ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 20.07.2017 № 309-ЭС17-1801

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 июля 2017 г. N 309-ЭС17-1801

Резолютивная часть определения объявлена 13.07.2017.
Полный текст определения изготовлен 20.07.2017.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Разумова И.В.,
судей Зарубиной Е.Н. и Шилохвоста О.Ю. —
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной налоговой службы на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 (судьи Романов В.А., Мартемьянов В.И., Плахова Т.Ю.) и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2016 (судьи Шершон Н.В., Шавейникова О.Э., Новикова О.Н.) по делу N А50-5458/2015 Арбитражного суда Пермского края.
В заседании приняли участие представители Федеральной налоговой службы Гребенкина Г.В. (по доверенности от 20.03.2017), Степанов О.С. (по доверенности от 07.03.2017) и Чекмышев К.Н. (по доверенности от 11.11.2016).
Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителей ФНС России, поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в рамках дела о банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Каркас» (далее — общество «Каркас») его конкурсный управляющий Шмаков А.И. обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника Кислухина Сергея Владимировича к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).
Определением Арбитражного суда Пермского края от 22.06.2016 (судья Рудаков М.С.) заявление удовлетворено, с Кислухина С.В. в пользу общества «Каркас» взысканы 18 630 832 рубля 91 копейка в порядке привлечения к субсидиарной ответственности.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленного требования отказано.
Арбитражный суд Уральского округа постановлением от 29.11.2016 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Федеральная налоговая служба (уполномоченный орган) просит отменить принятые по обособленному спору постановления судов апелляционной инстанции и округа.
В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий должником поддерживает доводы жалобы уполномоченного органа.
Конкурсный кредитор общества «Каркас» Рихтер С.А. в отзыве на кассационную жалобу просит оставить без изменения обжалуемые судебные акты как законные и обоснованные.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 05.06.2017 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзывах на нее, объяснениях явившихся в судебное заседание представителей уполномоченного органа, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, в обоснование требования о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий сослался на неисполнение им обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве в срок до 23.08.2010.
Привлекая Кислухина С.В. к субсидиарной ответственности, суд первой инстанции исходил из того, что с 23.04.2010 на стороне должника образовалось задолженность по уплате страховых взносов в размере 232 823 рублей, о которой руководитель должника не мог не знать. Суд указал на то, что по состоянию на 23.07.2010 должник стал отвечать формальным признакам банкротства (по смыслу действовавшей в это время редакции пункта 2 статьи 3, пункта 2 статьи 6 Закона о банкротстве). Поэтому руководитель обязан был подать заявление должника о собственном банкротстве в месячный срок — не позднее 23.08.2010. Такое заявление руководитель не подал. После 23.08.2010, как указал суд первой инстанции, финансовое положение должника ухудшалось: на фоне убыточной деятельности происходило снижение стоимости чистых активов, которая стала отрицательной величиной, размер задолженности, в том числе по обязательным платежам, нарастал.
Суд апелляционной инстанции, не опровергнув установленные судом первой инстанции обстоятельства, отменил решения суда первой инстанции, сославшись на то, что согласно сложившейся в спорный период судебной практике задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в силу ее особой правовой природы не подлежала учету при установлении признаков банкротства, в связи с чем не усмотрел оснований для вывода о возникновении на стороне руководителя обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве.
Соглашаясь с судом апелляционной инстанции, суд округа дополнительно указал на то, что само по себе наличие у должника формальных признаков банкротства в любом случае не является достаточным свидетельством возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве.
Между тем судами не учтено следующее.
Пункт 1 статьи 9 Закона о банкротстве, связывает обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве, в том числе, с появлением признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, в частности, с возникновением ситуации, при которой удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения обязательств перед другими кредиторами (абзацы второй, шестой пункта 1 статьи 9 Закона).
Для определения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества правовое значение имеет совокупный объем возникших долговых обязательств, а не их структура. При анализе финансового состояния должника из общего числа его обязательств не исключаются те обязательства, которые не позволяют кредитору инициировать процедуру банкротства.
Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции, исключившего задолженность перед внебюджетным фондом, ошибочны.
Не может судебная коллегия в полной мере согласиться и с судом первой инстанции. Так, суд, по сути, установил наличие у должника по состоянию на 23.07.2010 признаков банкротства, указанных в пункте 2 статьи 3, пункте 2 статьи 6 Закона о банкротстве. Однако при наличии этих признаков у внешнего по отношению к должнику лица (кредитора) возникает право на обращение в суд с заявлением о банкротстве. Данных признаков недостаточно для возникновения на стороне самого должника в лице его руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве.
Обратив внимание на то, что после 23.08.2010 финансовое положение должника только ухудшалось, суд первой инстанции не определил конкретный момент перехода должника в состояние неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Однако обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный менеджер, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.
Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности либо обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), и руководитель несмотря на временные финансовые затруднения добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе предполагающих по общему правилу наличие вины) освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным.
В рассматриваемом случае суд округа вывод об отказе в иске мотивировал и тем, что должник после 23.08.2010 длительное время вел хозяйственную деятельность, в том числе арендовал основные средства, исполнял обязательства перед контрагентами по гражданским договорам.
Вместе с тем, использованный обществом «Каркас» метод ведения бизнеса: погашение задолженности по тем гражданским обязательствам, которые непосредственно относятся к производственному процессу и реализации продукции, и одновременно непринятие каких-либо мер к исполнению фискальных обязательств, — нельзя признать отвечающим принципу добросовестности. За период с 23.08.2010 по день введения первой процедуры банкротства задолженность общества «Каркас» перед бюджетом многократно возросла. Основанный на таком методе план выхода из кризиса не является экономически обоснованным. Поэтому ссылки окружного суда на длительное ведение должником хозяйственной не могли рассматриваться в качестве основания освобождения Кислухина С.В. от ответственности.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Федеральной налоговой службы, в связи с чем принятые по обособленному спору судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а спор — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения требования конкурсного управляющего и определения размера ответственности, в том числе установить конкретный момент возникновения у должника признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества.
Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение Арбитражного суда Пермского края от 22.06.2016, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2016 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2016 по делу N А50-5458/2015 отменить.
Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского края.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
И.В.РАЗУМОВ

Судья
Е.Н.ЗАРУБИНА

Судья
О.Ю.ШИЛОХВОСТ

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.