ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 28.05.2019 № Ф05-5663/2019

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 28 мая 2019 г. по делу N А41-66222/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 21 мая 2019 года
Полный текст постановления изготовлен 28 мая 2019 года
Арбитражный суд Московского округа в составе:
председательствующего-судьи Калининой Н.С.,
судей Беловой А.Р., Ядренцевой М.Д.,
при участии в заседании:
от истца: общества с ограниченной ответственностью «Станкосервис на Соколе» (ООО «Станкосервис на Соколе») — Максимов О.А., дов. от 08.01.2019,
от ответчика: общества с ограниченной ответственностью «Траско» (ООО «Траско») — Беляцкий Ю.А., дов. от 09.01.2018,
рассмотрев 21 мая 2019 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО «Станкосервис на Соколе»
на решение от 19 ноября 2018 года Арбитражного суда Московской области,
принятое судьей Мироновой М.А.,
на постановление от 26 февраля 2019 года Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Мизяк В.П., Муриной В.А., Катькиной Н.Н.,
по иску ООО «Станкосервис на Соколе»
к ООО «Траско»
о взыскании денежных средств

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Станкосервис на Соколе» (далее — ООО «Станкосервис на Соколе», истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Траско» (далее — ООО «Траско», ответчик) о взыскании суммы ущерба в размере 704 833 руб. 55 коп., процентов в размере 27 614 руб. 03 коп. за период с 31.10.2017 по 13.08.2018, процентов из расчета 5% годовых на сумму подлежащую возмещению с 14.08.2018 по дату фактической уплаты суммы ущерба.
Решением Арбитражного суда Московской области от 19 ноября 2018 года по делу N А41-66222/2018, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2019 года, с ООО «Траско» в пользу ООО «Станкосервис на Соколе» взыскана сумма ущерба в размере 37 486 руб. 85 коп., проценты в размере 1 473 руб. 80 коп. за период с 31.10.2017 по 13.08.2018, проценты из расчета 5% годовых на сумму подлежащую возмещению (37 486 руб. 85 коп.) с 14.08.2018 по дату фактической уплаты сумм ущерба.
Законность принятых судебных актов проверяется в порядке ст. ст. 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ООО «Станкосервис на Соколе», которое полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанции не соответствуют имеющимся в деле доказательствам, судами при рассмотрении дела и принятии судебных актов нарушены нормы материального и процессуального права, в частности заявитель указывает о невозможности применения ограничений в связи с причинением ущерба истцу в результате злоумышленного поступка ответчика, судами не учтено, что в международной товарно-транспортной накладной сделана декларация о стоимости груза, в связи с чем просит принятые по делу судебные акты отменить, принять новый судебный об удовлетворении исковых требований в полном объеме.
До начала судебного заседания ООО «Траско» через канцелярию Арбитражного суда Московского округа представлен отзыв на кассационную жалобу, который приобщается судебной коллегией к материалам дела в отсутствие возражений другой стороны.
В судебном заседании кассационной инстанции представитель ООО «Станкосервис на Соколе» поддержал кассационную жалобу по доводам, изложенным в ней, представитель ООО «Траско» возражал против удовлетворения кассационной жалобы по доводам, изложенным в отзыве.
Изучив материалы дела, проверив в пределах требований, предусмотренных ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм материального и процессуального права судами при рассмотрении дела и принятии судебных актов, соответствие выводов судов установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанции и следует из материалов дела, 01.06.2015 между ООО «Станкосервис на Соколе» (заказчик) и ООО «Траско» (исполнитель) заключен договор на перевозку грузов автомобильным транспортом в международном и внутрироссийском сообщении и транспортно-экспедиционное обслуживание N I-15/89 (договор).
В соответствии с п. 1.1 договор регулирует взаимоотношения сторон при выполнении исполнителем поручений заказчика по осуществлению или организации перевозок и транспортно-экспедиционному обслуживанию грузов в международном и внутрироссийском сообщении, а также при расчетах за выполненные услуги, поименованные в п. 1.2 договора.
В рамках указанного договора сторонами был согласован транспортный заказ от 20.09.2017 N 31 на перевозку груза в количестве 9 мест, характер груза — оборудование, вес 489,5 кг, общая стоимость груза — 49 410 евро, по маршруту: STL Logistik GmbH, Lutticher Strasse 12 D-53842 Troisdorf — СВХ «Истра-Терминал» Россия, Московская область, Истринский район, п. Первомайский, 35. Согласованная ставка за перевозку 460 евро.
Из материалов дела следует, что ответчиком товар был доставлен истцу частично на сумму 36 851,20 евро, что подтверждается грузовой таможенной декларацией N 10013050/061017/0008238.
В связи с задержкой в передаче груза истцом направлена в адрес ответчика претензия от 04.10.2017 N ТР-1П, в ответ на которую 11.10.2017 было сообщено исходящим письмом N ИП-7933 об отсутствии возможности передать истцу груз, вследствие хищения товара неизвестными лицами на сумму 12 558,8 евро в процессе перевозки.
Поскольку в результате действий ответчика у истца возникли убытки в размере 704 833 руб. 55 коп., истец обратился с исковым заявлением в Арбитражный суд Московской области.
Согласно п. 1 ст. 801 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.
Правила настоящей главы распространяются и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком (п. 2 ст. 801 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с п. 2.1 договора при оказании услуг по договору стороны руководствуются Конвенцией о договоре международной перевозки грузов, Таможенной конвенцией о договоре международной перевозки грузов с применением книжки МДП (конвенция МДП), а также соответствующими нормативными актами Российской Федерации и международными нормативными актами.
В соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, либо уполномоченному им лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, в следующих размерах: 1) за утрату или недостачу груза, принятого экспедитором для перевозки с объявлением ценности, в размере объявленной ценности или части объявленной ценности, пропорциональной недостающей части груза; 2) за утрату или недостачу груза, принятого экспедитором для перевозки без объявления ценности, в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза или недостающей его части.
Вместе с тем, согласно ст. 1 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (заключена в Женеве 19.05.1956, далее — КДПГ), участником которой является Российская Федерация, именно местонахождение пунктов погрузки и назначения в различных государствах является определяющим основанием для применения к договору дорожной перевозки грузов положений Конвенции.
В этой связи, при рассмотрении настоящего спора суды правомерно исходили из ненадлежащего исполнения договора международной перевозки, начавшейся в г. Дюссельдорф (Германия), поэтому к отношениям сторон по настоящему делу должны быть применены правила Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года.
На основании п. 2 ст. 17 КДПГ перевозчик освобождается от этой ответственности, если потеря груза, его повреждение или опоздание произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие приказа последнего, не вызванного какой-либо виной перевозчика, каким-либо дефектом самого груза или обстоятельствами, избегнуть которые перевозчик не мог и последствия которых он не мог предотвратить.
Разрешая спор по настоящему делу, арбитражные суды указали на то, что хищение груза не может расцениваться как обстоятельство, избежать которого экспедитор не мог и последствия которого не могли быть им предотвращены; указанное обстоятельство не относится к перечню событий, вследствие которых экспедитор подлежит освобождению от ответственности.
Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Учитывая, что доказательства принятия ответчиком подобного рода мер в деле отсутствуют, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о том, что ответчик обязан возместить истцу ущерб, причиненный частичной утратой груза.
Между тем, согласно п. 1 ст. 23 КДПГ перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.
Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 23 КДПГ подлежат возмещению: оплата за перевозку, таможенные сборы и пошлины, а также прочие расходы, связанные с перевозкой груза, полностью в случае потери всего груза и в пропорции, соответствующей размеру ущерба, при частичной потере; иной убыток возмещению не подлежит.
Пунктом 1 ст. 23 КДПГ предусмотрено, что когда согласно постановлениям настоящей Конвенции перевозчик обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.
Кроме того, ч. 2 ст. 23 КДПГ установлено, что стоимость груза определяется на основании биржевой котировки, или за отсутствием таковой на основании текущей рыночной цены, или же при отсутствии и той и другой на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества, при этом в силу положений Протокола к Женевской конвенции от 05.07.1978 в любом случае размер возмещения не должен превышать 8,33 единицы специальных прав заимствования за 1 килограмм недостающего веса брутто.
Исследовав и оценив предоставленные в материалы дела документы по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что предел ответственности перевозчика за утраченный груз составляет 37 486 руб. 85 коп., исходя из веса брутто утраченного груза 48,5 кг и 8,33 единица специальных прав заимствования за 1 килограмм недостающего веса брутто.
В связи с причинением истцу ущерба утратой груза с ответчика подлежат взысканию проценты, которые предусмотрены п. 1 ст. 27 КДПГ. Лицо, правомочное по договору, может потребовать уплаты процентов на сумму, подлежащую возмещению. Проценты исчисляются из расчета пяти процентов годовых со дня, обращенного к перевозчику в письменной форме требования или же, если такового не последовало, со дня подачи иска.
Заявленное требование о взыскании процентов на сумму убытков в размере 37 486 руб. 85 коп. на основании ст. 27 КДПГ в размере 1 473 руб. 80 коп. за период с 31.10.2017 по 13.08.2018 также признано судами обоснованным и подлежащим удовлетворению.
Кроме того, судами обеих инстанций начислены проценты из расчета 5% годовых на сумму подлежащую возмещению (37 486 руб. 85 коп.) с 14.08.2018 по дату фактической уплаты суммы ущерба.
Довод кассационной жалобы о том, что при вынесении судебного акта судами не учтено, что в международной товарно-транспортной накладной сделана декларация о стоимости груза, повторяет довод, изложенный заявителем в суде апелляционной инстанции, который был проверен, правомерно и обоснованно отклонен апелляционным судом.
Согласно статье 24 КДПГ отправитель может указать в накладной при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате стоимость груза, превышающую предел, установленный в пункте 3 статьи 23 КДПГ, и в таком случае заявленная сумма заменяет этот предел.
В соответствии со статьей 26 КДПГ отправитель может указать, вписав в накладную и при условии уплаты установленной по обоюдному соглашению надбавки к провозной плате, объявленную ценность груза на случай потери или повреждения груза, а также недоставки груза в оговоренный срок. В случае объявления ценности груза при доставке может быть потребовано независимо от возмещений, предусмотренных в статьях 23, 24 и 25, и в пределах суммы заявленной ценности груза возмещение, соответствующее дополнительному ущербу, нанесение которого доказано.
Как указал суд апелляционной инстанции, дополнительных условий и письменных договоренностей о согласовании иного предела возмещения стоимости утраченного груза, нежели предусмотренного п. 3 ст. 23 КДПГ, сторонами не предусматривалось.
Квалифицирующим признаком для применения статьи 24 и 26 КДПГ является наличие соглашения между перевозчиком и отправителем о надбавке к провозной плате.
Из имеющегося в деле договора от 01.06.2015 на перевозку груза и накладной не следует, что стороны договорились о надбавке к провозной плате. Иных доказательств наличия такой договоренности ООО «Станкосервис на Соколе» в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представило.
Заявленные в кассационной жалобе доводы не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права, а фактически сводятся к несогласию с выводами судов и направлены на переоценку исследованных судами доказательств и установленных обстоятельств, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
С учетом изложенного суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов, предусмотренных ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 19 ноября 2018 года, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2019 года по делу N А41-66222/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий судья
Н.С.КАЛИНИНА

Судьи
А.Р.БЕЛОВА
М.Д.ЯДРЕНЦЕВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО