ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Поволжского округа от 18.09.2018 № Ф06-37525/2018

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 18 сентября 2018 г. N Ф06-37525/2018

Дело N А57-8329/2016

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Мельниковой Н.Ю.,
судей Хакимова И.А., Вильданова Р.А.,
при участии:
от истца — представитель Осипов М.А., доверенность от 03.06.2016,
от ответчика — Головнич С.П., личность установлена паспортом, представитель Шахназарова Л.Н., доверенность от 03.08.2018, представитель Мельник Н.П., доверенность от 21.06.2016,
в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом РТ»
на решение Арбитражного суда Саратовской области от 23.04.2018 (судья Игнатьев Д.Ю.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2018 (председательствующий судья Антонова О.И., судьи Волкова Т.В., Жаткина С.А.)
по делу N А57-8329/2016
по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом РТ» к Головничу Святославу Петровичу о взыскании 25 043 365,50 руб.,
третьи лица: общество с ограниченной ответственностью «Сартанкер», общество с ограниченной ответственностью «ЮгБункерСервис»,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом РТ» (далее — истец, ООО «ТД РТ») обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к Головничу Святославу Петровичу (далее — ответчик, Головнич С.П.) о взыскании убытков в размере 7 597 206 руб.
В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью «Сартанкер» (далее — ООО «Сартанкер»), общество с ограниченной ответственностью «ЮгБункерСервис» (далее — ООО «ЮгБункерСервис»).
В ходе судебного заседания истец неоднократно заявлял ходатайства об увеличении исковых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ). Согласно ходатайству от 24.10.2017 истец просил суд взыскать с Головнича С.П. убытки в размере 25 043 365 руб. 50 коп.
Ходатайство судом удовлетворено.
Решением Арбитражного суда Саратовской области от 23.04.2018 по делу N А57-8329/2016 в иске отказано.
С ООО «ТД РТ» взыскана в доход федерального бюджета Российской Федерации госпошлина в размере 148 217 руб.
Ответчику, Головничу С.П. возвращены с депозита Арбитражного суда Саратовской области денежные средства в размере 52 580 руб.
Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2018 решение Арбитражного суда Саратовской области от 23.04.2018 оставлено без изменения.
Не согласившись с решением арбитражного суда и постановлением арбитражного апелляционного суда ООО «ТД РТ» обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой в которой просит отменить обжалуемые судебные акты, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении искового заявления о взыскании с ответчика в пользу истца денежных средств в размере 25 043 365,50 коп. в качестве возмещения убытка, причиненного юридическому лицу.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 АПК РФ правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, суд округа приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы ввиду следующего.
Как утверждает истец и не оспаривает ответчик, 04.04.2014 Головнич С.П. приступил к исполнению обязанностей директора ООО «Сартанкер».
Данный факт также подтверждается приказом от 04.04.2014 N 20/2014, трудовым договором с директором предприятия от 04.04.2014.
На основании протокола общего собрания участников ООО «Сартанкер» от 07.10.015, приказа от 08.10.2015 N 31-к полномочия директора общества Головнича С.П. были прекращены по его желанию.
Приказом директора ООО «Сартанкер» Кириллова С.Л. от 12.10.2015 N 3 о проведении инвентаризацию учета и наличия нефтепродуктов на бункеровочной станции «НБС-111» была создана комиссия. В состав комиссии вошли:
Заместитель директора Колганов Д.В.
Главный бухгалтер Болдырева В.В.
Механик «НБС-111» Макаров О.В.
Участник общества Котов В.П.
Инспектор по кадрам Ермак С.Д.
Проведенной после увольнения Головнича С.П. комиссионной проверкой в ООО «Сартанкер» на предмет наличия/отсутствия дизельного топлива за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 была установлена недостача дизельного топлива за период работы директора ООО «Сартанкер» Головнича С.П. в количестве 255,903 тонны на сумму 7 597 206 руб.
Данный факт, по мнению истца, подтверждается актом замеров нефтепродуктов в грузовых танках судов (название судна: НБС 111) от 13.10.2015, актом комиссионной проверки от 14.10.2015.
В акте указано, что в ходе проверки комиссией изучались в том числе: накладные на приход, накладные на расход (отгрузку), договоры с поставщиками и покупателями дизельного топлива, документы по расходованию дизельного топлива на собственные нужды, банковские выписки о движении денежных средств на счетах компании за период с 04.04.2014 по 08.10.2015, документы о фактических остатках дизельного топлива в ООО «Сартанкер».
Головнич С.П. от подписи указанного акта отказался, о чем стоит отметка и подписи членов комиссии: Колганова Д.В., Ермак С.Д., Котова В.П., Макарова О.В.
Судом установлено, что в представленных актах от 13.10.2015, от 14.10.2015 отсутствует подпись главного бухгалтера Болдыревой В.В., несмотря на проверку бухгалтерской документации общества на предмет наличия материальных ценностей (топлива) в обществе.
В ходе судебного разбирательства ответчик неоднократно утверждал, что его никто не приглашал участвовать в проводимой обществом проверке, не предлагали подписать указанный акт.
В марте 2016 года истец направил в адрес бывшего директора Головнича С.П. претензию от 28.03.2016 N 17 предложив ответчику возместить причиненный ООО «Сартанкер» убыток в размере 7 597 206 руб.
Поскольку ответчик не удовлетворил указанные требования, участник ООО «Сартанкер» — ООО «ТД РТ» обратился в Арбитражный суд Саратовской области с настоящим иском.
Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в иске, исходили из следующего.
Проведя инвентаризацию, изучив деятельность ООО «Сартанкер» в период нахождения на должности директора Головнича С.П., истец пришел к выводу о том, что действия (бездействия) Головнича С.П. не отвечали интересам юридического лица. Более того, по мнению истца, в результате незаконных действий (бездействий) Головнича С.П. обществу были причинены убытки в виде утраты находящегося в обществе топлива в общем объеме 884,717 тонн, что в денежном эквиваленте по расчету истца составляет 25 043 365,50 руб.
Указанный объем топлива, по мнению истца, складывается из отсутствующего на дату замера топлива 13.10.2015:
— собственного топлива ООО «Сартанкер» в объеме 652,891 тонн,
— топлива ООО «ЮгБункерСервис» в объеме 92,422 тонн,
— хранимого топлива ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей» в объеме 33,255 тонн,
— топлива, находящегося на судне «Чона» в объеме 106,149 тонн.
В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.
Пунктом 1 статьи 53.1 ГК РФ установлено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.
Статьей 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) предусмотрено, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Исполнительные органы общества подотчетны общему собранию участников общества и совету директоров (наблюдательному совету) общества.
В соответствии со статьей 44 указанного закона, единоличный исполнительный орган общества, при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества вправе обратиться в суд общество или его участник.
В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Пунктом 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — Постановление N 62) разъяснено, что требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 АПК РФ споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.
Пунктом 1 Постановления N 62 разъяснено, что лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.; члены коллегиального органа юридического лица — члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т.п.; далее — директор), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ). В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.
Арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.
В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.
Пунктом 2 Постановления N 62 установлено, что недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица.
Согласно пункту 4 Постановления N 62 добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.
Арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п.
Согласно пункту 5 Постановления N 62, в случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.
О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.
Истец утверждает, что из-за неправомерных действий ответчика ООО «Сартанкер» лишилось своего права собственности на топливо в количестве 884,717 тонн, что является недопустимым и влечет возникновение права у истца требования от ответчика возмещения причиненных обществу убытков.
В подтверждение заявленных требований истец представил:
— акт замеров нефтепродуктов в грузовых танках судов (название судна: НБС 111) от 13.10.2015,
— акт комиссионной проверки от 14.10.2015,
— товарные накладные на приход и отпуск топлива, счета-фактуры,
— договоры поставки и бункеровки нефтепродуктов, купли-продажи нефтепродуктов, хранения нефтепродуктов заключенные с контрагентами: АО «Возрождение», ООО «Плавстройотряд», ООО «ВЕКША», ООО «Навигаторъ», ООО «Коммодор», ООО «Волгоойл», ООО ПКФ «Нептун», ООО «Поволжская топливная компания», ЗАО «Возрождение», ООО ТК «Премье», ООО «Лотос», ООО «СТК-Гефест», ООО «Нижегород-Бункер», СРО ОГО ВФСО «Динамо», ООО «Нефтегазсервис-ЛТД», ООО «Росинтерком-С», ЗАО «Теплогазинжиниринг», ЗАО «Пассажирское речное управление», ООО «Волга-Наследие-Тур», ООО «Тренто», ООО «СарТЭК», ООО «СП ВИС-МОС», ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей», ФБУ «Подводречфлот», ООО «Самара Шиппинг», ООО «Август-Плюс», ООО «ЮгБункерСервис» — основной поставщик топлива в ООО «Сартанкер»,
— выписки операций по лицевому счету ООО «Сартанкер» за период с 01.04.2014 по 30.10.2015.
В ходе судебного разбирательства истец и третье лицо, по требованию суда, в течение длительного периода времени предоставляли суду:
— квитанции на получение топлива и смазочных материалов с НБС-111,
— бухгалтерские балансы ООО «Сартанкер», реестры покупок и продаж за 2014 — 2015 гг., акты сверок с контрагентами,
— ежедневные отчеты, направляемые в ООО «ЮгБункерСервис», по движению топлива за период с мая по сентябрь 2015 г.,
— документы, подтверждающие фактическое поступление топлива в ООО «Саратанкер» в 2014 — 2015 гг. исключительно в НБС-111:
— дорожная ведомость от 08.05.2014 N 1 подтверждающая прием топлива НБС-111 в количестве 550,080 тонн.
Данный факт свидетельствует о том, что в период с ноября 2013 г. по май 2014 г. ООО «Сартанкер» реализовал топливо, находящееся на НБС-111 в полном объеме, поскольку вместимость указанной бункеровочной станции составляет 550 тонн.
— акт перевалки от 14.07.2014 N 1 подтверждающий прием топлива НБС-111 в количестве 500 тонн.
В акте указано, что на момент начала грузовой операции в принимающем НБС-111 топливо отсутствовало (до отгрузки — сухо), после отгрузке — 500 тонн.
— дорожная ведомость от 17.07.2014 N 28, накладная от 16.07.2014 N 28 подтверждающие прием топлива НБС-111 в количестве 550,016 тонн,
— накладные на перевозку нефтегрузов наливом от 06.06.2014 N 9 на количество топлива 1000 тонн, от 14.08.2014 N 43 на количество топлива 549,888 тонн, от 02.09.2014 N 19 на количество топлива 100 тонн, от 07.09.2014 N 54 на количество топлива 999,936 тонн, от 01.10.2014 N 61 на количество топлива 533,056 тонн, от 16.11.2014 N 68 на количество топлива 560 тонн.
— акт перевалки от 02.05.2015 N 1 подтверждающий прием топлива НБС-111 в количестве 300 тонн.
В акте указано, что на момент начала грузовой операции в принимающем НБС-111 топливо отсутствовало (до отгрузки — сухо), после отгрузке — 300 тонн. Данный факт может свидетельствовать о том, что в период с ноября 2014 г. по май 2015 г. ООО «Сартанкер» реализовал топливо, находящееся на НБС-111 в полном объеме.
— накладные на перевозку нефтегрузов наливом от 12.05.015 N 8 на количество топлива 499,968 тонн, от 10.06.2015 N 16 на количество топлива 1499,968 тонн, от 03.07.2015 N Т32 на количество топлива 544,091 тонны, от 18.07.2015 N 1 на количество топлива 500 тонн, от 05.08.2015 N Т45 на количество топлива 494,395 тонн.
— бункерные накладные за период с апреля 2014 г. по сентябрь 2015 г., подтверждающие отгрузку топлива иным судам, в том числе собственным судам, предназначенным для хранения топлива:
1. Чона (11.06.2015 в количестве 150 тонн; 03.07.2015 в количестве 175 тонн),
2. МТ-32 (01.07.2015 в количестве 175 тонн).
Документов по отгрузке топлива с Чона и МТ-32 за период с июня 2015 г. по октябрь 2015 г. в материалы дела не представлены. Проверка топлива в Чоне и МТ-32 не была проведена ООО «Сартанкер» в октябре 2015 г. Учитывая данные обстоятельства, арбитражный суд пришел к выводу о том, что на момент проведения ревизии ООО «Сартанкер» в октябре 2015 г. на судах «Чона» и МТ-32 с учетом их вместимости могло храниться топливо в количестве 300 тонн
Истец утверждал, что на судне Чона не могло храниться топливо по причине повреждения самого судна.
Документы по ремонту баржи Чона в период работы в качестве директора Головнича В.П. истец суду не предоставил.
Справка ООО «ТД РТ» от 15.05.2017 в том, что судно «Чона» имело течь в корпусе в период с апреля 2015 г. по ноябрь 2016 г. опровергается представленными в дело истцом документами:
— актом замера нефтепродуктов на судне «Чона» 04.09.2015,
— бункерными накладными от 11.06.2015 и 03.07.2015, согласно которым указанный период в судно «Чона» загружено топливо в объеме 350 тонн,
— договор на ремонт судна «Чона» от 22.09.2016 с приложениями.
Истец обращался в порядке статьи 161 АПК РФ с заявлением о фальсификации акта замера нефтепродуктов в грузовых танках судна «Чона» от 04.09.2015.
Проверив данное заявление, опросив свидетелей Макарова О.В., Колганова Д.В., проведя судебную экспертизу, согласно выводам которой подпись от имени Макарова О.В. выполнена Макаровым О.В., подпись от имени Колганова Д.В. выполнена Колгановым Д.В., изучив бункерные накладные за июнь, июль 2015 года, документы по ремонту судна «Чона», объяснения Макарова О.В., Вострова С.В., суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления о фальсификации акта от 04.09.2015 г.
— выписки с лицевого счета ООО «Сартанкер» за период с 09.10.2015 по 14.06.2016.
— акт замера нефтепродуктов в грузовых танках судна НБС-111 от 04.09.2015 с указанием объема топлива по состоянию на 04.09.2015 в объеме 195,648 тонн.
— акт замера нефтепродуктов в грузовых танках судна Чона от 04.09.2015 с указанием объема топлива по состоянию на 04.09.2015 в объеме 106,149 тонн.
Кроме того, истец представил акты передачи нефтепродуктов от ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей» в адрес ООО «Сартанкер» на хранение от 13.04.2014 на 142 тонны, от 11.08.2014 на 153,800 тонн, от 14.05.2015 на 77 тонн, от 21.07.2015 на 80 тонн.
В ходе судебного заседания было установлено, что 14.05.2015, 21.07.2015 физической передачи в адрес ООО «Сартанкер» топлива на хранение в объеме 77 тонн и 80 тонн не было, поскольку оно уже находилось в распоряжении хранителя.
По мнению ответчика, в период 2014 — 2015 гг. ООО «Сартанкер» отгрузил (возвратил) ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей» топлива в объеме 428,919 тонн. Соответственно остаток хранимого топлива составил 23,881 тонна.
Арбитражный суд, оценив представленные доказательства и доводы, пришел к выводу, что данные обстоятельства, не свидетельствуют о незаконных действиях директора общества, поскольку движение топлива в обществе происходило с учетом фактических обстоятельств, необходимости отгрузки топлива контрагентам, имевших место на конкретную дату.
Истец представил суду документы по приобретению топлива 06.11.2015 в объеме 25,740 тонн и его последующей передаче ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей».
Ответчик утверждает, что приобретение ООО «Сартанкер» топлива с целью его передачи ФБУ «Администрация Волжского бассейна внутренних водных путей» является нормальной хозяйственной деятельностью общества и не может явиться основанием к взысканию затраченных денежных средств с бывшего директора общества.
По запросу арбитражного суда МРИ ФНС N 8 по Саратовской области предоставила заверенные копии бухгалтерской отчетности ООО «Сартанкер» за 2013 — 2015 гг., ПАО «Сбербанк» предоставил выписку по счету ООО «Сартанкер» за период с 01.11.2013 по 03.04.2014
По мнению ответчика, отсутствуют основания для взыскания убытков в связи с недоказанностью совокупности условий для его привлечения к гражданско-правовой ответственности. Истцом не представлены доказательства, свидетельствующие о причинении убытков обществу (истцу), подтверждающие ненадлежащее исполнение директором своих обязанностей, недобросовестность действий директора, в результате чего истцу причинены убытки, наличия причинной связи между противоправным поведением ответчика и причиненными истцу убытками. Истец и третье лицо не представляют всей имеющейся у них в распоряжении документации, подтверждающей хозяйственную деятельность общества по приобретению и реализации топлива. Именно данный факт позволяет истцу и третьему лицу утверждать о причинении ООО «Сартанкер» убытков в результате неправомерных действий (бездействий) директора.
Проанализировав представленные сторонами доказательства, нормы ГК РФ, Закона об обществах с ограниченной ответственностью, арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований в силу следующего:
В силу пункта 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», по делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Для возложения обязанности по возмещению убытков необходимо установление следующих юридически значимых обстоятельств, обязанность по доказыванию которых лежит на истце:
— наступление вреда (в заявленном размере);
— противоправность поведения причинителя вреда (действия ответчика противоречат закону и др. правовым актам);
— причинную связь между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, которая выражается в том, что противоправное поведение предшествовало наступившему вреду по времени и породило его;
— вину причинителя вреда.
При этом обязанность доказывания наличия первых трех условий возложена на истца.
Исходя, из рассматриваемой категории спора, ответчик активно возражал в отношении заявленных к нему требований, представлял доказательства и возражения, что также возлагает бремя доказывания по спору на истца.
Все участники гражданских правоотношений предполагаются добросовестными исполнителями своих прав и обязанностей, поэтому потерпевший должен доказать факт неисполнения или ненадлежащего исполнения лицом, причинившим вред лежащих на нем обязанностей, а также наличие и размер понесенных убытков и причинную связь между ними и фактом правонарушения.
Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Удовлетворение исковых требований о взыскании убытков возможно при доказанности совокупности вышеуказанных условий.
В свою очередь статья 65 АПК РФ определяет принцип состязательности участников арбитражного процесса, согласно которому каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.
Возмещение убытков — это мера гражданско-правовой ответственности, поэтому, ее применение возможно при наличии условий ответственности, предусмотренных законом.
Собрав в ходе рассмотрения спора первичную документацию, подтверждающую приход топлива в ООО «Саратанкер» и его последующую реализацию в период с апреля 2014 г. по октябрь 2015 г., суд, удовлетворив ходатайство истца, назначил по делу судебную экспертизу, производство которой поручил обществу с ограниченной ответственностью «Лаборатория Независимой Судебной Экспертизы», экспертам Павловичевой М.Н., Васильеву А.А.
Заключением эксперта от 10.01.2018 N 18/01-338 установлено:
— по состоянию на 04.04.2014 во владении ООО «Саратанкер» находилось на хранении 550,016 тонн топлива,
— за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 ООО «Сартанкер» приобрел топливо в количестве 7197,008 тонн, что подтверждается товарными накладными,
— за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 ООО «Сартанкер» реализовано топливо в количестве 6540,072 тонн,
— разница между приобретенным и реализованным ООО «Сартанкер» топливом за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 составляет 656,936 тонн,
— ООО «Сартанкер» использовал топливо для нужд собственного речного флота за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 в количестве 43,250 тонн,
— за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 ООО «Сартанкер» получил на хранение топливо от контрагентов в количестве 9634,198 тонн, что подтверждается бункерными накладными, квитанциями,
— за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 ООО «Сартанкер» вернул контрагентам с хранения топливо в количестве 10 082,604 тонн,
— разница между полученным топливом и возвращенным ООО «Сартанкер» контрагентам с хранения за период с 04.04.2014 по 08.10.2015 составляет 101,610 тонн,
— разница между топливом, которое должно быть по владении у ООО «Сартанкер» по состоянию на 08.10.2015 и тем топливом, которое фактически находилось в ООО «Сартанкер» на 08.10.2015 составляет 691,499 тонн.
Ответчиком заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы, по причине допущенных экспертами ошибок в виде задваивания данных по количеству поступившего топлива в ООО Сартанкер», а также наличие сомнений в обоснованности заключения эксперта.
С целью разрешения заявленного ходатайства суд опросил в судебном заседании экспертов проводивших экспертизу, Павловичевой М.Н., Васильеву А.А.
Эксперты пояснили, что при проведении экспертизы руководствовались материалами дела и также предоставленными судом дополнительными документами по приходу и отпуску топлива. Эксперты отметили, что предоставления иного объема первичной документации, могли изменить выводы экспертов в части определения разницы между топливом, которое должно быть во владении у ООО «Сартанкер» по состоянию на 08.10.2015, и тем топливом, которое фактически находилось в ООО «Сартанкер» на 08.10.2015.
Проведенная судебная экспертиза и предоставленное заключение эксперта от 10.01.2018 N 18/01-338 является одним из доказательств и оценивается судом наряду с иными собранными в ходе рассмотрения дела доказательствами.
На протяжении длительного времени истец предоставлял суду первичную документацию, подтверждающую приход и отгрузку топлива ООО «Сартанкер» в период 04.04.2014 по 08.10.2015: товарные накладные, бункерные накладные, квитанции на получение топлива, дорожные ведомости, акты перевалки, накладные на перевозку нефтегрузов наливом.
В ходе разрешения заявленного ходатайства о назначении судебной экспертизы, истец в очередной раз пояснил, что им предоставлена вся имеющаяся в его распоряжении первичная документация подтверждающая приход и отгрузку топлива ООО «Сартанкер» в период с 2013 — 2015 гг.
При производстве судебной экспертизы от экспертов поступило ходатайство о необходимости предоставить сторонами всю имеющуюся первичную документацию по поступлению и отгрузке топлива ООО «Сартанкер» в спорный период.
Во исполнение указанного ходатайства истец дополнительно приобщил к материалам дела первичную документацию, содержащую сведения о движении топлива (бункерные накладные, накладные на перевозку нефтегрузов наливом, акты перевалки груза в количестве 186 документов).
Данные обстоятельства, по мнению арбитражного суда, свидетельствуют о злоупотреблении истцом процессуальными правами, в части предоставления документов, подтверждающих заявленные требования, поскольку указанными документами обладают истец (третье лицо).
В частности истец, являясь участником ООО «Сартанкер» с долей в уставном капитале 77% и инициатором настоящего спора, может оказывать влияние на общество и не представлять весь объем документов, свидетельствующих о хозяйственной деятельности общества в спорный период.
Из материалов арбитражного дела не следует, что при назначении ответчика директором общества, в обществе была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей общества, в том числе объема топлива.
Также из материалов дела не следует, что ответчик был уведомлен о проведении инвентаризации товарно-материальных ценностей после его увольнения. По факту хищения, утраты уголовное дело в отношении ответчика не возбуждено, проверочный материал из правоохранительных органов в отношении ответчика не представлен.
Ответчик не может предоставить суду документацию, хранящуюся в ООО «Сартанкер» и по отношении к истцу выступает слабой стороной. Только истец, участник ООО «Сартанкер, имеющий возможность влиять на предоставление самим обществом документов первичной бухгалтерской отчетности, обладает возможностью предоставления такой первичной документации о движении топлива в ООО «Сартанкер» в спорный период.
Ответчик неоднократно утверждал, что в ООО «Сартанкер» имеется вся первичная документация подтверждающая движение топлива (поступление, его реализацию) и ее предоставление истцом (третьим лицом) в полном объеме будет свидетельствовать о надлежащей работе Головича С.П. в должности директора общества и об отсутствии факта необоснованной утраты топлива (убытков у общества).
Таким образом, объем предоставления в суд первичной документации, на основании которой экспертами, а впоследствии судом, будет сделан вывод о количестве топлива, которое должно находиться в распоряжении ООО «Сартанкер» по состоянию на 08.10.2015, зависит напрямую от волеизъявления истца.
Данный вывод арбитражного суда, подтверждается совершенными истцом действиями по приобщению к материалам дела после назначения экспертизы еще 186 документов.
Вышеуказанные обстоятельства, а также данные экспертами пояснения, исключают необходимость в проведении повторной экспертизы. Суд отказал в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы.
Таким образом, установленное судом злоупотребление истцом процессуальными правами по предоставлению суду первичной документации в объеме, выгодном истцу, исключает возможность всесторонней проверки деятельности общества с целью установления истинной картины по движению топлива в ООО «Сартанкер» в период с 04.04.2014 по 08.10.2015.
Из материалов арбитражного дела не следует, что в ООО «Сартанкер» проводилась аудиторская проверка деятельности общества.
Кроме того, судами первой и апелляционной инстанций установлены и иные обстоятельства, исключающие привлечение ответчика к ответственности по заявленным истцом требованиям:
— материалами дела не подтверждается наличие в распоряжении ООО «Сартанкер» на 04.04.2014 топлива в количестве 550,016 тонн.
Письмо ООО «ЮгБункерСервис» от 23.06.2017 N 23 и ежедневный отчет по движению топлива за 01.12 — 23.12.2013, подписанный от имени ООО «Сартанкер» директором общества Кирилловым С.Л. в ходе настоящего судебного разбирательства (в 2017 г.) не могут подтверждать наличие в ООО «Сартанкер» на 04.04.2014 топлива в количестве 550,016 тонн.
Указанное должно быть подтверждено первичной бухгалтерской документацией.
Опрошенные в качестве свидетелей Сергунин С.П., Макаров О.В. подтвердили отгрузку топлива обществом, как на суда, так и на автотранспорт.
В течение длительного судебного разбирательства истец и третье лицо не представили суду товарно-транспортные накладные по отгрузке топлива контрагентам посредством автотранспорта.
Дорожной ведомостью от 08.05.2014 N 1 подтверждается прием топлива на НБС-111 в количестве 550,080 тонн.
Данный факт свидетельствует о том, что в период с ноября 2013 г. по май 2014 г. ООО «Сартанкер» реализовал топливо, находящееся на НБС-111 в полном объеме, поскольку вместимость указанной бункеровочной станции составляет 550 тонн.
Документов, подтверждающих наличие в ООО «Сартанкер» топлива на 04.04.2014 на других судах: баржа «Чона» и «МТ-32» в деле не имеется.
Свидетель Колганов Д.В. пояснил, что расчет недостающего топлива осуществлялся при проведении проверки общества в октябре 2015 г. осуществлялся без учета остатка нефтепродуктов на 04.04.2014.
— представленные истцом документы по грузоподъемности (вместимости) бункеровочной станции НБС-111, баржи «Чона» и судна «МТ-32» свидетельствуют о возможности принятия ООО «Сартанкер» топлива в количестве 850 тонн.
Истец не подтвердил, каким образом ООО «Сартанкер» могло принимать топливо по накладным на перевозку нефтегрузов наливом от 06.06.2014 N 9 в количестве 1000 тонн, от 10.06.2015 N 16 в количестве топлива 1499,968 тонн. Документов по одновременной отгрузке топлива на автотранспорт, истец суду не представил. Каждодневные отчеты по движению топлива составлялись только между ООО «ЮгБункерСервис» и ООО «Сартанкер». Истец и ответчик не отрицают поступление топлива в ООО «Сартанкер» от других поставщиков.
Имеющиеся в материалах дела товарные накладные о получении от контрагентов топлива не свидетельствуют о его физическом поступлении в ООО «Сартанкер», поскольку в деле имеются только доказательства физического поступления топлива посредством теплоходов Окский-14, ТН-633, ТН-611 и другие в объемах 100 — 1499,968 тонн.
Как пояснил, представитель истца и третьего лица Ермак С.Д., с целью реализации находящегося в распоряжении ООО «Сартанкер» топлива (на хранении) готовились и подписывались документы по приобретению обществом определенного количества топлива в собственность (составлялись и подписывались товарные накладные). После чего, указанное топливо отчуждалось обществом, в том числе, посредством бункеровки судов.
Данные пояснения подтверждаются товарными накладными на получение от ООО «ЮгБункерСервис» топлива, например в количестве 1,500 тонн; 2,000 тонн по товарным накладным от 07.10.2014 N 3/2389, от 15.10.2014 N 3/2484. В действительности от ООО «ЮгБункерСервис» поступало топливо теплоходами в объеме 100 — 1499,968 тонн.
С учетом оценки доказательств, суды пришли к выводу, что разделять количество топлива купленного обществом и количество топлива поступившего в распоряжения ООО «Сартанкер» не верно. Необходимо учитывать объем топлива поступившего и отгруженного ООО «Саратанкер» с учетом документов, достоверно свидетельствующих о количестве топлива, находившегося в распоряжении ООО «Сартанкер» на 04.04.2014 и на 08.10.2015.
Таким образом, оценка доказательств и доводов сторон, позволила судам прийти к выводу, что установлена недостоверность сведений о нахождении в обществе топлива на 04.04.2014 в количестве 550,016 тонн.
— на момент увольнения Головнича С.П., 08.10.2015, сведений о количестве топлива в ООО «Сартанкер» не имеется.
13.10.2015 в ходе проверки деятельности общества было проведено обследование только бункеровочной станции НБС-111, что подтверждается актом о замерах от 13.10.2015.
В то же время, в дело предоставлен акт замера нефтепродуктов в грузовых танках судна «Чона» от 04.09.2015 с указанием объема топлива по состоянию на 04.09.2015 в объеме 106,149 тонн. Замер проводился в составе комиссии из сотрудников ООО «Сартанкер» и сотрудников контролирующей организации ООО «РН-бункер».
В деле имеются документы — бункерные накладные от 11.06.2015 и 03.07.2015, согласно которым указанный период в судно «Чона» с бункеровочной станции НБС-111 загружено топливо в количестве 350 тонн.
Бункерная накладная от 01.07.2015 подтверждает загрузку топлива в судно «МТ-32» с бункеровочной станции НБС-111 в количестве 175 тонн.
Документов об отгрузке топлива с судов «Чона», «МТ-32» в период с 11.06.2015 по 08.10.2015 истец суду не представил.
Замеры в барже «Чона» и судне «МТ-32» ООО «Сартанкер» ни 08.10.2015, ни 13.10.2015 не осуществлял.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о недостоверности сведений о наличии в ООО «Сартанкер» на 13.10.2015 остатках топлива в количестве 23,797 тонн.
— ссылка истца на отсутствие в обществе документов по движению топлива по причине ненадлежащего осуществления своих обязанностей Головничем С.П. арбитражным судом отклонена, поскольку истец имел возможность выяснить и получить от контрагентов документы, подтверждающие количество фактически поступившего и количество фактически реализованного топлива обществом.
Опрошенные свидетели Сергунин С.П., Макаров О.В., сотрудники ООО «Сартанкер», пояснили, что отгрузки топлива осуществлялись обществом в течение круглого года, сведения об отгрузках (получении) топлива передавались в бухгалтерию общества.
— предоставленное истцом судебное решение N А57-3936/2016 не свидетельствует о причинении обществу убытков в результате неправомерных действий (бездействий) ответчика в заявленном истцом размере.
Доводы ответчика о пропуске истцом срока исковой давности по уточненным истцом требованиям арбитражным судом признаны необоснованными, поскольку по заявленным требованиям применяется общий срок исковой давности — три года.
Требование о взыскании убытков подлежит удовлетворению при доказанности всех условий, необходимых для привлечения к данному виду гражданско-правовой ответственности, а именно: наличия и размера убытков, вины причинителя вреда, противоправности его действий и причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и возникшими убытками.
Отсутствие хотя бы одного из элементов исключает возможность применения ответственности в виде убытков.
Изучив представленные в дело доказательства, заключение судебной экспертизы, заключение специалиста (аудитора) Муравьевой Е.А., пояснения свидетелей, учитывая установленный факт злоупотребление истцом предоставленными ему правами, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу о недоказанности истцом наличия ряда условий, при которых убытки подлежат возмещению. В частности истцом не доказано наличие вины в причинении убытков обществу и незаконных действий (бездействий) совершенных ответчиком в период его нахождения в должности директора общества. Истцом не доказан факт причинения ответчиком убытков обществу в результате недостачи топлива, а соответственно отсутствует причинная связь между действиями (бездействиями) ответчика и заявленными истцом доводами о возникших у ООО «Сартанкер» убытках.
Доводы кассационной жалобы изучены судом, однако, они подлежат отклонению, поскольку указанные в кассационной жалобе доводы не опровергают законность и обоснованность принятых по делу судебных актов и правильности выводов судов, а свидетельствуют о несогласии заявителя с установленными судами обстоятельствами и оценкой доказательств, и, по существу, направлены на их переоценку.
Переоценка доказательств и установление новых обстоятельств находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 АПК РФ.
Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.
При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов судами нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено. Нормы материального права применены правильно.
Таким образом, на основании вышеизложенного суд кассационной инстанции считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Саратовской области от 23.04.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2018 по делу N А57-8329/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1., 291.2. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья
Н.Ю.МЕЛЬНИКОВА

Судьи
И.А.ХАКИМОВ
Р.А.ВИЛЬДАНОВ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО