Определение ВС РФ от 05.07.2019 № 308-ЭС19-975

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 июля 2019 г. N 308-ЭС19-975

резолютивная часть определения объявлена 03.07.2019
полный текст определения изготовлен 05.07.2019
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Завьяловой Т.В.,
судей Першутова А.Г., Тютина Д.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу федерального казенного учреждения «Центр управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Республике Калмыкия» на постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.11.2018 по делу N А22-1060/2018 Арбитражного суда Республики Калмыкия
по заявлению государственного учреждения — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Элисте Республики Калмыкия о взыскании с федерального казенного учреждения «Центр управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Республике Калмыкия» финансовых санкций в сумме 2 000 рублей за неполноту и недостоверность представленных сведений о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года.
В судебном заседании принял участие представитель государственного учреждения — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Элисте Республики Калмыкия — Конев Д.В.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Першутова А.Г., выслушав представителя государственного учреждения — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Элисте Республики Калмыкия, изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

государственное учреждение — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Элисте Республики Калмыкия (далее — пенсионный фонд) обратилось в Арбитражный суд Республики Калмыкия с исковым заявлением о взыскании с федерального казенного учреждения «Центр управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Республике Калмыкия» (далее — учреждение) финансовых санкций в сумме 2 000 рублей за неполноту и недостоверность представленных сведений о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года.
Решением Арбитражного суда Республики Калмыкия от 13.06.2018, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2018, пенсионному фонду отказано в удовлетворении заявления.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 09.11.2018 отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и удовлетворил требования пенсионного фонда в полном объеме.
Учреждение обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на указанное постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, в которой просит его отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Першутова А.Г. от 27.05.2019 кассационная жалоба учреждения вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, выслушав представителя пенсионного фонда, в отсутствие извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания представителя учреждения, судебная коллегия установила следующее.
Выявив по результатам проверки дополнительно представленных учреждением 27.04.2017 сведений, предусмотренных пунктом 2.2 статьи 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон N 27-ФЗ), о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года в отношении четырех застрахованных лиц, которые не были отражены в первоначальных сведениях за указанный период, пенсионный фонд пришел к выводу о представлении учреждением неполных и недостоверных сведений о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года, о чем составил акт от 19.09.2017 N 006S18170002151 и принял решение от 17.10.2017 N 006S19170002374 о привлечении учреждения к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона N 27-ФЗ в виде штрафа в сумме 2 000 рублей.
В целях добровольной уплаты примененной финансовой санкции учреждению было выставлено требование от 08.11.2017 N 006S0117А0СVZYE, неисполнение которого в установленный срок послужило основанием для обращения пенсионного фонда в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Отказывая пенсионному фонду в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что самостоятельно выявив ошибку, до ее обнаружения пенсионным фондом, учреждение реализовало свое право на уточнение (исправление) представленных сведений за спорный период, откорректировав их путем представления в пенсионный фонд дополнительных сведений за этот период, в связи с чем в рассматриваемом случае отсутствуют основания для применения к учреждению финансовых санкций, предусмотренных статьей 17 Закона N 27-ФЗ. При этом отклоняя доводы пенсионного фонда о выявлении пенсионным фондом несоответствия в представленных учреждением сведений о застрахованных лицах, которые были исправлены учреждением после получения соответствующего уведомления пенсионного фонда, суды указали, что дополнительные (корректирующие) сведения за октябрь 2016 года были представлены учреждением 27.04.2017, в то время как акт о выявлении вменяемого правонарушения составлен пенсионным фондом 19.09.2017, то есть после представления учреждением дополнительных сведений.
Суд кассационной инстанции, ссылаясь на то, что дополнительные (корректирующие) сведения о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года были представлены учреждением после получения уведомления пенсионного фонда о выявлении несоответствия в представленных ранее сведениях, пришел к выводу об обнаружении допущенных учреждением ошибок непосредственно пенсионным фондом. Кроме того, по мнению суда кассационной инстанции, представление учреждением дополнительных (корректирующих) сведений о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года не может рассматриваться как исправление учреждением ранее представленных сведений за указанный период, поскольку эти сведения ранее не представлялись и являются новыми.
На основании изложенного, суд кассационной инстанции пришел к выводу о правомерности применения к учреждению финансовых санкций, предусмотренных статьей 17 Закона N 27-ФЗ, и отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, удовлетворив требования пенсионного фонда в полном объеме.
Однако судом кассационной инстанции не учтено следующее.
Как следует из материалов дела и установлено судами, получив уведомление пенсионного фонда от 26.04.2017 о расхождениях между сведениями о застрахованных лицах, указанных учреждением в ежеквартальном отчете по форме РСВ-1 за 4 квартал 2016 года и ежемесячных отчетах по форме СЗВ-М, в том числе за октябрь 2016 года, учреждение на следующий день — 27.04.2016 представило в пенсионный фонд дополнительные (корректирующие) сведения о четырех застрахованных лицах по форме СЗВ-М за октябрь 2016 года, которые не были отражены в первоначальных сведениях за указанный период.
В соответствии с положениями Закона N 27-ФЗ и Инструкции «О порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах», утвержденной приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 21.12.2016 N 766н, страхователь имеет право дополнять и уточнять (исправлять) ранее представленные в пенсионный фонд сведения в отношении застрахованных лиц. При этом статьей 17 Закона N 27-ФЗ не установлен срок, в течение которого страхователь самостоятельно может выявить ошибку или неполноту в представленных в пенсионный фонд сведениях, до их обнаружения пенсионным фондом, и представить в пенсионный фонд достоверные сведения (уточненные/исправленные).
Формальный подход к вопросу привлечения плательщика страховых взносов к ответственности за совершение правонарушения и наложения на него штрафа является недопустимым. Любая санкция должна применяться с учетом ряда принципов: виновность и противоправность деяния, соразмерность наказания, презумпция невиновности.
Из анализа норм действующего пенсионного законодательства следует воля законодателя на поощрение добросовестных страхователей и освобождение их от ответственности в случае самостоятельного выявления ими ошибок и устранения их путем предоставления соответствующих сведений в контролирующие органы.
Такой правоприменительный подход позволяет стимулировать заинтересованность страхователей в самостоятельном и своевременном устранении допущенных ошибок, более оперативной обработке сведений индивидуального (персонифицированного) учета органами ПФР, что в конечном итоге способствует соблюдению прав и интересов застрахованных лиц.
Указанный подход подлежит распространению также и на страхователей, представивших в органы пенсионного фонда уточненные (исправленные) индивидуальные сведения о застрахованных лицах, в отношении которых соответствующим органом пенсионного фонда страхователю вручено уведомление об устранении имеющихся в индивидуальных сведениях ошибок и несоответствий, до истечения установленного срока.
То обстоятельство, что дополнительные сведения были представлены в отношении застрахованных лиц, не указанных в первоначальных сведениях о застрахованных лицах за спорный период, не может лишать учреждение возможности без применения к нему штрафных санкций исправить допущенную ошибку и представить дополнительные сведения о застрахованных лицах, о которых первоначально такие сведения не подавались.
Исправляя ошибку в первоначально представленных сведениях о застрахованных лицах за октябрь 2016 года, до истечения срока, установленного в уведомлении пенсионного фонда об устранении имеющихся расхождений, учреждение реализовало свое право на исправление представленных сведений за указанный период, откорректировав их путем представления в пенсионный фонд дополнительных сведений за этот период, которые ранее не представлялись.
Таким образом, при установленных фактических обстоятельствах, является правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии в рассматриваемом случае оснований для применения к учреждению финансовых санкций, предусмотренных статьей 17 Закона N 27-ФЗ.
При таких обстоятельствах, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемое постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции — оставлению в силе.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.11.2018 по делу N А22-1060/2018 Арбитражного суда Республики Калмыкия отменить.
Решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 13.06.2018 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2018 по указанному делу оставить в силе.

Председательствующий судья
Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Судья
А.Г.ПЕРШУТОВ

Судья
Д.В.ТЮТИН

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО