Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.12.2016 N Ф06-15152/2016

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 декабря 2016 г. N Ф06-15152/2016

Дело N А55-16446/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 29 ноября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 02 декабря 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р.,

судей Егоровой М.В., Хабибуллина Л.Ф.,

при участии представителей:

закрытого акционерного общества «Электрон-плюс» — Лисовой О.В., доверенность от 07.11.2016,

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 19 по Самарской области — Ряшенцева И.Н., доверенность от 15.04.2016 N 04-110, Малороссиянцева С.Г., доверенность от 14.03.2016 N 04/094,

Управления Федеральной налоговой службы России по Самарской области — Малороссиянцева С.Г., доверенность от 11.03.2016 N 12-22/0022,

в отсутствие:

иных лиц — извещены надлежащим образом,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Электрон-плюс»,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 06.04.2016 (судья Харламов А.Ю.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016 (председательствующий судья Юдкин А.А., судьи Филиппова Е.Г., Семушкин В.С.)

по делу N А55-16446/2015

по заявлению закрытого акционерного общества «Электрон-плюс», г. Тольятти, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 19 по Самарской области, г. Тольятти, с участием третьих лиц: Управления Федеральной налоговой службы России по Самарской области, г. Самара, Автономной некоммерческой организации «Центр экспертиз», о признании недействительными решения и требования,

установил:

закрытое акционерное общество «Электрон-плюс» (далее — общество, ЗАО «Электрон-плюс», налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 19 по Самарской области (далее — инспекция, налоговый орган) от 11.03.2015 N 15-44/4, а также недействительным требование от 01.06.2015 N 1577.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требования, привлечены Управление Федеральной налоговой службы России по Самарской области (далее — Управление), Автономная некоммерческая организация «Центр экспертиз».

Решением Арбитражного суда Самарской области от 06.04.2016, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016, требование о признании недействительным требования Инспекции от 01.06.2015 N 1577 оставлено без рассмотрения. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

ЗАО «Электрон-плюс», не согласившись с вынесенными судебными актами, обратилось в кассационную инстанцию с жалобой, в которой просит об отмене решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права.

Налоговый орган и Управление, в представленных в порядке статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отзывах на кассационную жалобу просят решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставить без изменения, считают их законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в материалах дела доказательствам, Арбитражный суд Поволжского округа не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговым органом составлен акт и с учетом возражений налогоплательщика, вынесено решение N 15-44\4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, на основании которого ЗАО «Электрон-плюс» привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 586 681 руб. за неполную уплату налога на добавленную стоимость, налога на прибыль.

Кроме того, указанным решением установлена недоимка по налогу на добавленную стоимость в размере 20 329 341 руб., по налогу на прибыль в сумме 203 325 руб., а также начислены соответствующие пени в сумме 6 919 609 руб.

Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган — Управление.

Решением Управления от 15.06.2016 N 03-15/148-70 решение инспекции по апелляционной жалобе налогоплательщика оставлено без изменения.

Налоговым органом выставлено в адрес ЗАО «Электрон-плюс» требование по состоянию на 01.07.2015 N 1577, согласно которому, налогоплательщику было предложено в добровольном порядке в срок — до 13.07.2015 уплатить доначисленные данным решением суммы налогов, пени и штрафа

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения налогоплательщика в Арбитражный суд Самарской области с соответствующим заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанции при рассмотрении дела, исходя из анализа исследованных доказательств, имеющихся в материалах дела, и установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств, пришли к выводу об отказе в удовлетворении заявленных обществом требований при этом суды исходили из следующего.

Согласно положениям главы 21 НК РФ право налогоплательщика на налоговый вычет непосредственно связано с уплатой налога на добавленную стоимость при приобретении им товаров (работ, услуг), то есть с наличием хозяйственной операции по реализации поставщиком товаров (работ, услуг) — объекта налогообложения.

В соответствии с главой 25 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить полученные им доходы на сумму произведенных расходов. При этом материальные расходы также связаны с операциями по реализации товаров (работ, услуг).

Следовательно, для признания за налогоплательщиком права на вычеты по НДС требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров (работ, услуг).

Исходя из постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53) налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, в целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В пункте 1 вышеуказанного постановления прямо указывается, что основанием к отказу в признании налоговой выгоды обоснованной является, в том числе, недостоверность сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах.

Требования о достоверности учета хозяйственных операций содержатся в законодательстве о бухгалтерском учете и в НК РФ, установившем правила ведения налогового учета (статья 1 пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», статья 313 НК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Основанием для вынесения оспариваемого решения налогового органа послужили выводы инспекции о неправомерном, в нарушении пункта 1 статьи 252 НК РФ отнесении на расходы затраты по горюче-смазочным материалам в сумме 1 016 630 руб. и в нарушение пункта 1 статьи 169, 171 и 172 НК РФ неправомерно заявлении налоговых вычетов по НДС — относительно стоимости приобретения ГСМ, без наличия должным образом оформленных первичных документов, соответственно: в 2011 году в размере 92 208 руб., в 2012 году в размере 90 785 руб.

Первичным документом, подтверждающим произведенные расходы на ГСМ, является путевой лист, унифицированная форма которого утверждена постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 28.11.1997 N 78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте».

Форма N 3 «Путевой лист легкового автомобиля», утвержденная указанным постановлением, распространяется на юридических лиц всех форм собственности, осуществляющих деятельность по эксплуатации автотранспортных средств (грузовых, легковых, в том числе служебных автомобилей, специализированных и такси), и носит обязательный характер для автотранспортных организаций.

Суды первой и апелляционной инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела документы, пришли к выводу, что представленные налогоплательщиком в материалы дела путевые листы оформлены с нарушением статьи 252 НК РФ, поскольку отсутствуют подписи водителей, принявшего автомобиль, количество ГСМ по факту расходования, показания спидометра соответствующего автотранспортного средства на момент выезда из гаража и возвращения в гараж, время по графику (число, месяц, часы, минуты), необходимые для подтверждения фактического времени работы водителя и автомобиля.

Как правильно сделан вывод судами, целью составления путевого листа является, в том числе подтверждение обоснованности расхода ГСМ. Отсутствие в путевом листе информации о конкретном месте следования автомобиля с указанием наименования организации и адреса, не может подтверждать осуществленные налогоплательщиком расходы на приобретение ГСМ. Подобные реквизиты являются обязательными и отражают содержание хозяйственной операции.

Ссылка заявителя на распоряжения от 27.12.2010 N 2 и от 26.12.2011 N 3 о планировании и развертывании целей в области качества, и на Журнал «Регистрации поездок личного транспорта в служебных целях» обоснованно отклонены судами, поскольку из данных документов не представляется возможность определить место поездки, километраж, а следовательно, использование ГСМ в служебных целях.

Таким образом, путевой лист, не содержащий в составе своих реквизитов информацию о конкретном месте следования автомобиля с указанием наименования организации и адреса, не может подтверждать осуществленные налогоплательщиком расходы на приобретение ГСМ.

Следовательно, выводы судов о законности и обоснованности решения налоговой инспекции о доначислении налога на прибыль и соответствующих сумм пени и штрафа по данному эпизоду является правомерным.

Из оспариваемого решения налоговой органа следует, что в нарушении пункта 1 статьи 172, статьи 169, статьи 171 НК РФ, общество неправомерно заявило налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость в размере 20 146 347,70 руб. за 2011 — 2012 годы по хозяйственным операциям с контрагентами общество с ограниченной ответственностью (далее — ООО) «Калиста» и ООО «Ромб».

Как следует из материалов дела, в подтверждение обоснованности применения налоговых вычетов по сделке с указанными контрагентами налогоплательщик в ходе проверки представил договоры поставки, счета-фактуры, товарные накладные.

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки установлено, что контрагенты заявителя — ООО «Калиста» и ООО «Ромб» не являются изготовителями указанной продукции (полки багажника). По документам, представленным ЗАО «Электрон-плюс» в ходе выездной налоговой проверки следует, что для изготовления полки багажника была привлечена сторонняя организация — ООО «Сервисстройкомплект», с которой ООО «Калиста» и ООО «Ромб» подписали, соответственно: договора поставки, по условиям которых, ООО «Сервисстройкомплект» должна была представлять услуги по изготовлению полок, которые в дальнейшем подлежали поставке (реализации) ООО «Калиста» и ООО «Ромб» в адрес ЗАО «Электрон-плюс».

Как установлено инспекцией, контрагенты созданы за несколько месяцев до оформления взаимоотношений с обществом.

Директором и учредителем ООО «Калиста» с 14.10.2010 по 27.04.2011 по данным ЕГРЮЛ являлась гражданка Пономарева Мария Сергеевна (100% долей в уставном капитале), с 28.04.2011 состав участников данного общества с ограниченной ответственностью изменился: Пономарева Мария Сергеевна с долей в уставном капитале — 90.91%, Захаров Сергей Владимирович (массовый руководитель) с долей в уставном капитале — 9,09%.

С 28.04.2011 участником и руководителем ООО «Калиста» становится Захаров Сергей Владимирович.

Директором и учредителем ООО «Ромб» по данным ЕГРЮЛ является Герасименко В.О.

Согласно протоколу допроса от 04.04.2014 N 60-30/16 гражданина Герасименко В.О. (директора ООО «Ромб»), последний пояснил, что согласился стать руководителем за денежное вознаграждения, после оформления регистрационных документов никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности не имел.

Из заключения эксперта АНО «Центр экспертиз» от 11.11.2014 следует, что подписи от имени Герасименко В.О., расположенные на представленных документах выполнены не Герасименко В.О., а другими лицами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, и, прежде всего, через директора как единоличный исполнительного органа юридического лица.

Следовательно, отрицание лицами, являющимися руководителями контрагентов, осуществления какой-либо деятельности от имени данных юридических лиц, отсутствие у них объективной возможности осуществлять руководство организациями со значительными финансовыми оборотами свидетельствует и о нереальности хозяйственных операций между Обществом и его контрагентами.

В данном случае указание на то обстоятельство, что руководители (учредители) отрицают какое-либо отношение к деятельности организаций, имеет значение не в рамках документального подтверждения конкретных хозяйственных операций, а связи с совокупной оценкой контрагентов общества как недобросовестных юридических лиц.

Ссылка общества на невозможность считать допустимым доказательством заключение эксперта АНО «Центр экспертиз» от 11.11.2014, была исследована судами и правомерно признана несостоятельной.

При проведении анализа по движению денежных средств по расчетным счетам ООО «Ромб» установлено, что при больших оборотах по расчетным счетам с 10.11.2011 по 13.11.2012 — 92 017 532,71 руб. перечислено налогов в размере 22 387 руб.

Анализ расчетного счета ООО «Калиста» свидетельствует о том, что при больших оборотах по расчетным счетам с 01.01.2011 по 25.01.2012 — 134 972 132 руб. перечислено налогов в размере 9182 руб.

Совокупность установленных по делу обстоятельств доказывает отсутствие у ООО «Калиста» и ООО «Ромб» необходимых условий для выполнения работ по договорам с налогоплательщиком.

В ходе выездной налоговой проверки документов, налоговым органом было установлено, что ЗАО «Электрон-плюс» фактически приобретало полки багажника непосредственно у производителя — ООО «Сервисстройкомплект», применяющей специальный режим налогообложения (УСН), а, следовательно, данное общество использовало фиктивный документооборот с организациями посредниками. По проведенным мероприятиям налогового контроля установлено, что ЗАО «Электрон-плюс» имело возможность напрямую заключать договоры с ООО «Сервисстройкомплект», которая являлась реальным производителем деталей интерьера салона, поскольку доля участия Беляковой Н.А. (директора и учредителя ЗАО «Электрон-плюс») в ООО «Сервисстройкомплект» составляет 60%, заявки на производство листа ЛНПП (комплектующие для полок багажника) от имени ООО «Сервисстройкомплект» поступали от Беляковой Н.А. (протоколы допросов N 15-32/570 от 24.10.2014, N 15-32/569 от 24.10.2014), товар фактически поставлялся напрямую со склада ООО «Сервисстройкомплект» до ОАО «АВТОВАЗ».

Оценив представленные в материалы дела документы, суды пришли к выводу, что налоговым органом собраны достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что представленные обществом документы по сделкам с заявленными контрагентами содержат недостоверную информацию. Реальность хозяйственных операций непосредственно с ООО «Калиста» и ООО «Ромб» достоверными документами не подтверждена.

С учетом изложенного у налогового органа имелись законные основания для отказа в применении вычетов по НДС по документам, оформленным от имени спорных контрагентов.

Таким образом, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов в указанной части соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи, с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу судебных актов в обжалуемой части, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба не содержат доводов, опровергающих сделанные судами выводы. Доводы кассационной жалобы были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка. В соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция не имеет полномочий исследовать и устанавливать новые обстоятельства дела, а также не вправе переоценивать доказательства, которые были предметом исследования в суде первой и апелляционной инстанций.

Иных выводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих установленные судом обстоятельства и выводы, в кассационной жалобе не приведено.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены судебных актов в обжалуемой части.

В связи с предоставлением определением Арбитражного суда Поволжского округа от 19.10.2016 ЗАО «Электрон-плюс» отсрочки по уплате государственной пошлины до рассмотрения кассационной жалобы по существу и отсутствием доказательств ее оплаты, государственная пошлина подлежит взысканию в доход федерального бюджета.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 06.04.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2016 по делу N А55-16446/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Электрон-плюс» в доход федерального бюджета 1500 рублей государственной пошлины по кассационной жалобе.

Поручить Арбитражному суду Самарской области выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья

Р.Р.МУХАМЕТШИН

Судьи

М.В.ЕГОРОВА

Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН

——————————————————————