Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.03.2017 N Ф05-2440/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 марта 2017 г. по делу N А40-151435/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 14 марта 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 21 марта 2017 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Егоровой Т.А., Матюшенковой Ю.Л.
при участии в заседании:
от заявителя — ООО «УК-Сеть 10» — не явился, надлежаще извещен;
от ответчика — Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве — Медведев С.И., доверенность от 01.08.2016; Шагинян Н.А., доверенность от 18.07.2016; Ковалева Е.А., доверенность от 04.05.2016,
рассмотрев 14 марта 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО «УК-Сеть 10»
на решение от 10 октября 2016 года
Арбитражного суда города Москвы,
принятое судьей Лариным М.В.
на постановление от 21 декабря 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Кочешковой М.В., Румянцевым П.В., Марковой Т.Т.
по заявлению ООО «УК-Сеть 10»
к Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве
о признании недействительным решения

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания — Сеть 10» (далее — ООО «УК Сеть 10», Общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве (далее по тексту — Инспекция, Заинтересованное лицо, ИФНС России N 7 по г. Москве, ИФНС, налоговый орган) о признании недействительным решения от 12.01.2016 г. N 12/РО/07 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2016, в удовлетворении заявления ООО «УК Сеть 10» отказано.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ООО «УК-Сеть 10» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 21.12.2016 и направить дело на новое рассмотрение.
К кассационной жалобе помимо документов, предусмотренных частью 4 статьи 277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ООО «УК-Сеть 10» приложило копии письменных доказательств (приложения 3-4 к кассационной жалобе).
Исходя из статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции не принимает представленные сторонами доказательства, в том числе те, которые представлялись в судебное разбирательство при рассмотрении дела арбитражными судами первой и апелляционной инстанций.
С учетом изложенного, суд кассационной инстанции возвращает ООО «УК-Сеть 10» копии письменных доказательств (приложения 3-4 к кассационной жалобе).
Ответчик — ИФНС России N 7 по г. Москве в лице своих представителей возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям изложенным в отзыве на кассационную жалобу.
В судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции надлежаще извещенный заявитель ООО «УК-Сеть 10» и Инспекция Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга, привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, не явились, в связи с чем суд рассматривает дело в их отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, Инспекция проводила выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и уплаты всех налогов и сборов за период с 01.01.2011 г. по 31.12.2013 г.
После окончания проверки составлен акт выездной проверки от 30.06.2015 г. N 12/А/16, рассмотрены материалы проверки и результаты проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля в присутствии налогоплательщика (протокол), вынесено решение от 12.01.2016 г. N 12/РО/07, которым налогоплательщику: начислена недоимка по налогу, взимаемому с налогоплательщиков, выбравших в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов размере 1 508 711 руб., пени в общей сумме 382 517 руб., штрафы по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в размере 301 742 руб., с предложением уплатить недоимку, пени, штрафы, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.
Решением УФНС России по г. Москве по апелляционной жалобе от 18.04.2016 г. N 21-19/040361 оспариваемое решение инспекции оставлено без изменения и утверждено.
Налоговым органом в оспариваемом решении установлено, что Общество, применяющее с 23.07.2003 г. (дата регистрации) упрощенную систему налогообложения (далее — УСН) и являющееся частью сети ресторанов украинской кухни под маркой «Корчма Тарас Бульба», занижало реальные сведения о доходах (выручке), полученных от оказания услуг по координации и контролю финансово-хозяйственной деятельности всех ресторанов, входящих в сеть, в налоговой и бухгалтерской отчетности за 2012 год, путем не отражения вознаграждения, получаемого наличными денежными средствами от ресторанов, которые в свою очередь занижали реальные сведения о доходах (выручке), полученных от реализации услуг общественного питания.
Достоверные сведения о доходах Общества были получены от участвующих в выездной проверке сотрудников МВД России, в ходе проведенных ими оперативно-розыскных мероприятий в отношении ООО «Управляющая компания «Сеть-10» управляющей компании для всей сети ресторанов «Корчма Тарас Бульба» (осмотр и изъятие документов и информации с компьютеров сотрудников), в виде электронных файлов с «таблицами в формате Excel», содержащими реальные сведения о ежемесячной выручке сети ресторанов, согласно которым Обществу перечислялось вознаграждения наличными денежными средствами в размере 1-2% от выручки каждого ресторана, при этом: — реальная сумма дохода общества за 2012 год составила 25 020 440 руб., при отражении дохода в декларации по УСН — 14 962 367 руб.
Выявив реальные суммы полученной обществом выручки в виде не учтенных наличных денежных средств от оказания услуг по координации и контролю финансово-хозяйственной деятельности всех ресторанов, Инспекция определила сумму подлежащего уплате обществом УСН за 2012 год расчетным путем на основании пункта 7 статьи 31 НК РФ, используя данные о реальном размере выручки, согласно которым подлежащий уплате налог составил 1 508 711 руб.
ООО «УК Сеть 10», посчитав, что решение от 12.01.2016 г. N 12/РО/07 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения не соответствует нормам налогового законодательства, нарушает его права и законные интересы, обратилось с заявлением в суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемое решение налогового органа соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы общества.
Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежат ввиду следующего.
В соответствии с пунктом 2 статьи 346.18 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, уменьшенные на величину расходов, налоговой базой признается денежное выражение доходов, уменьшенных на величину расходов.
Согласно пункту 1 статьи 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при определении объекта налогообложения учитываются доходы, определяемые в порядке, установленном пунктами 1 и 2 статьи 248 НК РФ.
Пунктом 1 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» (далее — Постановление ВАС РФ N 53) предусмотрено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (право на применение пониженной налоговой ставки или специального налогового режима) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах неполны, недостоверны или противоречивы.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной в следующих случаях: 1) для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, 2) для целей налогообложения учтены операции не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), 3) налоговая выгода получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 3, 4 Постановления ВАС РФ N 53). При этом, установление наличия или отсутствия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или экономической деятельности (пункт 9 Постановления ВАС РФ N 53).
Налоговая выгода на основании пункта 9 Постановления ВАС РФ N 53 не может быть самостоятельной целью деятельности налогоплательщика, оценка обоснованности или необоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды (в том числе в виде права на применение пониженной ставки или специального налогового режима) производится исходя из оценки направленности совершенных им операций на достижение определенного экономического эффекта.
В случае если судом будет установлено, что целью деятельности налогоплательщика является не достижение экономического эффекта от совершенных им операций, а только получение налоговой выгоды, то вне зависимости от принципов свободы договора или нарушение его контрагентами налоговых обязательств такая выгода будет признана необоснованной.
Как установлено судами обеих инстанций, по результатам мероприятий налогового контроля инспекцией установлено, что общество с целью минимизации налоговых обязательств не отражало в порядке, установленном НК РФ и Федеральным законом от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (Федеральный закон от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»), действительный объем хозяйственных операций и осуществляло сокрытие реально полученной от ресторанов сети выручки в наличной форме.
С учетом совокупности установленных по делу обстоятельств, суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что в нарушение пункта 1 статьи 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 346.18 Налогового кодекса Российской Федерации общество неправомерно занижало сумму дохода в 2012 году с целью минимизации размера подлежащих уплаты налогов.
Налоговый орган произвел расчет реальных налоговых обязательств по УСН исходя из полученных от правоохранительных органов данных о реальных суммах дохода (выручки), а также приняв данные о расходах из представленных самим налогоплательщиком регистров бухгалтерского учета.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы вправе требовать в соответствии с законодательством о налогах и сборах от налогоплательщика документы по формам, установленным государственными органами и органами местного самоуправления, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, а также пояснения и документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов.
Подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым органам предоставлено право определять суммы налогов, подлежащих уплате налогоплательщиками, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в закрытом перечне случаев: 1) при отказе налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых помещений и иных помещений и территории, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения; 2) непредставление в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета документов; 3) отсутствие учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушениями установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги. Перечень возможных случаев применения расчетного метода при определении суммы налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком, при проведении налоговой проверки (выездной или камеральной) является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.
Согласно пункту 8 Постановления ВАС РФ N 57 налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в определенных перечисленных в подпункте 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ случаях. При этом бремя доказывания того, что размер доходов и (или) расходов, определенный налоговым органом по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ, не соответствует фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика, возлагается на последнего, поскольку именно он несет риски, связанные с возникновением оснований для применения налоговым органом расчетного метода определения сумм налогов.
Поскольку налоговым органом в ходе проверки установлено, что в данные налогоплательщика содержат недостоверную информацию, следовательно, не могут подтверждать заявленные им суммы дохода в проверяемом периоде, то как правильно указано судами, инспекция правомерно провела расчет реальных налоговых обязательств по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ, исходя из полученных от правоохранительных органов данных о реальных суммах дохода (выручки), а также приняв данные о расходах из представленных самим налогоплательщиком регистров бухгалтерского учета.
При этом судами первой и апелляционной инстанций обоснованно отклонены доводы общества о неправомерном учете в качестве доказательств результатов оперативно-розыскной деятельности.
В соответствии с пунктом 4 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации при рассмотрении материалов налоговой проверки исследуются представленные доказательства, в том числе документы, ранее истребованные у лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (включая участников консолидированной группы налогоплательщиков), документы, представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данных лиц, и иные документы, имеющиеся у налогового органа.
В пункте 45 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при исследовании и оценке представленной налоговым органом доказательственной базы по налоговым делам судам надлежит исходить из того, что материалы, полученные в результате осуществления оперативно-розыскных мероприятий, могут использоваться налоговыми органами в числе других доказательств при рассмотрении материалов налоговой проверки (пункт 4 статьи 101 Кодекса) или при осуществлении производства по делу о предусмотренных Кодексом налоговых правонарушениях (пункт 7 статьи 101.4 Кодекса), если соответствующие мероприятия проведены и материалы оформлены согласно требованиям, установленным Федеральным законом от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».
Согласно пункту 3 статьи 11 Федеральным законом от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (ОРД) результаты оперативно-розыскной деятельности могут направляться в налоговые органы для использования при реализации полномочий по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, по обеспечению представления интересов государства в делах о банкротстве, а также при реализации полномочий в сфере государственной регистрации юридических лиц.
Статья 15 Закона об ОРД закрепляет право органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, для решения ее задач не только проводить оперативно-розыскные мероприятия, но и производить при их проведении изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.
Учитывая вышеизложенное, судами сделан правомерный вывод, что переданные в инспекцию правоохранительными органами документы и информация, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, являются надлежащими и допустимыми доказательствами по делу, соответствующими статьям 67 — 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При этом отклоняя доводы общества о том, что материалы, полученные от органов внутренних дел, сами по себе не являются основанием для принятия решения, суды обеих инстанций правильно указали, что выводы о сокрытии выручки и ведении «двойной» бухгалтерии сделаны не только на основании данных полученных от правоохранительных органов, но также и результатов мероприятий налогового контроля, в том числе допросов сотрудников ресторанов, сверки данных из ЭКЛЗ с показаниями свидетелей о количестве мест, заполняемости ресторана и др., что дало в совокупности основания для вывода об умышленном не учете поступающей в виде наличных выручки от реализации услуг по координации и контролю финансово-хозяйственной деятельности всех ресторанов сети, а также о занижении суммы дохода, полученного обществом виде вознаграждения от ресторанов.
Таким образом, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что установленные в ходе выездной налоговой проверки факты и обстоятельства, в том числе в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий, в своей совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды, выразившейся в умышленном занижении выручки и минимизации размера подлежащих уплате налогов, в связи с чем оспариваемое решение налогового органа соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы общества.
Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Ссылка заявителя кассационной жалобы на неправомерное отклонение ходатайства о привлечении к делу третьего лица ИФНС по Дзержинскому р-ну г. Оренбурга подлежит отклонению, как противоречащая материалам дела, поскольку определением Арбитражного суда города Москвы от 07.09.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Инспекция Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Оренбурга (т. 4, л.д. 122).
Ссылка заявителя кассационной жалобы на неправомерное отклонение ходатайств о вызове и допросе свидетелей, об истребовании доказательств, судом кассационной инстанции признается несостоятельной, поскольку при рассмотрении дела и вынесении обжалуемых актов судами нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено.
Решение вопросов исследования и оценки доказательств отнесено к компетенции судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем доводы заявителя не могут служить основанием для отмены судебных актов в кассационном порядке.
Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.
Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 10 октября 2016 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2016 года по делу N А40-151435/2016, — оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «УК-Сеть 10» — без удовлетворения.

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи
Т.А.ЕГОРОВА
Ю.Л.МАТЮШЕНКОВА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.