ПИСЬМО Роспотребнадзора от 29.04.2013 № 01/5020-13-32

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ
ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА

ПИСЬМО
от 29 апреля 2013 г. N 01/5020-13-32

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
ЗА 2012 ГОД — ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2013 ГОДА

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека направляет обзор практики рассмотрения судом дел об административных правонарушениях, заявлений об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности, ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) территориальных органов Роспотребнадзора, их должностных лиц.
В обзоре рассмотрены следующие вопросы:
1) соотношение административных правонарушений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 14.43 КоАП и статьями 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП;
2) соотношение административных правонарушений, предусмотренных частью 1 и частью 2 статьи 14.43 КоАП;
3) соотношение административных правонарушений, предусмотренных статьей 14.43 КоАП и частью 1 статьи 14.8 КоАП или статьей 14.5 КоАП.
Должностным лицам Роспотребнадзора рекомендуется использовать приведенные в обзоре доводы как при производстве по делам об административных правонарушениях, так и при рассмотрении споров в суде, включая обжалование необоснованных судебных актов.

Руководитель
Г.Г.ОНИЩЕНКО

Приложение

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДОМ ДЕЛ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ЗАЯВЛЕНИЙ
ОБ ОСПАРИВАНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЙ О ПРИВЛЕЧЕНИИ
К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, НЕНОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ
АКТОВ, РЕШЕНИЙ И ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ
ОРГАНОВ РОСПОТРЕБНАДЗОРА, ИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

1. Соотношение административных правонарушений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 14.43 КоАП и статьями 6.3, 6.4, 6.5, 6.6 КоАП.

Определением Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 25.01.2013 N ВАС-18450/12 отказано в передаче дела в Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора Решения Арбитражного суда Калининградской области от 19.06.2012 и Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2012.
Обстоятельства, установленные судом, заключаются в следующем:
Управлением Роспотребнадзора по Калининградской области в связи с поступлением жалобы гражданки в отношении ООО «Виктория-Балтия» было возбуждено дело об административном правонарушении по части 1 статьи 14.43 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП), по результатам административного расследования составлен протокол и направлено соответствующее заявление о привлечении к административной ответственности в Арбитражный суд Калининградской области.
Согласно протоколу об административном правонарушении обществу вменяются нарушения требований статей 11, 15 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее — Закон N 52-ФЗ); части 2 статьи 3 и статьи 4 Федерального закона от 02.01.2000 N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» (далее — Закон N 29-ФЗ), а также пунктов 7.5 и 8.24 СП 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов» (далее — СП 2.3.6.1066-01):
— не соблюдается температурный режим хранения пищевой продукции в холодильном оборудовании;
— допущена реализация пищевой продукции с истекшим сроком годности.
Установив наличие состава и вины общества в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП, суд первой инстанции привлек общество к административной ответственности, назначив ему наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей (вопрос о необходимости квалификации данного административного правонарушения по части 2 статьи 14.43 КоАП в ходе рассмотрения данного дела не исследовался).
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда обществу отказано в удовлетворении апелляционной жалобы. При оценке объективной стороны административного правонарушения суды двух инстанций руководствовались следующей правовой позицией:
Объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП, составляют действия (бездействие), нарушающие установленные требования технических регламентов или обязательных требований к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам реализации, либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям.
В рассматриваемом случае следует исходить из того, что в отношении организаций торговли и оборота в них продовольственного сырья и пищевых продуктов технические регламенты отсутствуют.
Согласно примечанию к статье 14.43 КоАП, под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями в данной статье КоАП понимаются обязательные требования к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 года, а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с пунктами 1, 1.1, 6.2 статьи 46 Федерального закона от 27 декабря 2002 года N 184-ФЗ «О техническом регулировании».
Пунктом 1 статьи 46 Закона N 184-ФЗ установлено, что со дня вступления в силу указанного федерального закона впредь до вступления в силу соответствующих технических регламентов требования к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными документами федеральных органов исполнительной власти, подлежат обязательному исполнению только в части, соответствующей целям:
— защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества;
— охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений;
— предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей, в том числе потребителей;
— обеспечения энергетической эффективности и ресурсосбережения.
Анализ взаимосвязанных положений статей 11, 15 Закона N 52-ФЗ, статьи 4 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и статей 3, 4 Федерального закона от 02.01.2000 N 29-ФЗ позволил судам сделать вывод, что санитарные правила, в данном случае СП 2.3.6.1066-01, устанавливающие обязательные требования к хранению и реализации пищевых продуктов, направлены на обеспечение их безопасности для жизни и здоровья населения, и в связи с этим СП 2.3.6.1066-01, в силу пункта 1 статьи 46 Закона N 184-ФЗ, подлежат обязательному исполнению.
Поскольку общество является продавцом продуктов питания населению, оно ответственно за соблюдение приведенных правил, несоблюдение которых образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.43 КоАП.
Таким же образом рассмотрена апелляционная жалоба Управления Роспотребнадзора по Свердловской области на определение Арбитражного Свердловской области о прекращении производства от 11.10.2012 по делу N А60-33816/2012. Постановлением Семнадцатого апелляционного арбитражного суда от 18.12.2012 N 17АП-13590/2012-АК определение Арбитражного суда Свердловской области о прекращении производства по делу отменено, дело направлено на новое рассмотрение.
Имеется достаточно много судебных актов, отражающих вышеизложенную правовую позицию.
Противоположная правовая позиция, выраженная в отдельных судебных решениях об отказе в привлечении к административной ответственности по части 1 или 2 статьи 14.43 КоАП, заключается в том, что несоблюдение санитарных правил, предусматривающих, в том числе и требования к пищевой продукции, является нарушением законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и должно быть квалифицировано по статье 6.3, 6.4 или 6.6 КоАП РФ (Постановление ФАС Уральского округа от 11.10.2012 N Ф09-10021/12, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 26.12.2012 N А29-6136/2012, Постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2013 N 06АП-6215/2012, от 30.01.2013, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 N А02-1694/12).
