Определение Верховного Суда РФ от 29.08.2016 N 69-КГ16-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 августа 2016 г. N 69-КГ16-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Фролкиной С.В.,
судей Кириллова В.С. и Вавилычевой Т.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании 29 августа 2016 года гражданское дело по иску Пронькина В.А. к открытому акционерному обществу «Сургутнефтегаз» о взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда
по кассационной жалобе начальника правового управления открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз» Логиновской Л.А. на решение Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 27 ноября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 17 марта 2015 года, которыми исковые требования удовлетворены частично.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., выслушав объяснения представителя открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз» Захаренко П.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, а обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене в обжалуемой части,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Пронькин В.А. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Сургутнефтегаз» (далее — ОАО «Сургутнефтегаз») о взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда.
В обоснование иска Пронькин В.А. ссылался на то, что он работал помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 5 разряда в ОАО «Сургутнефтегаз». 3 октября 2012 года с ним произошел несчастный случай на производстве, о чем был составлен акт о несчастном случае на производстве от 19 октября 2012 года. В период с 3 октября 2012 года по 18 января 2013 года он был временно нетрудоспособным и ему выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100% среднего заработка.
Согласно справке федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» (далее — ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре») от 17 января 2013 года Пронькину В.А. с 16 января 2013 года установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30%.
В соответствии с дополнительным соглашением от 15 февраля 2013 года N 9 к трудовому договору от 9 сентября 2009 года в связи с трудовым увечьем на основании справки ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» от 17 января 2013 года Пронькин В.А. был переведен на легкий труд по должности техника.
ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» 5 февраля 2014 года Пронькину В.А. определена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 20% с 1 февраля 2014 года.
Приказом ОАО «Сургутнефтегаз» от 27 августа 2014 года Пронькин В.А. уволен с работы по собственному желанию.
По мнению Пронькина В.А., за период временной нетрудоспособности им был недополучен заработок, который он мог иметь при обычных условиях работы. Этот утраченный заработок подлежит возмещению в силу статьи 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации вне зависимости от размера выплаченного пособия по временной нетрудоспособности. Пронькин В.А. просил взыскать с ответчика сумму утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 322 599 руб., компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 руб.
Решением Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 27 ноября 2014 года исковые требования Пронькина В.А. удовлетворены частично. С ОАО «Сургутнефтегаз» в пользу Пронькина В.А. взыскан утраченный заработок за период временной нетрудоспособности в размере 322 599 руб., компенсация морального вреда 500 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
С ОАО «Сургутнефтегаз» в доход бюджета города окружного значения Нефтеюганска взыскана государственная пошлина в размере 6 625,99 руб.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 17 марта 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Определением Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 2 марта 2016 года ОАО «Сургутнефтегаз» восстановлен процессуальный срок для обжалования указанных судебных постановлений.
В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе начальника правового управления ОАО «Сургутнефтегаз» ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований Пронькина В.А. о взыскании с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, как незаконных, и принятия по делу в этой части нового решения об отказе в удовлетворении требований.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника правового управления ОАО «Сургутнефтегаз» судьей Верховного Суда Российской Федерации Рыженковым А.М. 22 апреля 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. от 15 июля 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации истец Пронькин В.А., надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явился, о причинах неявки не сообщил. На основании статьи 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, и они выразились в следующем.
Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Пронькин В.А. работал помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 5 разряда в ОАО «Сургутнефтегаз».
3 октября 2012 года с Пронькиным В.А. произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил травму. По данному факту 19 октября 2012 года комиссией ОАО «Сургутнефтегаз» был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве, которым подтверждено получение Пронькиным В.А. производственной травмы, вины в действиях истца не установлено.
В период с 3 октября 2012 года по 18 января 2013 года из-за полученной производственной травмы Пронькин В.А. являлся временно нетрудоспособным и ему работодателем выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100% среднего заработка.
Согласно справке ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» от 17 января 2013 года Пронькину В.А. с 16 января 2013 года установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30%.
В соответствии с дополнительным соглашением от 15 февраля 2013 года N 9 к трудовому договору от 9 сентября 2009 года в связи с трудовым увечьем на основании справки ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» от 17 января 2013 года Пронькин В.А. был переведен на легкий труд по должности техника.
ФКУ «Главное бюро МСЭ по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре» 5 февраля 2014 года Пронькину В.А. определена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 20% с 1 февраля 2014 года.
Приказом ОАО «Сургутнефтегаз» от 27 августа 2014 года Пронькин В.А. уволен с работы по собственному желанию.
Удовлетворяя исковые требования Пронькина В.А. в части взыскания с ответчика компенсации морального вреда в размере 500 000 руб., суд первой инстанции со ссылкой на положения пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и статей 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации также исходил из того, что в результате несчастного случая на производстве истцу причинены физические и нравственные страдания, в связи с чем пришел к выводу о взыскании с работодателя как причинителя вреда компенсации морального вреда в данном размере.
В указанной части решение суда не обжалуется.
Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Пронькина В.А., суд первой инстанции исходил из того, что факт получения Пронькиным В.А. производственной травмы имел место, поэтому работодатель должен нести ответственность за вред, причиненный здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.
По мнению суда первой инстанции, в силу положений Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» пособие по временной нетрудоспособности является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию, поэтому неполученная Пронькиным В.А. за период временной нетрудоспособности, возникшей вследствие наступления страхового случая, заработная плата, исчисленная, исходя из его среднемесячного заработка, является утраченным заработком, который на основании части 1 статьи 1085, статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит возмещению работодателем вне зависимости от размера выплаченного пособия по временной нетрудоспособности.
Суд апелляционной инстанции согласился с правовым обоснованием этого вывода суда первой инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части взыскания в пользу Пронькина В.А. утраченного заработка являются ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.
В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.
Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).
Одной из таких гарантий является обязательное социальное страхование, отношения в системе которого регулируются Федеральным законом от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» (далее — Федеральный закон от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ).
Субъектами обязательного социального страхования являются страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (абзац второй пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ).
К застрахованным лицам, как следует из содержания абзаца четвертого пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ, относятся граждане Российской Федерации, а также иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам, лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой, или иные категории граждан, у которых отношения по обязательному социальному страхованию возникают в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.
Страхователи (работодатели) обязаны уплачивать в установленные сроки в надлежащем размере страховые взносы (подпункт 2 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ); выплачивать определенные виды страхового обеспечения застрахованным лицам при наступлении страховых случаев в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования, в том числе за счет собственных средств (подпункт 6 пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ).
В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 7 указанного закона одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая.
Страховыми случаями признаются достижение пенсионного возраста, наступление инвалидности, потеря кормильца, заболевание, травма, несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание, беременность и роды, рождение ребенка (детей), уход за ребенком в возрасте до полутора лет и другие случаи, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (пункт 1.1 статьи 7 названного закона).
Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ), как следует из его преамбулы, устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным федеральным законом случаях.
В статье 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ определено, что обеспечение по страхованию — страховое возмещение вреда, причиненного в результате наступления страхового случая жизни и здоровью застрахованного, в виде денежных сумм, выплачиваемых либо компенсируемых страховщиком застрахованному или лицам, имеющим на это право в соответствии с названным федеральным законом.
Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:
1) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;
2) в виде страховых выплат:
— единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;
— ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;
3) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.
Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ определено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».
Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пункте 16 постановления от 10 марта 2011 года N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» даны разъяснения о том, что за весь период временной нетрудоспособности застрахованного начиная с первого дня до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности за счет средств обязательного социального страхования выплачивается пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов его среднего заработка без каких-либо ограничений (подпункт 1 пункта 1 статьи 8, статья 9 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ). Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности производится в соответствии со статьями 12 — 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ) в части, не противоречащей Федеральному закону от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ.
В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 названной статьи).
По общему правилу, содержащемуся в части 1 статьи 4.6 данного закона, страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов в Фонд социального страхования Российской Федерации.
Сумма страховых взносов, подлежащих перечислению страхователями в Фонд социального страхования Российской Федерации, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам (часть 2 статьи 4.6 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством»).
Аналогичные положения финансового обеспечения расходов страхователей на выплату страхового обеспечения за счет средств бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации предусмотрены в части 2 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».
Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
Из приведенных выше правовых норм и разъяснений по их применению, изложенных в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», следует, что пособие по временной нетрудоспособности входит в объем возмещения вреда, причиненного здоровью, и является компенсацией утраченного заработка застрахованного лица. Возмещение утраченного заработка застрахованного лица производится по месту работы застрахованного лица путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного страхователем (работодателем) за счет страховых взносов, уплачиваемых работодателем в Фонд социального страхования Российской Федерации. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим ущербом только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.
Как видно из материалов дела, Пронькину А.В. за период временной нетрудоспособности в связи с получением производственной травмы, подтвержденной актом о несчастном случае на производстве, работодателем выплачено пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».
Какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении работодателем утраченного Пронькиным В.А. заработка за период его временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве, в материалах дела отсутствуют.
Таким образом, заработок Пронькина В.А., неполученный им в период временной нетрудоспособности вследствие профессионального заболевания, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100% его среднего заработка, в связи с чем у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали предусмотренные законом основания для принятия решения об удовлетворении требований истца о взыскании с ОАО «Сургутнефтегаз» суммы утраченного заработка по правилам статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.
С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления в части удовлетворения исковых требований Пронькина В.А. о взыскании с ОАО «Сургутнефтегаз» утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 322 599 руб. нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены в обжалуемой части судебных постановлений.
Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в обжалуемой части и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Пронькина В.А о взыскании с ОАО «Сургутнефтегаз» утраченного заработка за период временной нетрудоспособности.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 27 ноября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 17 марта 2015 года в части взыскания с открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз» в пользу Пронькина В.А. суммы утраченного заработка в размере 322 599 руб. отменить.
В указанной части принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Пронькина В.А. к открытому акционерному обществу «Сургутнефтегаз» о взыскании суммы утраченного заработка в размере 322 599 руб.