ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Поволжского округа от 26.05.2017 № Ф06-20986/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 мая 2017 г. N Ф06-20986/2017

Дело N А57-550/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 23 мая 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 26 мая 2017 года.
Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Коноплевой М.В.,
судей Ананьева Р.В., Фатхутдиновой А.Ф.,
в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Комитета по управлению имуществом города Саратова
на решение Арбитражного суда Саратовской области от 24.11.2016 (судья Заграничный И.М.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2017 (председательствующий судья Волкова Т.В., судьи Антонова О.И., Никитин А.Ю.)
по делу N А57-550/2016
по исковому заявлению Комитета по управлению имуществом города Саратова (ОГРН 1026402195511) к товариществу собственников жилья «Сокол-145», г. Саратов (ОГРН 1126450018320) о взыскании неосновательного обогащения, обязании устранить препятствия в пользовании нежилым помещением путем его освобождения, и
по исковому заявлению товарищества собственников жилья «Сокол-145» к Комитету по управлению имуществом города Саратова, третье лицо: администрация муниципального образования «Город Саратов», г. Саратов, о признании отсутствующим права собственности,

установил:

Комитет по управлению имуществом города Саратова (далее — Комитет) обратился в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к товариществу собственников жилья «Сокол-145» (далее — Товарищество) о взыскании неосновательного обогащения в размере 17 762,87 руб., обязании устранить препятствия в пользовании нежилым помещением общей площадью 31,7 кв. м, расположенным по адресу: г. Саратов, ул. Соколовая, 145/153, путем его освобождения. Делу присвоен номер А57-550/2016.
Товарищество обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к Комитету о признании отсутствующим права собственности на нежилое помещение общей площадью 31,7 кв. м, расположенное по адресу: г. Саратов, ул. Соколовая, 145/153. Делу присвоен номер А57-19539/2016.
Определением Арбитражного суда Саратовской области от 02.09.2016 арбитражные дела N А57-550/2016 и N А57-19539/2016 объединены в одно производство с присвоением делу номера N А57-550/2016.
Решением Арбитражного суда Саратовской области от 24.11.2016, постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2017, исковое требование Товарищества удовлетворено, в удовлетворении иска Комитета отказано.
В кассационной жалобе Комитет просит принятые по делу судебные акты отменить, исковые требования Комитета удовлетворить, в удовлетворении встречных требований Товарищества отказать, мотивируя неправильным применением судами норм материального права, несоответствием выводов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам. Заявитель жалобы указывает, что право собственности на спорное помещение за муниципальным образованием возникло в силу прямого указания закона — постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» (далее — постановление N 3020-1) и зарегистрировано в установленном порядке, а Товариществом не представлено доказательств того, что на момент первой приватизации квартиры в доме спорное помещение использовалось в качестве общедомового имущества. Также, по мнению Комитета, при предъявлении Товариществом иска о признании отсутствующим зарегистрированного права, им избран неверный способ защиты, поскольку такой способ защиты возможен в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.
Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), суд кассационной инстанции оснований для их отмены не находит.
Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании постановления N 3020-1 и распоряжения Комитета от 07.05.2015 N 2117-р за муниципальным образованием «Город Саратов» зарегистрировано право собственности на нежилое помещение общей площадью 31,7 кв. м, расположенное по адресу: г. Саратов, ул. Соколовая, 145/153, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 22.05.2015.
Комитет, ссылаясь на выездную проверку муниципального нежилого фонда, в ходе которой установлено, что нежилое помещение общей площадью 31,7 кв. м фактически занимает и использует Товарищество, не вносит плату за его пользование, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Исковые требования Товарищества мотивированы тем, что спорное помещение входит в состав общего имущества многоквартирного жилого дома и на момент приватизации первой квартиры в доме использовалось для удовлетворения общих потребностей жильцов, никогда не предназначалось для использования в целях, не связанных с обслуживанием дома.
Удовлетворяя исковые требования Товарищества и, отказывая в иске Комитету, судебные инстанции правомерно исходили из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.
В силу пункта 1 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно: помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы).
В силу подпункта «а» пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491 «Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность» в состав общего имущества включаются помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в этом многоквартирном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, колясочные, чердаки, технические этажи (включая построенные за счет средств собственников помещений встроенные гаражи и площадки для автомобильного транспорта, мастерские, технические чердаки) и технические подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения в многоквартирном доме оборудование (включая котельные, бойлерные, элеваторные узлы и другое инженерное оборудование).
Разъясняя смысл вышеназванных норм, Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 19.05.2009 N 489-О-О указал, что к общему имуществу домовладельцев относятся помещения, предназначенные для обслуживания нескольких или всех помещений в доме и не имеющие самостоятельного назначения. Одновременно в многоквартирном доме могут быть и иные помещения, которые предназначены для самостоятельного использования. Они являются недвижимыми вещами как самостоятельные объекты гражданских прав, в силу чего, их правовой режим отличается от правового режима помещений, установленного в пункте 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункте 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации.
Следовательно, разрешение вопроса о том, относится ли конкретное помещение к общему имуществу многоквартирного дома, зависит не только от технических характеристик объекта и наличия в нем инженерных коммуникаций, но и от назначения данного помещения — возможности его использования как самостоятельного в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома.
В соответствии с частью 2 статьи 3 Закона РСФСР от 04.07.1991 N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РСФСР», которая с 01.03.2005 утратила силу в связи с введением в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, собственники приватизированных жилых помещений в доме государственного или муниципального жилищного фонда становились совладельцами инженерного оборудования и мест общего пользования дома.
По смыслу указанных норм с момента начала реализации гражданами права на приватизацию жилья, предусмотренного Законом о приватизации жилищного фонда, жилой дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира (комната), утрачивал статус объекта, находящегося исключительно в муниципальной собственности. Поэтому правовой режим технических помещений, как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в таких жилых домах, должен определяться на дату приватизации первой квартиры в доме.
В то же время, если по состоянию на указанный момент технические помещения жилого дома были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникает. При этом остальные технические помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, переходят в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.
Судами установлено, что спорное помещение используется для удовлетворения интересов всех жильцов дома.
Из представленного в материалы дела технического паспорта на жилой дом и экспликации к поэтажному плану строения, составленных по состоянию на 02.12.1982, следует, что год постройки жилого дома — 1982, спорное помещение площадью 31,7 кв. м, расположенное в третьем подъезде жилого дома имеет функциональное назначение «лифтерная», а занимаемая им площадь отнесена к категории «общая полезная», наравне с такими помещениями как «тамбур», «лестничная клетка» или «мусоропровод».
Согласно справке, выданной Институтом «ВНИПИгаздобыча» в 1982 году, нежилое помещение, расположенное на первом этаже жилого дома 145/153 выделено для лифтеров и другого обслуживающего персонала.
В связи с этим суды пришли к правильному выводу о том, что спорное помещение изначально было учтено и сформировано в качестве общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме — лифтерной. Какие-либо сведения об изменении назначения данного помещения в процессе эксплуатации жилого дома в материалах дела отсутствуют.
В письме МУП «Городское бюро технической инвентаризации» от 16.05.2016 N 1322 сообщается, что датой первой приватизации квартиры в жилом доме, расположенном по адресу: г. Саратов, ул. Соколовая, д. 145/153, является 28.10.1993.
Доказательств того, что спорное помещение на момент приватизация первой квартиры 28.10.1993 было предназначено, сформировано и учтено как самостоятельный объект недвижимости, выделенный для использования в целях, не связанных с обслуживанием иных помещений данного жилого дома, материалы дела и кассационная жалоба не содержат, тогда как право собственности муниципального образования «Город Саратов» зарегистрировано лишь 22.05.2015.
В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», факт включения недвижимого имущества в реестр государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имущества на балансе лица сами по себе не являются доказательствами права собственности или законного владения.
Пунктом 2 постановления N 3020-1 определено: объекты государственной собственности, указанные в Приложении 3 к настоящему Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, передаются в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах).
Пунктом 1 Приложения 3 установлено, что такие объекты государственной собственности, как жилой и нежилой фонд, находящиеся в ведении соответствующих советов народных депутатов, отнесены к муниципальной собственности, собственности Москвы и Санкт-Петербурга.
В то же время в пункте 16 постановления N 3020-1 указано, что установленный порядок разграничения государственной собственности не распространяется на объекты, ранее переданные в собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов, районов в порядке, установленном Законом Российской Федерации «О дополнительных полномочиях Местных Советов народных депутатов в условиях перехода к рыночным отношениям» на объекты, ранее находившиеся в государственной собственности и отчужденные в законном порядке в собственность граждан (то есть, в порядке приватизации).
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.03.2010 N 13391/09 разъяснено, что если на дату приватизации первой квартиры в доме нежилые помещения были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома и не использовались фактически в качестве общего имущества домовладельцами, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникло.
Остальные помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, перешли в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.
Доводы Товарищества о том, что спорное помещение использовалось в качестве общего имущества для удовлетворения социально-бытовых потребностей (лифтовая) собственников дома по состоянию на 1993 год, Комитетом не опровергнуты.
С учетом установленных обстоятельств суды пришли к правильному выводу об отсутствии оснований для отказа в распространении на спорное нежилое помещение режима общего имущества многоквартирного дома.
Довод Комитета в кассационной жалобе о том, что Товарищество избрало ненадлежащий способ защиты, подлежит отклонению.
В соответствии со статьей 38 Жилищного кодекса Российской Федерации при приобретении в собственность помещения в многоквартирном доме к приобретателю переходит доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме.
Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусмотрено, что государственная регистрация возникновения, перехода, ограничения (обременения) или прекращения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах одновременно является государственной регистрацией неразрывно связанного с ним права долевой собственности на общее имущество (пункт 2 статьи 23).
Кроме того, в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» разъясняется, что право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в ЕГРП.
Учитывая, что первая квартира в жилом доме была приватизирована в 1993 году, следовательно, право общей долевой собственности на общее имущество в данном жилом доме возникло с этого момента и тогда же по смыслу пункта 2 статьи 23 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» было зарегистрировано одновременно с регистрацией права первого собственника на полученную им в собственность квартиру.
Доводы заявителя кассационной жалобы не опровергают правильность выводов судебных инстанций, основаны на неправильном толковании норм материального права и по существу сводятся к переоценке доказательств, положенных в обоснование содержащихся в обжалуемых судебных актах выводов, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов, основанных на материалах дела при правильном применении норм материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебных актов, не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Саратовской области от 24.11.2016 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2017 по делу N А57-550/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные законом.

Председательствующий судья
М.В.КОНОПЛЕВА

Судьи
Р.В.АНАНЬЕВ
А.Ф.ФАТХУТДИНОВА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.