В приведенных выше актах суды неправильно применили положения части 4 статьи 1 Федерального закона N 184-ФЗ, исключив из сферы применения данного закона отношения, связанные с разработкой, принятием, применением и исполнением санитарно-эпидемиологических требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам. Вместе с тем данное суждение противоречит буквальному толкованию части 4 статьи 1 Федерального закона N 184-ФЗ. Кроме того, судами не принято во внимание положение пункта 7 статьи 15 Федерального закона N 52-ФЗ, в соответствии с которым к отношениям, связанным с обеспечением безопасности пищевых продуктов, а также материалов и изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, применяются положения законодательства о техническом регулировании.
Формирование у отдельных судов ошибочного мнения о необходимости квалификации административных правонарушений по статьям 6.3, 6.4, 6.6 КоАП даже в том случае, если нарушенные санитарно-эпидемиологические требования напрямую касаются продукции и связанных с ней процессов, явилось следствием неправомерных действий должностных лиц территориальных органов Роспотребнадзора, зачастую включающих в один протокол об административном правонарушении по частям 1 или 2 статьи 14.43 КоАП абсолютно все выявленные ими нарушения санитарно-эпидемиологических требований. В последующем при рассмотрении дела в суде должностные лица не могут пояснить, к какому именно процессу, связанному с продукцией, относятся выявленные нарушения.
Так, Решением Арбитражного суда Республики Коми от 12.09.2012 по делу N А29-6136/2012 индивидуальный предприниматель был привлечен к административной ответственности по статье 6.3 КоАП. Основанием для привлечения к ответственности послужило заявление Управления Роспотребнадзора по Республике Коми и протокол об административном правонарушении по части 1 статьи 14.43 КоАП.
Отменяя решение суда, в связи с нарушением правил подведомственности, Второй апелляционный арбитражный суд в Постановлении от 26.12.2012 N А29-6136/2012, тем не менее, согласился с выводом суда первой инстанции о неправильной квалификации административного правонарушения.
Из текста протокола об административном правонарушении следовало, что при продаже пищевых продуктов индивидуальный предприниматель не обеспечила соблюдение требований санитарного законодательства, а именно: статьи 15 Федерального закона N 52-ФЗ, пунктов 5.3, 5.4, 6.3, 7.7, 7.8, 8.4, 8.5, 8.24, 10.6, 13.4, 13.5 СП 2.3.6.1066-01. Нарушение санитарных правил выразились в том, что в магазине осуществляется предварительная фасовка готовой продукции при отсутствии в составе магазина фасовочных помещений; отсутствует помещение фасовки для продовольственного сырья (мясо, рыба); на момент проверки фасовка мяса осуществляется в помещении разогрева и приема пищи персонала магазина; нарушаются условия хранения колоды для разрубки мяса — колода установлена непосредственно на полу в складском помещении магазина; нарушаются условия хранения сырых и готовых пищевых продуктов — на момент проверки в торговом зале в холодильном ларе осуществлялось совместное хранение масла сливочного и мясных полуфабрикатов; нарушаются условия хранения пищевых продуктов — на момент проверки часть продукции (минеральная вода, соки) хранились без использования подтоварников, непосредственно на полу; подготовка, взвешивание и упаковка сырых (мясо, рыба, полуфабрикаты замороженные) и готовых к употреблению пищевых продуктов в магазине производится в одном отделе, на одних весах, одним продавцом; для нарезки колбасных изделий и сыра используются разделочные доски и ножи без маркировки; осуществляется реализация продукции в потребительской упаковке без наличия этикеток (или листов-вкладышей) с указанием наименования предприятия-изготовителя, даты выработки, конечного срока реализации и т.п.; допускается реализация продукции с истекшим сроком годности; в организации торговли отсутствует отдельный уборочный инвентарь для туалета, промаркированный в установленном порядке, уборка торгового зала, складских помещений и туалета осуществляется одним уборочным инвентарем; в магазине проводится совместное хранение санитарной и домашней одежды; продавцы магазина работают без полного комплекта санитарной одежды, а именно без головных уборов.
В силу пункта 1.1 СП 2.3.6.1066-01 вышеуказанные санитарные правила определяют санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций торговли продовольственным сырьем и пищевыми продуктами, условиям транспортировки, приемки, хранения, переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также к условиям труда.
Исходя из диспозиции частей 1 и 2 статьи 14.43 КоАП, объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частями 1 или 2 статьи 14.43 КоАП, будут образовывать только такие нарушения санитарно-эпидемиологических требований, которые относятся непосредственно к условиям транспортировки, приемки, хранения, переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов.
Нарушения санитарно-эпидемиологических требований к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций торговли, а также условиям труда событий административных правонарушений, предусмотренных частями 1 или 2 статьи 14.43 КоАП, не образуют.
Судебные органы по-разному подходят к оценке протоколов, которые содержат описание нескольких административных правонарушений.
В случае если указанный факт не был выявлен на уровне суда первой инстанции, некоторые вышестоящие суды, оставляя решение суда 1 инстанции без изменения, в мотивировочной части указывают на отсутствие оснований для привлечения к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП за несоблюдение санитарно-эпидемиологических требований, которые, по мнению суда, не относятся к процессам, связанным с продукцией.
Так, постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2012 по делу N А78-6973/2012 решение Арбитражного суда Забайкальского края о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП оставлено без изменения. В то же время арбитражный апелляционный суд в своем постановлении указал на необоснованность выводов суда первой инстанции о том, что несоблюдение пунктов 13.1, 13.2, 13.5 и 14.1 СП 2.3.6.1066-01, устанавливающих требования к личной гигиене персонала и производственному контролю, образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП.
Восьмой арбитражный апелляционный суд в постановлении от 27.12.2012 по делу N А46-26513/2012 решение Арбитражного суда Омской области о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП оставил без изменения, вместе с тем отметил, что нарушение индивидуальным предпринимателем пункта 3.11 СанПиН 3.2.1333-03 «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации» не охватывается событием административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП.
Подобные выводы содержатся также в Постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2012 по делу N А78-6973/2012.
Представляется необоснованной точка зрения судов о том, что нарушения санитарно-эпидемиологических требований к личной гигиене персонала и производственному контролю, установленных государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами, не соотносятся с событием административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП. В отдельных случаях от выполнения или невыполнения данных требований напрямую зависит безопасность производимой или реализуемой продукции. При этом не имеет значения для квалификации административного правонарушения нормативный правовой акт, который содержит указанные требования. Эти требования до вступления в силу соответствующего технического регламента могут быть изложены и в санитарных правилах.
Принимая во внимание то обстоятельство, что во многих санитарных правилах требования к личной гигиене работников и организации и проведении производственного контроля изложены в отдельных разделах, в каждом конкретном случае при привлечении нарушителей к административной ответственности следует обосновывать наличие прямой взаимосвязи данных требований с процессами производства, хранения и реализации продукции. Очевидно, что эта взаимосвязь будет иметь место, если работник непосредственно осуществляет процесс, связанный с производством, хранением и реализацией продукции, например продавец, сотрудник склада, пекарь, повар, кондитер и тому подобные профессии. От соблюдения ими правил личной гигиены зависит, насколько будет безопасна выпускаемая в обращение продукция. Допуск работников к выполнению таких работ без прохождения обязательного медицинского осмотра, либо наличие факта невозможности соблюдения ими правил личной гигиены, образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП. Напротив, отсутствие прямой взаимосвязи работника с процессами производства, хранения или реализации продукции является обстоятельством, исключающим событие административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП. К примеру, нарушение работодателем порядка прохождения работниками, напрямую не связанными с производством и оборотом продукции (бухгалтером, секретарем, юристом и т.п.), медицинских осмотров образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП.
Аналогичным образом следует обосновывать прямую взаимосвязь нарушений санитарно-эпидемиологических требований к производственному контролю с процессами производства, хранения и реализации продукции. Иными словами, необходимо доказывать, в какой степени невыполнение санитарно-эпидемиологических требований влияет на безопасность продукции. К примеру, нарушение санитарно-эпидемиологических требований, устанавливающих порядок осуществления производственного контроля вредных выбросов в атмосферный воздух, воздействия вредных производственных факторов на здоровье работающих, образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП.
Однако нарушение санитарно-эпидемиологических требований к производственному контролю безопасности производимой и реализуемой продукции образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП.
Как правило, у судов не возникает вопросов по поводу квалификации административного правонарушения, если требования к личной гигиене персонала и производственному контролю изложены в техническом регламенте.
Так, Решением Арбитражного суда Самарской области от 15.06.2012 по делу N А55-14787/2012, оставленным без изменения Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2012, юридическое лицо привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП за нарушение Федерального закона от 12.06.2008 N 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочную продукцию». Нарушения выразились, кроме прочего, в допуске к работе сотрудников, не прошедших медицинский осмотр, в нарушении порядка осуществления производственного контроля качества выпускаемой продукции.

2. Соотношение административных правонарушений, предусмотренных частью 1 и частью 2 статьи 14.43 КоАП.

Анализ судебной практики свидетельствует, что зачастую должностные лица территориальных органов Роспотребнадзора необоснованно квалифицируют нарушения обязательных требований к продукции и связанным с ней процессам по части 1 статьи 14.43 КоАП, в то время, когда такие нарушения создают реальную угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан.
Неправильная квалификация административного правонарушения обуславливает ошибки, допускаемые судами при рассмотрении заявлений о привлечении к административной ответственности.
Так, Решением Арбитражного суда Саратовской области от 06.07.2012 по делу N А57-10885/2012 были удовлетворены требования Управления Роспотребнадзора по Саратовской области о привлечении ЗАО «Тандер» к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП. ФАС Поволжского округа Постановлением от 22.11.2012 оставил судебный акт без изменения. Совершенное правонарушение состояло в том, что обществом допущена реализация пищевых продуктов с истекшими сроками годности, имеющих неудовлетворительные результаты микробиологических исследований, а также реализация продукции без обязательной и необходимой информации для потребителя.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 04.09.2012 по делу N А51-12332/2012, оставленным без изменения Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2012 N 05АП-7375/2012, было удовлетворено заявление Управления Роспотребнадзора по Приморскому краю о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП за продажу продукции 30 наименований с истекшим сроком годности.
Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 01.06.2012 по делу N А38-1087/2012, оставленным без изменения Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012, было удовлетворено заявление Управления Роспотребнадзора по Республике Марий Эл о привлечении юридического лица к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП за продажу масла сливочного, содержащего БГКП.
Судебная практика содержит множество других примеров ошибок, допускаемых судами и соответственно должностными лицами территориальных органов Роспотребнадзора при решении вопроса о квалификации административных правонарушений по части 1 или 2 статьи 14.43 КоАП. Показательно, что практически в каждом решении суда о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП имеется упоминание об установленной существенной угрозе здоровью населения административным правонарушением и, следовательно, об отсутствии оснований для прекращения дела в связи с малозначительностью административного правонарушения.
Вместе с тем имеется достаточно много судебных решений, в соответствии с которыми нарушения обязательных требований к продукции и связанным с ней процессам правомерно квалифицируются по части 2 статьи 14.43 КоАП.
Тем не менее, учитывая строгость санкции, предусмотренной частью 2 статьи 14.43 КоАП для юридических лиц, в каждом конкретном случае территориальным органам Роспотребнадзора необходимо доказывать и обосновывать факт возникновения угрозы для жизни и здоровья граждан как следствие нарушения субъектом обязательных требований, даже если, на первый взгляд, такая угроза очевидна.
Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 01.06.2012 по делу N А38-1087/2012 юридическое лицо привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП на основании заявления Управления Роспотребнадзора по Республике Марий Эл о привлечении общества к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП. Обосновывая переквалификацию административного правонарушения, суд указал на отсутствие доказательств возникновения угрозы для жизни и здоровья граждан. Первый апелляционный арбитражный суд, рассматривая жалобу общества, согласился с таким выводом арбитражного суда первой инстанции.
Следует отметить, что юридическому лицу вменялась в вину реализация масла, заявленного как сливочное, сфальсифицированного жирами неживотного происхождения, к тому же содержащего БГКП (колиформы).
В другом случае Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП. В соответствии с протоколом об административном правонарушении в вину юридическому лицу было вменено нарушение части 2 статьи 8, пункта 13 части 25 статьи 36 Федерального закона от 12.06.2008 N 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочную продукцию», пунктов 1.5, 3.1.1 СанПиН 2.3.2.1324.
Существо правонарушения заключалось в изготовлении и выпуске в обращение молочной продукции с недостоверной информацией о дате ее изготовления, так называемой «авансовой маркировкой».
Арбитражный суд Пермского края своим Решением от 20.04.2012 N А50-3135/2012 привлек общество к административной ответственности, однако изменил квалификацию административного правонарушения на часть 1 статьи 14.43 КоАП, мотивировав отсутствием угрозы для жизни и здоровья людей в результате реализации продукции общества. Подобный вывод сделан исходя из того обстоятельства, что на момент совершения административного правонарушения сроки годности продукции не истекли.
Не согласившись с таким выводом, Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю обжаловало решение суда первой инстанции в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, указав, что судом первой инстанции при вынесении решения не учтены положения п. 1.5, п. 3.1.1 СанПиН 2.3.2.1324, статьи 1, части 2 статьи 3 Федерального закона от 01.01.2000 N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов».
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2012 N 17АП-5529/2012-АК доводы апелляционной жалобы Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю признаны обоснованными. В мотивировочной части судебного акта сделан вывод, что нанесенная обществом маркировка со сведениями о часе и дате производства продукции фактически не является достоверной, и с учетом того, что срок годности продукта установлен 72 часа (3 суток) с момента производства, искусственно увеличивает срок годности реализуемого продукта, что влечет за собой угрозу приобретения потребителями небезопасной продукции.
После правовой оценки вышестоящей судебной инстанцией доводов о возникновении угрозы для жизни и здоровья граждан вследствие предоставления им недостоверной информации о пищевой продукции Арбитражным судом Пермского края больше не допускалось случаев переквалификации административных правонарушений с части 2 на часть 1 статьи 14.43 КоАП.
Так, Решением Арбитражного суда Пермского края от 25.09.2012 по делу N А50-14705/2012 юридическое лицо привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП. Суть нарушения заключалась в том, что общество расфасовало и в последующем реализовало другому юридическому лицу масло, на потребительской упаковке которого содержалась недостоверная информация о составе продукта (фактически основу продукта составляли жиры растительного происхождения); срок годности, указанный на упаковке, существенно отличался от сроков годности, установленных в ГОСТ Р 52969-2008 «Масло сливочное. Технические условия». При этом на потребительской упаковке продукта не имелось предусмотренной соответствующим техническим регламентом информации о дате упаковки продукции.

3. Соотношение административных правонарушений, предусмотренных частью 1 или 2 статьи 14.43 КоАП и частью 1 статьи 14.8 КоАП или статьей 14.5 КоАП

Анализ судебной практики свидетельствует, что суды, как правило, применяют статью 14.43 КоАП при квалификации административных правонарушений в том случае, если обязательные требования к информации для потребителя изложены в техническом регламенте, полагая, что статья 14.43 КоАП является специальной по отношению к части 1 статьи 14.8 и статье 14.5 КоАП. Большинство судов таким же образом квалифицируют административные правонарушения, если обязательные требования к информации о продукции изложены в санитарных правилах и ГОСТах в их взаимосвязи с санитарными правилами, при этом обоснованно полагая, что указанные нормативные правовые акты, принятые федеральными органами исполнительной власти, действуют до вступления в силу соответствующего технического регламента.
Проблема с квалификацией административных правонарушений возникает в том случае, если на продукцию отсутствует технический регламент или санитарно-эпидемиологические требования, изложенные в санитарных правилах, либо на момент выявления административного правонарушения у Роспотребнадзора отсутствовали полномочия по осуществлению государственного контроля за соблюдением требований технических регламентов Таможенного союза. Имеется несколько судебных актов об отказе в привлечении субъектов к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП в связи с неправильной, по мнению суда, квалификацией административного правонарушения.
Так, Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2012 отменено решение Арбитражного суда Иркутской области от 10.10.2012 по делу N А19-15781/2012 о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП. Существо правонарушения заключалось в реализации индивидуальным предпринимателем населению обуви при отсутствии информации, необходимость наличия которой предусмотрена статьей 9 Технического регламента Таможенного союза 017/2011 «О безопасности продукции легкой промышленности», утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 876; пунктами 11, 12, 19 и 46 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 N 55 (далее — Правила продажи отдельных видов товаров); статьей 10 Закона о защите прав потребителей; ГОСТ 7296-81 «Обувь. Маркировка, упаковка, транспортирование и хранение»; ГОСТ 26167-2005 «Обувь повседневная из синтетических и искусственных кож. Технические условия».
Обстоятельствами, послужившими основанием для отмены решения суда первой инстанции, явились следующие факты:
— в момент выявления административного правонарушения у Роспотребнадзора отсутствовали полномочия по осуществлению государственного надзора за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза, нарушение которого вменяется в вину индивидуальному предпринимателю, следовательно, факт нарушения этого технического регламента не доказан;
— требования ГОСТ с момента вступления в силу соответствующего технического регламента Таможенного союза подлежат исполнению исключительно на добровольной основе, следовательно, на субъекта недопустимо возлагать ответственность за их нарушение;
— нарушения статьи 10 Закона о защите прав потребителей и пунктов 11, 12, 19 и 46 Правил продажи отдельных видов товаров образуют составы административных правонарушений, предусмотренных другими нормами КоАП, рассмотрение которых не подведомственно арбитражному суду. В данном случае суд имел в виду часть 1 статьи 14.8 и статью 14.5 КоАП.
Близкое к этому суждение изложено и в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 05.02.2013 по делу N А46-26115/2012, которым отменены решение Арбитражного суда Омской области от 27.08.2012 о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП и Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2012, оставившее решение суда первой инстанции без изменения.
В данном деле существо правонарушения заключалось в продаже индивидуальным предпринимателем населению детской одежды без маркировочных ярлыков или при отсутствии на маркировочных ярлыках информации об изготовителе, его адресе и дате выработки изделия, что является нарушением статьи 10 Закона о защите прав потребителей; пункта 1.3 ГОСТ 10581-91 «Изделия швейные. Маркировка, упаковка, транспортирование и хранение»; статьи 9 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» ТР ТС 017/2011.
Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции помимо оснований, описанных в предыдущем примере, указал на то обстоятельство, что к моменту совершения индивидуальным предпринимателем правонарушения, то есть 17.07.2012, уже вступил в силу специальный технический регламент Таможенного союза ТР ТС 007/2011 «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков», который распространяется в том числе на одежду и изделия из текстильных материалов и кожи, на изделия трикотажные, предназначенные для детей. В соответствии с этим техническим регламентом маркировка продукции с информацией о наименовании, месте нахождения изготовителя и дате изготовления может быть нанесена как на ярлык, так и на само изделие, на этикетку, прикрепляемую к изделию, или упаковку изделия, упаковку группы изделий или листок-вкладыш к продукции.
Следует отметить, что выводы судов об отсутствии у Роспотребнадзора полномочий по осуществлению государственного надзора за соблюдением требований технических регламентов и в связи с этим недоказанности факта нарушения индивидуальными предпринимателями требований технических регламентов в части информации для потребителей, являются, по мнению Роспотребнадзора, необоснованными.
Позиция Роспотребнадзора по рассматриваемому вопросу заключается в следующем.
В силу части 2 статьи 40 Закона о защите прав потребителей федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и включает в себя, в числе прочих направлений:
— организацию и проведение проверок соблюдения изготовителями (исполнителями, продавцами, уполномоченными организациями или уполномоченными индивидуальными предпринимателями, импортерами) требований, установленных международными договорами Российской Федерации, настоящим Законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей;
— организацию и проведение проверок соответствия товаров (работ, услуг) обязательным требованиям, обеспечивающим безопасность товаров (работ, услуг) для жизни и здоровья потребителей, окружающей среды, предупреждение действий, вводящих потребителей в заблуждение, и предотвращение причинения вреда имуществу потребителей, установленным в соответствии с международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Постановлением Правительства от 02.05.2012 N 412 утверждено Положение о федеральном государственном надзоре в области защиты прав потребителей (далее — Положение).
В силу пунктов 3, 4 Положения федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, а должностными лицами органа государственного надзора, уполномоченными осуществлять федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, являются, в том числе, руководитель территориального органа, его заместители; руководители структурных подразделений территориального органа, их заместители, иные государственные гражданские служащие, должностными регламентами которых предусмотрены полномочия по осуществлению федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей.
В соответствии с пунктами 7 Положения при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, в числе прочих мероприятий, проводится оценка соответствия товаров (работ, услуг) обязательным требованиям, обеспечивающим безопасность для жизни и здоровья потребителей, окружающей среды, предупреждение действий, вводящих потребителей в заблуждение, и предотвращение причинения вреда имуществу потребителей.
В силу пункта 9 Положения при выявлении нарушений законодательства в области защиты прав потребителей орган государственного надзора принимает меры, предусмотренные Федеральным законом «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», Федеральным законом «О техническом регулировании», Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.
Таким образом, Правительство Российской федерации еще в мае 2012 года наделило Роспотребнадзор и, соответственно, должностных лиц его территориальных органов полномочиями по организации и проведению проверок соответствия товаров обязательным требованиям, обеспечивающим их безопасность для жизни и здоровья потребителей, окружающей среды, предупреждение действий, вводящих потребителей в заблуждение, и предотвращение причинения вреда имуществу потребителей. Такие проверки являются составной частью федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей.

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.