстрой» 3 635 374 руб. 39 коп. долга, 412 943 руб. 19 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 10.02.2015 по 18.05.2016 в соответствии со статьей 49 АПК РФ.
Решением Арбитражного суда Самарской области от 29.06.2016 исковые требования удовлетворены частично, с общества «Самаранефтегазстрой» в пользу общества МТЭК «ВЫСО-Тюмень» взыскано 3 635 374 руб. 39 коп. основного долга, 410 125 руб. 66 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 41 494 руб. 90 коп. расходов по уплате государственной пошлины. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С общества «Самаранефтегазстрой» в доход федерального бюджета взыскано 1 717 руб. государственной пошлины.
Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2016 решение Арбитражного суда Самарской области от 29.06.2016 оставлено без изменения.
Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 15.12.2016 изменил решение суда первой инстанции от 29.06.2016 и постановление апелляционного суда от 27.09.2016, взыскав с общества «Самаранефтегазстрой» в пользу общества МТЭК «ВЫСО-Тюмень» 3 635 374 руб. 39 коп. основного долга, 181 768 руб. 72 коп. процентов, а также 40 768 руб. 55 коп. расходов по государственной пошлине. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.
Общество МТЭК «ВЫСО-Тюмень» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.12.2016 в части изменения судебных актов, оставив в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на существенное нарушение судом округа норм материального и процессуального права.
Кассационная жалоба рассмотрена в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле, в соответствии со статьями 123, 291.10 АПК РФ.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.
Как установлено судами, 15.07.2011 между обществом «Самаранефтегазстрой» и ЗАО «Самара-Нафта» был заключен договор подряда N ДГП-1-2011-СН/151 на выполнение комплекса строительно-монтажных работ на объекте: «Расширение УПСВ «Аксеновская» до УПН».
При исполнении указанного договора подряда общество «Самаранефтегазстрой» (подрядчик) привлекло в качестве субподрядчика общество МТЭК «ВЫСО-Тюмень», заключив с ним 19.04.2012 договор субподряда N 33/1-ДСП-11-01/394 на выполнение комплекса работ по антикоррозийной защите металлоконструкций по объекту (далее — договор субподряда).
Согласно пунктам 2.1, 2.2 договора субподряда цена работ определена в приложении N 1 к договору, являющемся его неотъемлемой частью. Общая стоимость работ определяется путем умножения цены работ на объем фактически выполненных работ в соответствии с условиями договора.
Пунктом 3.1 договора субподряда стороны согласовали, что приемка подрядчиком выполненных работ и услуг производится по выполненным объемам.
Ответчик принял от истца и оплатил работы на сумму 18 856 106 руб. 97 коп.
Общество МТЭК «ВЫСО-Тюмень», ссылаясь на то, что требования о принятии работ по абразивно-струйной очистке с нанесением слоев эмали объемом 7 270,90 кв. м на сумму 3 635 374 руб. 39 коп., направленные ответчику в сообщениях N 52 от 21.05.2014 и N 123 от 11.11.2014, оставлены им без ответа, возражений по объему и качеству предъявленных истцом к оплате работ ответчиком не заявлено, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требования истца в части суммы долга в полном объеме, скорректировав расчет процентов, руководствовались статьями 395, 709, 711, 740, 743, 753 ГК РФ и исходили из отсутствия доказательств, опровергающих объем, стоимость и качество фактически выполненных истцом работ; из соответствия общего объема результата работ по антикоррозийной защите металлоконструкций по объекту, переданного ответчиком третьему лицу, объему, предъявленному к оплате истцом; факта просрочки их оплаты.
Суд кассационной инстанции, изменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций в части взыскания процентов, указал на то, что при удовлетворении требований истца о взыскании 410 125 руб. 66 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами судами не приняты во внимание положения пункта 4 статьи 395 ГК РФ, пункта 22.4 договора, а также правовая позиция, изложенная в разделе «Обязательственное право» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016.
Пунктом 22.4 договора субподряда установлено, что в случае, если подрядчик нарушил условия оплаты, оговоренные в ст. 3 договора, на срок свыше 15 календарных дней, он обязан уплатить субподрядчику пени в размере 0,05% от суммы задержанного/просроченного платежа за каждый день просрочки, но не более 5% от части договорной цены, соответствующей сумме задержанного/просроченного платежа.
Суд округа указал, что само по себе то обстоятельство, что истец обосновывает свое требование о применении меры ответственности в виде взыскания денежной суммы за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, в то время как законом или соглашением сторон на случай этого нарушения предусмотрена соответствующая неустойка и денежные средства необходимо взыскать с ответчика в пользу истца на основании пункта 1 статьи 330 или пункта 1 статьи 332 ГК РФ, не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования; в том случае, если размер процентов, рассчитанных на основании статьи 395 ГК РФ, превышает размер неустойки, суд при установлении факта нарушения денежного обязательства удовлетворяет исковые требования частично в пределах размера суммы неустойки, подлежащей взысканию.
Ссылаясь на то, что соглашением сторон спора было согласовано ограничение по размеру начисляемых пени (5% от суммы просроченного платежа), суд округа пришел к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию неустойка в виде процентов за нарушение денежного обязательства в размере 181 768 руб. 72 коп. с соблюдением согласованного ограничения. По мнению суда, иное бы означало преодоление согласованной воли сторон при отсутствии к тому правовых оснований.
Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.
В силу пункта 1 статьи 395 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42 «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 42-ФЗ), вступившего в силу 01.06.2015, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.
В соответствии с пунктом 4 статьи 395 ГК РФ (введенным в действие Законом N 42-ФЗ) в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные настоящей статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором.
При этом на основании пункта 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.
Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 83 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7), положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной Законом N 42-ФЗ редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй пункта 4 статьи 421, пункт 2 статьи 422 ГК РФ).
Вместе с тем, как следует из данных разъяснений, при решении вопроса о начислении процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 года договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с 1 июня 2015 года, размер процентов определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ в редакции Закона N 42-ФЗ.
Таким образом, исключение составляет лишь пункт 1 статьи 395 ГК РФ, предусматривающий порядок определения размера процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 года договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с указанной даты.
Положения статьи 395 ГК РФ в действовавшей до 1 июня 2015 года редакции не содержали запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если договором была предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.
В соответствии с действовавшим до вступления в силу Закона N 42-ФЗ законодательством в случае нарушения возникшего из договора денежного обязательства кредитор по своему усмотрению был вправе предъявить и требование о взыскании предусмотренной договором неустойки, и (или) требование о взыскании процентов на основании статьи 395 ГК РФ.
Поскольку договор субподряда, за неисполнение обязательств по которому предъявлено требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, заключен 19.04.2012 до вступления в силу Закона N 42-ФЗ, положения пункта 4 статьи 395 ГК РФ в редакции данного Закона не могли быть применены к правоотношениям сторон по настоящему спору.
В силу пункта 37 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 положения статьи 395 ГК РФ предусматривают последствия неисполнения или просрочки денежного обязательства.
Истец в соответствии со статьей 12 ГК РФ для защиты своих прав избрал способ, не противоречащий ГК РФ, в виде ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства путем начисления процентов за пользование чужими денежными средствами.
Расчет процентов судом первой инстанции проверен и скорректирован с учетом порядка определения размера процентов, установленного пунктом 1 статьи 395 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.08.2016), ответчиком не опровергнут.
При таких обстоятельствах требование истца в части взыскания 410 125 руб. 66 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами признано судами первой и апелляционной инстанций правомерным, документально подтвержденным, следовательно, подлежащим удовлетворению.
Таким образом, вывод суда округа о недопустимости взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами ввиду наличия в договоре субподряда условия о возможности начисления неустойки с учетом согласованного ограничения основан на неправильном применении норм материального права, противоречит пункту 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).
Судебная коллегия считает, что суд округа допустил существенное нарушение норм материального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ обжалуемое постановление суда кассационной инстанции в части изменения судебных актов подлежит отмене, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции — оставлению в силе.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 — 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.12.2016 по делу N А55-14080/2015 отменить в части взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Самаранефтегазстрой» в пользу общества с ограниченной ответственностью межрегиональная топливная энергетическая компания «ВЫСО-Тюмень» 181 768 руб. 72 коп. процентов и 40 768 руб. 55 коп. расходов по государственной пошлине.
Решение Арбитражного суда Самарской области от 29.06.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2016 оставить без изменения.
Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.12.2016 в остальной части оставить без изменения.
Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Р.А.ХАТЫПОВА

Судья
А.Н.МАНЕНКОВ

Судья
В.В.ПОПОВ

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.