ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 08.11.2018 № Ф05-18747/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 8 ноября 2018 г. по делу N А41-50504/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 31 октября 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 08 ноября 2018 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Гречишкина А.А., Матюшенковой Ю.Л.
при участии в заседании:
от заявителя — ООО «Кадмар Рус» — не явился, надлежаще извещен;
от ответчика — Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области — Тирон В.И., доверенность от 18.04.18; Кашеваров А.А., доверенность от 06.06.18,
рассмотрев 31 октября 2018 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО «Кадмар Рус»
на решение от 14 мая 2018 года
Арбитражного суда Московской области
принятое судьей Юдиной М.А.
на постановление от 08 августа 2018 года
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Бархатовым В.Ю., Коноваловым С.А., Пивоваровой Л.В.
по заявлению ООО «Кадмар Рус»
к Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области
о признании недействительным решения

установил:

ООО «Кадмар Рус» (далее — заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области (далее — заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция) от 22.12.2016 N 2717 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость за 2012-2013 годы в размере 766 630 руб., налога на прибыль организаций за 2012-2013 годы в размере 643 003 руб., начисления пеней по налогу на добавленную стоимость в сумме 311 197 руб.
Решением Арбитражного суда Московской области от 14.05.2018, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2018, заявление ООО «Кадмар Рус» удовлетворено частично. Признано недействительным решение Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области от 22.12.2016 N 2717 о привлечении ООО «Кадмар Рус» к ответственности за совершение налогового правонарушения в части предложения уплатить налог на прибыль организаций в размере 643 003 рублей. В удовлетворении остальной части заявления отказано.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, заявитель — ООО «Кадмар Рус» обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Московской области от 14.05.2018 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2018 в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять по делу новый судебный акт, удовлетворив заявленные требования в указанной части.
Ответчик — Межрайонная ИФНС России N 1 по Московской области в лице своих представителей возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы, полагая, что принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными, представлен отзыв на кассационную жалобу.
В судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции надлежаще извещенный заявитель ООО «Кадмар Рус» не явился, в связи с чем суд рассматривает дело в его отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области проведена выездная налоговая проверка ООО «Кадмар Рус» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты, в том числе налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организаций за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, по результатам которой составлен акт выездной налоговой проверки от 16.08.2016 N 1142.
По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, возражений налогоплательщика 22.12.2016 заместителем начальника инспекции вынесено решение N 2717 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым налогоплательщику, в том числе предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций и налогу на добавленную стоимость в общем размере 1.409.633 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 311.197 руб., уменьшить убыток за 2013 год в размере 1.044.034 руб.
Общество не согласилось с выводами инспекции, обжаловало решение в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 139.1 НК РФ, путем подачи апелляционной жалобы от 04.02.2016 в УФНС России по Московской области (далее — Управление).
Решением УФНС России по Московской области от 31.03.2017 N 07-12/029565@ оспариваемое решение инспекции от 22.12.2016 N 2717 оставлено без изменения.
ООО «Кадмар Рус» обратилось в Арбитражный суд Московской области с требованием признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России N 1 по Московской области N 2717 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 22.12.2016 в части доначисления налога на добавленную стоимость за 2012-2013 годы в размере 766.630 руб., налога на прибыль организаций за 2012-2013 годы в размере 643.003 руб., начисления пеней по налогу на добавленную стоимость в сумме 311.197 руб., ссылаясь на реальность хозяйственных операций.
Суд первой инстанции, удовлетворяя требования в части доначисления налога на прибыль, исходил из того, что налоговый орган в нарушение положений Налогового кодекса Российской Федерации не определил размер налоговых обязательств налогоплательщика расчетным методом. В остальной части в удовлетворении требования отказано в связи с тем, что реальность хозяйственных операций не подтверждена.
Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в обжалуемой части о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежат ввиду следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 171, пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.
Согласно статьям 169 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является основным документом, необходимым для предъявления к вычету суммы налога на добавленную стоимость, уплаченной поставщику товара.
Согласно пункту 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 названной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Пунктом 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.
Таким образом, право на налоговый вычет возникает у налогоплательщика в случае соблюдения вышеуказанных требований Налогового кодекса Российской Федерации. При этом документы, подтверждающие налоговые вычеты, должны отвечать предъявленным требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.
Налоговые вычеты предоставляются только в отношении реальных хозяйственных операций с реальными товарами, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитывается достоверность, комплектность и непротиворечивость представленных документов, оценивается не только формальное соответствие представленных документов требованиям закона, но и действительное наличие тех обстоятельств, с которыми НК РФ связывает предоставление права на возмещение НДС. При решении вопроса о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов, проверки предприятий-поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет, обоснованность заявления налоговой выгоды.
При рассмотрении вопросов о получении налогоплательщиком права на вычет по налогу на добавленную стоимость, помимо соблюдения формального выполнения условий, необходимых для вычета, налогоплательщик обязан соблюдать принцип добросовестности.
В соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановления N 53) представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
В силу пункта 4 Постановления N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
Пунктом 5 Постановления N 53 предусмотрено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, то есть при отсутствии реальных хозяйственных операций (совершенных налогоплательщиком сделок), исходя из отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств), учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.
На основании пункта 9 Постановления N 53 наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Согласно пункту 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Как установлено судами обеих инстанций, основанием для вынесения инспекцией оспариваемого решения в обжалуемой части послужил вывод о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды по налогу на добавленную стоимость по сделкам с контрагентами ООО «ТрансЕвроСтандарт» и ООО «МЛ Групп».
В ходе проведенных мероприятий налогового контроля налоговым органом было установлено отсутствие у вышеуказанных контрагентов необходимых условий для выполнения работ (оказания услуг).
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что первичные документы ООО «Кадмар Рус» содержат недостоверные сведения, не подтверждают реального совершения хозяйственных операций со спорными контрагентами и не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС.
При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводам к выводам о нереальности хозяйственных отношений заявителя со спорными контрагентами, которые были использованы налогоплательщиком для создания документооборота, направленного на завышение расходов в целях применения вычетов при исчислении НДС.
Судами обоснованно учтены протоколы допросов и заключения экспертов как письменные доказательства и оценены наряду и в совокупности с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, указывающими на нереальность спорных хозяйственных операций.
Оценив во взаимосвязи представленные участниками процесса доказательства и установленные обстоятельства, суды обеих инстанций пришли к правомерному к выводу о том, что обществом был создан формальный документооборот; суммы НДС, предъявленные налогоплательщиком к вычету (возмещению) из бюджета, возникли не в процессе обычной хозяйственной деятельности, а в отсутствие реальных хозяйственных операций со спорными контрагентами.
Также суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности при выборе спорных контрагентов.
Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки и во всяком случае не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов покупатель (заказчик) несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.
Таким образом, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о направленности деятельности заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды и признали оспариваемое решение налогового органа в части доначисления НДС соответствующим действующему налоговому законодательству и не нарушающим права и интересы общества.
Решение вопросов исследования и оценки доказательств отнесено к компетенции судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем доводы заявителя не могут служить основанием для отмены судебных актов в кассационном порядке, которые по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятого по делу судебного акта, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.
Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 14 мая 2018 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 08 августа 2018 года по делу N А41-50504/2017, — оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «Кадмар Рус» — без удовлетворения.

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи
А.А.ГРЕЧИШКИН
Ю.Л.МАТЮШЕНКОВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО