Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.04.2017 N Ф05-2296/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 апреля 2017 г. по делу N А40-124026/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 апреля 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 апреля 2017 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Ананьиной Е.А., Егоровой Т.А.
при участии в заседании:
от заявителя — ООО «Сетелем Банк» — Жигина А.А., доверенность от 22.08.2016; Кузнецов А.Н., доверенность от 12.12.2016; Бармин Е.В., доверенность от 27.01.2017; Ковалевская Ю.В., доверенность от 30.01.2017,
от ответчика — Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве — Ермаков М.М., доверенность от 11.04.2017,
рассмотрев 13 апреля 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк»
на решение от 09 августа 2016 года
Арбитражного суда города Москвы,
вынесенное судьей Шевелевой Л.А.,
на постановление от 05 декабря 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Кочешковой М.В., Яковлевой Л.Г., Румянцевым П.В.
по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» (ИНН 6452010742)
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве
о признании недействительным решения

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» (далее — ООО «Сетелем Банк», Заявитель, Банк, Общество) обратилось в арбитражный суд города Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 (далее — Инспекция, МИ ФНС, налоговый орган) о признании недействительным решения N 248 от 30.11.2015 г. «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 в удовлетворении заявления ООО «Сетелем Банк» отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.12.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 изменено, признано недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве N 248 от 30.11.2015 г. в части вывода о завышении заявленных убытков по налогу на прибыль организаций за 2011 — 2012 г. в сумме 765 726 руб. и занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 1 107 171 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части отказа в удовлетворении заявления Банка, ООО «Сетелем Банк» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 05.12.2016 в части отказа в удовлетворении требований и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Заявитель — ООО «Сетелем Банк» в лице своих представителей в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.
Ответчик — Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве на кассационную жалобу.
Определением Арбитражного суда Московского округа от 13 марта 2017 года судебное заседание отложено на 13 апреля 2017 года.
Определением Арбитражного суда Московского округа от 13 апреля 2017 года в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена в составе суда судьи Матюшенковой Ю.Л. ввиду нахождения ее в отпуске на судью Ананьину Е.А.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами норм материального и процессуального права в обжалуемой части, а также соответствие выводов, содержащихся в постановлении в обжалуемой части, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебного акта суда апелляционной инстанции в обжалуемой части ввиду следующего.
Как следует из текста кассационной жалобы, заявитель просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 05.12.2016 в части отказа в удовлетворении требований; в остальной части судебные акты не оспариваются.
В связи с изложенным, суд кассационной инстанции, основываясь на положениях статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверяет законность судебных актов только в обжалуемой части.
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, период с 01.01.2011 г. по 31.12.2013 г. по результатам проверки было вынесено спорное решение N 248 от 30.11.2015 г. «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».
Налогоплательщик обжаловал решение в административном порядке. Решение УФНС России по г. Москве по апелляционной жалобе N 21-19/012482 от 11.02.2016 г., решение инспекции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Общества — без удовлетворения.
Общество, не согласившись с решением инспекции, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления в обжалуемой части, исходил из того, что Банком неправомерно учтены в составе расходов по налогу на прибыль выплаты увольняемым работникам, которые не соответствуют требованиям статей 252, 255 Налогового кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции в данной части с выводами суда первой инстанции согласился.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в обжалуемой части о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
Как установлено судами, Инспекция вменила Банку неправомерный учет в составе расходов на оплату труда выплат работникам, которые не соответствуют требованиям статей 252, 255 НК РФ, завышения убытков за 2011 — 2012 гг. на 29 725 442 р. и занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год на 15 157 554,55 р.
Согласно выводам Инспекции, спорные выплаты не относятся к расходам на оплату труда, поскольку они выплачивались за прекращение трудовых отношений работниками по собственному желанию и не были связаны с режимом работы и условиями труда.
Банк оформлял прекращение трудовых отношений двумя способами: в 2011 году заключались соглашения о расторжении трудовых договоров, в 2012-2013 гг. заключались дополнительные соглашения к трудовому договору и соглашения о расторжении трудовых договоров.
Инспекцией в оспариваемом решении в качестве примера приведены сведения из документов, подтверждающих возникновение и прекращение трудовых отношений Банка с Макуриной Кариной Игоревной (стр. 2 Решения).
Так, приказом от 01.03.2011 г. N 25/пр Макурина Карина Игоревна принята на работу в Дополнительный офис «Отделение Полянка» на должность Специалиста по работе с клиентами с окладом 25 000,00 руб. Трудовым договором от 01.03.2011 г. N 25 между Банком и Макуриной Кариной Игоревной установлено: п. 1.2 — Работник принимается в Дополнительный офис «Отделение Полянка» на должность Специалиста по работе с клиентами, расположенного по месту нахождения Работодателя в г. Москве; п. 5.1 — Работнику устанавливается должностной оклад в размере 25 000 руб. в месяц. Работодатель удерживает из заработной платы Работника суммы налога на доходы физических лиц, а также другие обязательные к удержанию суммы в том случае, если их удержание предусмотрено действующим законодательством; п. 5.2 — размеры заработной платы, иных выплат могут быть пересмотрены по соглашению сторон.
Соглашением о расторжении трудового договора от 22.12.2011 г. установлено: п. 1 — расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, пункт 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) 30.12.201; п. 2 — Работодатель обязуется выплатить Работнику компенсацию при увольнении в размере 150 000 руб. до уплаты налога на доходы физических лиц.
Приказ от 30.12.2011 г. N 202/ув о прекращении трудового договора Банка с Макуриной Кариной Игоревной с 30.12.2011 г.
Пример сведений из документов, подтверждающих возникновение и прекращение трудовых отношений Банка с Мокиенко Романом Владимировичем (стр. 3 Решения), с которым заключались дополнительные соглашения к трудовому договору.
Приказом от 16.10.2006 г. N 116-06/ЛС Мокиенко Роман Владимирович принят на должность менеджера по обучению с окладом 119 520 руб., надбавкой 29 880 руб., на основании трудового договора от 16.10.2006 г. N 128. Трудовым договором от 19.10.2007 г. N 347/6 между Банком и Мокиенко Романом Владимировичем (далее — Работник) установлено: п. 1.2 — Работник принимается в Департамент по работе с персоналом на должность менеджера по обучению, расположенного по месту нахождения Работодателя в г. Москве, п. 5.1 — Работнику устанавливается должностной оклад в размере 149 400 руб. в месяц. Работодатель удерживает из заработной платы Работника суммы налога на доходы физических лиц, а также другие обязательные к удержанию суммы в том случае, если их удержание предусмотрено действующим законодательством, п. 5.2 — размеры заработной платы, иных выплат могут быть пересмотрены по соглашению сторон.
Согласно пункту 5.1 дополнительного соглашения от 01.03.2011 г. N 7 Работнику устанавливался должностной оклад в размере 225 000 р. в месяц. Приказом от 01.03.2011 г. N 107/а Руководителю отдела корпоративных продаж Управления розничного обслуживания и каналов продаж Мокиенко Роману Владимировичу с 01.03.2011 г. установлен оклад в размере 225 000 руб.
Пунктом 2 дополнительного соглашения от 03.10.2011 г. установлено, что в случае прекращения (расторжения) Договора по соглашению сторон (пункт 1 статьи 77 ТК РФ) Работодатель обязан выплатить Работнику денежную компенсацию в размере шести должностных окладов Работника (до уплаты налога на доходы физических лиц) по состоянию на дату расторжения договора, на основании заключенного с Работником соглашении о расторжении трудового договора. Соглашением о расторжении трудового договора от 26.12.2011 г. установлено: п. 1 — расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, (пункт 1 статьи 77 ТК РФ) 27.12.2011 г.; п. 2 — Работодатель обязуется выплатить Работнику компенсацию при увольнении в размере 1 350 000 руб. до уплаты налога на доходы физических лиц.
Приказ от 27.12.2011 г. N 193/3/ув о прекращении трудового договора Банка с Мокиенко Романом Владимировичем с 27.12.2011 г.
Инспекцией при анализе трудовых договоров, заключенных Банком с работниками, установлено, что положения об оплате труда идентичны, при этом отличаются суммы должностных окладов и суммы выплаченных компенсаций при увольнении, а также указано на предоставление иных компенсационных выплат в соответствии с локальными нормативными актами Банка и действующим законодательством. При этом трудовые договоры не содержат условий, регламентирующих их прекращения.
Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные (экономически оправданные) затраты, оценка которых выражена в денежной форме и при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
В силу пункта 49 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, не соответствующие данным критериям при определении налоговой базы, не учитываются.
Налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу при применении статьи 252 Налогового кодекса оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности. Расходы признаются экономически обоснованными, если они необходимы для деятельности налогоплательщика (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.03.2011 г. N 8905/10, от 25.02.2010 г. N 13640/09).
По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 г. N 3-П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.
Как указал Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 по делу N А40-94960/2015, увольнение работника является завершающим этапом его вовлечения в деятельность налогоплательщика, в связи с чем вывод о несоответствии расходов, производимых при увольнении работников, требованиям пункта 1 статьи 252 НК РФ не может следовать из того факта, что работник в дальнейшем не сможет приносить доход организации результатом своего труда. Иное бы означало оценку целесообразности увольнения работника на соответствующих условиях путем прекращения трудовых отношений по соглашению сторон, а не по иным основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом.
Однако это не означает, что экономически оправданными могут признаваться расходы, произведенные вне связи с экономической деятельностью налогоплательщика, то есть, по существу направленные на удовлетворение личных нужд уволенных граждан за счет бывшего работодателя.
Такой вывод согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда, изложенной в Постановлении от 01.03.2011 г. N 13018/10, согласно которой для целей исчисления налога на прибыль организаций производимые при увольнении работников выплаты не должны быть аналогичны расходам, поименованным в пункте 25 статьи 270 НК РФ, то есть надбавкам к пенсиям, единовременным пособиям уходящим на пенсию ветеранам труда и тому подобным выплатам, имеющим характер личного обеспечения работника после его увольнения.
С учетом изложенного, судами правильно указано, что для правильного разрешения спора необходимо оценивать экономическую оправданность спорных выплат, установив их природу.
При этом при значительном размере таких выплат, их явной несопоставимости обычному размеру выходного пособия, на которое в соответствии со статьей 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник, длительности его трудового стажа и внесенному им трудовому вкладу, а также иным обстоятельствам, характеризующим трудовую деятельность работника, на налогоплательщике в соответствии с пунктом 1 статьи 54, пунктом 1 статьи 252 НК РФ и частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.
Судом апелляционной инстанции установлено, что в качестве таких доказательств Банком представлены следующие документы.
Протокол заседания совета директоров от 11.07.2011 г. N 13/11, в котором указаны принятые ключевые решения: утвердить прекращение банковского бизнеса КБ «БНП Париба Восток» ООО (с 22.04.2013 г. изменено фирменное наименование на «Сетелем Банк» ООО); одобрена продажа розничного кредитного портфеля, утвержден размер выходного пособия для всех сотрудников, которым не предложено трудоустройство в компаниях группы БНП Париба или Сбербанк — за 6 месяцев работы, и за 5 месяцев работы для тех, кто не принял предложения о трудоустройстве, одобрено информирование сотрудников без распространения деталей.
Выписка Совета директоров Банка от 28.08.2012 г. N 12/12, в которой указано, что утвержден План реструктуризации Банка, в который входило увольнение работников до и (или) после даты, когда должны быть достигнуты «Параметры целевого состояния»: персонал по работе с клиентами и операционных отделов (исключая зарезервированную бухгалтерскую группу), включая 214 работников по работе с клиентами, 87 работников операционных отделов и 80 работников в отпуске по уходу за ребенком.
Выписка из протокола заседания Совета директоров Банка от 27.04.2015 г. N 04/12, согласно которой Совет директоров Банка рассмотрел и принял к сведению презентацию о результатах закрытия бизнеса Банка и презентацию о статусе проекта по созданию совместного предприятия с ОАО «Сбербанк России».
Представленные документы, по мнению Банка, свидетельствуют о том, что «Сетелем Банк» (ООО) запланировал прекращение банковского бизнеса, в связи с чем, определил размер выходного пособия и количество увольняемых работников.
Кроме того, судом апелляционной инстанции в материалы дела приобщен представленный Банком Расчет экономического обоснования выплат работникам при увольнении по соглашению сторон.
С учетом совокупности установленных по делу обстоятельств, судом апелляционной инстанции сделан правомерный вывод, что Банком не представлено достаточных доказательств экономической оправданности расходов, учтенных им при исчислении налога на прибыль организаций.
Из представленных Банком документов следует, что ООО «Сетелем Банк» запланировал прекращение банковского бизнеса, в связи с чем, определил размер выходного пособия и количество увольняемых работников.
Однако, как правильно указано судом апелляционной инстанции, из них не следует, что указанные в них выплаты будут произведены работникам, увольняющимся по соглашению сторон (пункт 1 статьи 77 ТК РФ), а не работникам, уволенным в порядке пункта 1 статьи 81 ТК РФ.
Кроме того, как установлено судом, в соглашениях о расторжении трудовых договоров, дополнительных соглашениях к трудовым договорам и соглашениях о расторжении трудовых договоров также не имеется ссылки на Протокол заседания совета директоров от 11.07.2011 г. N 13/11, либо на иной документ, подтверждающий, что увольнение указанных работников связано именно с реорганизационными процедурами, проводимыми в Банке.
Также судом апелляционной инстанции правомерно учтено следующее.
В соответствии со статьей 178 ТК РФ, при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).
В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за уволенным работником в течение третьего месяца со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в двухнедельный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.
Таким образом, законодательством в случаях расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников предусмотрена выплата увольняемому работнику выходного пособия в максимальном размере четырех средних месячных заработков.
При этом, как установлено судом, Банк производил увольняемым по соглашению сторон работникам выплаты в размере, начиная меньше одного оклада до восьми окладов.
Кроме того, из представленного Банком в суде апелляционной инстанции расчета «экономического обоснования выплат работникам при увольнении по соглашению сторон», невозможно установить методику (принципы) определения размера выплат при увольнении тому или иному работнику. При этом размер выплаты для каждого работника определялся вне какой-либо связи с их трудовой деятельностью, стажем работы, занимаемыми должностями в Банке до увольнения.
В качестве примера Инспекция приводит ситуации со следующими работниками: — в пользу Шлык С.А. (начальник отдела) за период работы в Банке с 01.03.2012 г. по 25.03.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 115 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 230 000 руб. (2 оклада), в пользу Гаймалдиновой Л.Г. (менеджер по работе с ключевыми партнерами) за период работы в Банке с 01.03.2012 г. по 29.03.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 170 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 1 020 000 руб. (6 окладов), в пользу Маловой В.О. (старший менеджер по работе с клиентами) за период работы в Банке с 31.10.2008 г. по 01.07.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 29 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 116 000 руб. (4 оклада).
Также из Расчета следует, что размер произведенных в пользу уволенных работников выплат находится в диапазоне от 0,58 до 8,00 окладов, а при разнице в продолжительности стажа у ряда работников, количество выплаченных им окладов были одинаковы.
Кроме того, претензии налогового органа за 2011 год касаются произведенных выплат в пользу работников в отношении 23 человек, в то время как в Расчете Банка за 2011 год указан только один сотрудник.
Также судом апелляционной инстанции правильно отмечено, что Банк, приводя расчет полученной экономии при расторжении трудовых договоров с работниками по соглашению сторон, не подтверждает документально о последующем непоступлении на места данных уволенных сотрудников других работников, т.е. нет доказательства того, что фактически Банк преследовал цель уменьшения численности работников.
Доказательств того, что Расчет был составлен именно на момент принятия Банком решения о массовом увольнении работников и, следовательно, уже тогда Банком было принято решение об экономической целесообразности для Банка выплачивать компенсации именно в таком размер, в материалы дела не представлено, при этом Расчет даты его составления не содержит.
Также Банком в материалы дела не представлено доказательств улучшения показателей его работы после спорного увольнения работников.
Таким образом, судом апелляционной инстанции сделан правомерный вывод о том, что Банк не представил суду достаточных доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.
Как указал Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 по делу N А40-94960/2015, при отсутствии таких доказательств налоговый орган вправе исходить из того, что произведенные работникам выплаты в соответствующей части являются личным обеспечением работников, предоставляемым на период после их увольнения, и не уменьшают налогооблагаемую прибыль (пункты 25, 49 статьи 270 НК РФ).
На основании вышеизложенного, кассационная коллегия соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что в настоящем деле не подлежит применению пункт 9 статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку обстоятельства увольнения работников налогоплательщика в связи с сокращением численности работников налогоплательщиком не подтверждены, с учетом того, что согласно представленным доказательствам увольнение сотрудников производилось по соглашению сторон. Также обществом не доказаны обстоятельства экономической обоснованности затрат на выплату компенсаций при увольнении работников по соглашению сторон, в том числе с целью минимизации затрат при сокращении штата работников. В этой связи ссылка заявителя кассационной жалобы на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2016 года N 305-КГ16-5939 в спорной ситуации не применима.
При этом кассационная коллегия также учитывает указания Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации на толкование закона, изложенные в Определении от 12 декабря 2016 года N 305-КГ16-16415 по делу N А40-195535/2015.
Таким образом, вопреки доводам кассационной жалобы, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что оспариваемое решение налогового органа в части неуплаты Банком налога на прибыль организаций по данному эпизоду соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы общества.
Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Исходя из изложенного, судом апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражным судом апелляционной инстанции при вынесении обжалуемого судебного актов, не допущено.
Иные доводы о нарушении судом апелляционной инстанции норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05 декабря 2016 года по делу N А40-124026/2016, — оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» — без удовлетворения.

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи
Е.А.АНАНЬИНА
Т.А.ЕГОРОВА

——————————————————————