ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.04.2019 № Ф08-1866/2019

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 17 апреля 2019 г. по делу N А32-1410/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 16 апреля 2019 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 17 апреля 2019 г.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Дорогиной Т.Н. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заявителя — акционерного общества «Ейский морской порт» (ИНН 2306000770, ОГРН 1022301119763) — Панасюка А.П. (доверенность от 31.01.2019), Синякова Д.С. (директор, приказ от 09.11.2016), от заинтересованного лица — Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Краснодарскому краю (ИНН 2306022044, ОГРН 1042303070479) — Ефимкина С.А. (доверенность от 18.03.2019), Карпова В.Г. (доверенность от 18.01.2019), Еговцева А.В. (доверенность от 18.01.2019), рассмотрев кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Краснодарскому краю и акционерного общества «Ейский морской порт» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 29.06.2018 (судья Хмелевцева А.С.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 (судьи Стрекачев А.Н., Николаев Д.В., Емельянов Д.В.) по делу N А32-1410/2018, установил следующее.
АО «Ейский морской порт» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Краснодарскому краю (далее — инспекция) о признании недействительным решения от 06.10.2017 N 10-1-25-28 (в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю от 28.12.2017 N 22-12-2115) в части начисления 16 145 490 рублей налога на прибыль организаций (далее — налог на прибыль), 3 305 016 рублей 98 копеек пеней и привлечения к ответственности в виде взыскания 1 232 702 рублей 80 копеек штрафов (требования уточнены в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Решением суда от 29.06.2018, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 25.12.2018, ходатайства инспекции и общества о приобщении документов к делу удовлетворены. Признано недействительным решение инспекции от 06.10.2017 N 10-1-25-25 в части начисления 1 232 702 рублей 80 копеек штрафов и 3 305 019 рублей 98 копеек пеней. В удовлетворении остальной части требования отказано. С инспекции в пользу общества взыскано 3 тыс. рублей судебных расходов по уплате государственной пошлины.
Судебные акты в части удовлетворения заявленных обществом требований мотивированы тем, что общество при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль в спорном периоде руководствовалось разъяснениями Министерства Финансов Российской Федерации (далее — Минфин России), изложенными в письмах от 03.09.2008 N 03-08-05, 12.03.2009 N 03-03-06/1/128, 21.06.2013 N 03-08-05/23521, поэтому начисление обществу пеней и штрафов в силу положений пункта 8 статьи 75 и статьи 111 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), является неправомерным. В части отказа в удовлетворении заявленного обществом требования судебные инстанции исходили из того, что оно при формировании налоговой базы по налогу на прибыль за 2013, 2014 годы завысило расходную часть (в части процентов по контролируемой задолженности), что привело к неполной уплате налога на прибыль в спорном периоде.
В кассационной жалобе инспекция просит решение суда и постановление суда апелляционной инстанции в части удовлетворения требований общества отменить, в удовлетворении требований отказать.
Заявитель кассационной жалобы указывает, что разъяснения Минфина России, которые руководствовался налогоплательщик, не являются нормативно-правовыми актами, не подлежат обязательной публикации, имеют информационно-разъяснительный характер. Разъяснения не содержат всей необходимой информации, позволяющей сделать вывод о существе задаваемого вопроса, что приводит к неверной трактовке сути представленного Минфином России ответа. Указанные разъяснения, адресованные определенному кругу лиц, необязательны для налоговых органов. Соблюдение изложенных в них правил не вправе требовать налоговые органы от налогоплательщиков. В случае если российская организация, более 20% которой принадлежит иностранной организации, заключила договор займа (кредитный договор) с российской организацией (банком), не являющейся аффилированным лицом как по отношению к указанной иностранной организации, выступающей поручителем по кредиту, так и по отношению к российской организации, являющейся заемщиком, то указанная задолженность признается контролируемой, а процентный доход, выплачиваемый по такому договору, учитывается российской организацией в составе доходов.
В отзыве на кассационную жалобу инспекции общество просит судебные акты в части удовлетворения заявленных требований оставить без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу инспекции — без удовлетворения.
В кассационной жалобе общество просит решение суда и постановление суда апелляционной инстанции отменить в части отказа в удовлетворении заявленного требования, принять в этой части новый судебный акт об удовлетворении заявления.
Заявитель кассационной жалобы указывает, что задолженность российской организации перед независимым российским банком, даже если она обеспечена залогом и (или) поручительством аффилированного с налогоплательщиком иностранного лица, не является контролируемой в смысле, определенном пунктом 2 статьи 269 Кодекса в ранее действовавшей редакции в отсутствие установленных фактов выплаты такому иностранному лицу доходов, связанных с задолженностью. Указанное положение позволяет признать задолженность контролируемой лишь в случае, если посредством выплаты процентов по заемному обязательству фактически происходит распределение дохода (прибыли) аффилированному лицу. Особые отношения между плательщиком и фактическим получателем процентов или между ними обоими и какими-либо третьими лицами предполагают, что заемщик и кредитор должны быть аффилированы непосредственно друг с другом или оба — с одними и теми же третьими лицами. Соответственно, отсутствие взаимозависимости между ними исключает возможность применения к выплачиваемым налогоплательщиком процентам правил «тонкой капитализации». Действующая в настоящее время редакция пункта 2 статьи 269 Кодекса подлежит применению к порядку учета процентов в периодах до 2016 года в силу положений пункта 3 статьи 5 Кодекса.
В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит оставить судебные акты в части отказа обществу в удовлетворении требования без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу общества — без удовлетворения.
В судебном заседании по делу объявлялся перерыв с 15 час. 40 мин. 10.04.2019 до 17 час. 30 мин. 16.04.2019.
В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзывах на них.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб и отзывов на них, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что жалобы удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.
Суд установил и материалами дела подтверждается, что инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 2013 по 2015 годы, по результатам которой составила акт от 18.08.2017 N 10-1-20-19 и вынесла решение от 06.10.2016 N 10-1-25-28 (в решении инспекции ошибочно указан 16 год) о начислении, в том числе 40 496 321 рубля налога на прибыль за 2013-2015 годы, 7 543 853 рублей пеней и взыскания 3 667 785 рублей 90 копеек штрафов по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на прибыль.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю от 28.12.2017 N 22-12-2115 решение инспекции от 06.10.2016 N 10-1-25-28 отменено в части начисления 22 973 155 рублей налога на прибыль за 2015 год, взыскания 2 297 315 рублей 50 копеек штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса; инспекции поручено произвести перерасчет пеней. В остальной части решение инспекции оставлено без изменения.
Общество обжаловало решение инспекции в арбитражный суд.
Судебные инстанции всесторонне и полно исследовали фактические обстоятельства по делу, оценили представленные доказательства и доводы участвующих в деле лиц в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и приняли законные и обоснованные судебные акты. При этом судебные инстанции обоснованно руководствовались следующим.
Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.
Статьей 252 Кодекса установлено, что в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 265 и пунктом 1 статьи 269 Кодекса в состав внереализационных расходов включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанные с производством и реализацией, в том числе расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, под которыми понимаются кредиты, товарные или коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 269 Кодекса.
Согласно пункту 2 статьи 269 Кодекса в редакции, действовавшей в проверяемом периоде, если налогоплательщик — российская организация имеет непогашенную задолженность по долговому обязательству перед иностранной организацией, прямо или косвенно владеющей более чем 20 процентами уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации, либо по долговому обязательству перед российской организацией, признаваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации аффилированным лицом указанной иностранной организации, а также по долговому обязательству, в отношении которого такое аффилированное лицо и (или) непосредственно эта иностранная организация выступают поручителем, гарантом или иным образом обязуются обеспечить исполнение долгового обязательства российской организации (далее — контролируемая задолженность перед иностранной организацией), и если размер контролируемой задолженности перед иностранной организацией более чем в 3 раза (для банков, а также для организаций, занимающихся исключительно лизинговой деятельностью, — более чем в 12,5 раза) превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств налогоплательщика — российской организации (далее в целях применения настоящего пункта — собственный капитал) на последнее число отчетного (налогового) периода, при определении предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов, с учетом положений пункта 1 статьи 269 Кодекса применяются следующие правила. Налогоплательщик обязан на последнее число каждого отчетного (налогового) периода исчислять предельную величину признаваемых расходом процентов по контролируемой задолженности путем деления суммы процентов, начисленных налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности, на коэффициент капитализации, рассчитываемый на последнюю отчетную дату соответствующего отчетного (налогового) периода. При этом коэффициент капитализации определяется путем деления величины соответствующей непогашенной контролируемой задолженности на величину собственного капитала, соответствующую доле прямого или косвенного участия этой иностранной организации в уставном (складочном) капитале (фонде) российской организации, и деления полученного результата на три (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — на двенадцать с половиной). В целях данного пункта при определении величины собственного капитала в расчет не принимаются суммы долговых обязательств в виде задолженности по налогам и сборам, включая текущую задолженность по уплате налогов и сборов, суммы отсрочек, рассрочек и инвестиционного налогового кредита.
Таким образом, особый порядок расчета предельного размера процентов, установленный пунктами 2 — 4 статьи 269 Кодекса, применяется при одновременном выполнении двух условий: задолженность по долговому обязательству является контролируемой и размер ее более чем в 3 раза превышает собственный капитал организации на последнее число отчетного периода.
Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 N 52-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Брянский бройлер» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации», указанный порядок предполагает признание контролируемой задолженностью непогашенной задолженности по долговому обязательству перед иностранной организацией, прямо или косвенно владеющей более чем 20% уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации, либо по долговому обязательству перед российской организацией, признаваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации аффилированным лицом указанной иностранной организации, а также по долговому обязательству, в отношении которого такое аффилированное лицо и (или) непосредственно эта иностранная организация выступают поручителем, гарантом или иным образом обязуются обеспечить исполнение долгового обязательства российской организации, и если размер контролируемой задолженности перед иностранной организацией более чем в 3 раза превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств налогоплательщика-российской организации на последнее число отчетного (налогового) периода (пункт 2 статьи 269 Кодекса в утратившей силу редакции), что, в свою очередь, приводит к особым условиям учета соответствующих расходов для целей исчисления и уплаты налога на прибыль организаций (пункты 3 и 4 статьи 269 Кодекса).
Выделяя категорию налогоплательщиков, подпадающих под специальные правила пунктов 2 — 4 статьи 269 Кодекса, законодатель установил признаки, характеризующие данных лиц как субъектов налогообложения. Наряду с указанием на наличие иностранного элемента в виде прямого и/или косвенного участия иностранного капитала, федеральный законодатель, как следует из указанных законоположений, исходит из того, что между сторонами долгового обязательства существует особая взаимосвязь, характеризующаяся свойством зависимости. Именно наличие этой особой взаимосвязи, выражающейся в том числе через свойство аффилированности, позволяет законодателю в полном соответствии с конституционным принципом равенства налогового бремени устанавливать для налогоплательщиков, имеющих контролируемую задолженность, особые условия отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам по налогу на прибыль организаций.
Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что законоположения, содержащие дополнительные требования, предъявляемые к налогоплательщику, уставным (складочным) капиталом (фондом) которого прямо или косвенно владеет иностранная организация, для целей учета при уплате налога на прибыль организаций процентов, направлены на противодействие злоупотреблениям в налоговых правоотношениях (определение от 17.07.2014 N 1578-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Гурово-Бетон» на нарушение конституционных прав и свобод пунктами 2, 3 и 4 статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации»).
Следовательно, применение статьи 269 Кодекса в правоприменительной практике предполагает выявление таких злоупотреблений со стороны налогоплательщиков, которые, в частности, могут быть направлены на обход ограничений, установленных ее положениями.
Пунктом 2 статьи 269 Кодекса введены ограничения для налогоплательщиков — российских организаций при учете ими процентов по долговым обязательствам перед компаниями, доминирующими в различных формах в деятельности налогоплательщика-российской организации. Указанное ограничение по учету процентов вводится при таком построении бизнеса российской компании, когда имеет место высокая доля долга, аффилированность заемщика и кредитора, в лице которого выступает не только иностранная компания, но и российская компания, аффилированная с иностранной компанией, отсутствие факта погашения долгового обязательства.
Следовательно, пункты 2 — 4 статьи 269 Кодекса оперируют понятием «контролируемая задолженность перед иностранной организацией». Такой контролируемой задолженностью перед иностранной организацией признается не только задолженность налогоплательщика по долговому обязательству непосредственно перед самой иностранной организацией как стороной обязательства, но и задолженность перед иностранными и российскими организациями, признаваемыми в соответствии с законодательством Российской Федерации аффилированными лицами указанной иностранной организации.
Таким образом, для целей налогообложения к задолженности перед заимодавцем приравнен размер обязательства перед поручителем, являющимся иностранным юридическим лицом. Указанное положение является специальным и отличным от порядка определения задолженности, установленным гражданским законодательством. Целью установления данной нормы является стимулирование групп компаний к капитализации активов в Российской Федерации.
Судебные инстанции установили, что в ходе проведения проверки инспекция установила, что общество, с учетом заключенных договоров, имело задолженность по долговым обязательствам, которая фактически является контролируемой в соответствии с положениями пункта 2 статьи 269 Кодекса. Налоговый орган сделал вывод о наличии признаков аффилированных лиц в отношениях между налогоплательщиком и его поручителями (залогодателями). По мнению инспекции, иностранные организации, являющиеся в проверяемом периоде участниками общества (с долей участия, превышающей 20 процентов), фактически обеспечивали исполнение долгового обязательства проверяемого налогоплательщика. В связи с этим инспекция применила специальный порядок расчета процентов, относимых в состав внереализационных расходов на основании пункта 3 статьи 269 Кодекса.
Судебные инстанции установили, что основанием для начисления обществу спорных сумм налога, пеней и штрафов, явился вывод инспекции о том, что общество при формировании налоговой базы по налогу на прибыль за 2013, 2014 годы завысило ее расходную часть (в части процентов по контролируемой задолженности), что привело к неполной уплате налога на прибыль.
По результатам проверки задолженность общества перед банком отнесена к контролируемой в силу того, что обязательства по кредитным договорам от 14.12.2011 N 2082-11/К, 26.06.2012 N 2153-12/К обеспечены залогом ценных бумаг иностранных компаний, с долей участия в капитале заявителя более 20 процентов и поручительством российской организации при условии установления факта аффилированности кредитора, поручителя и иностранного учредителя.
По кредитному договору от 21.06.2012 N 2069-12/К инспекция также признала задолженность контролируемой, поскольку спорная задолженность общества обеспечена залогом доли иностранной компании с долей участия в уставном капитале общества более 20 процентов и залогом общества в части доли в уставном капитале ООО «Директория-НМП».
Суд отметил, что в проверяемом периоде в составе учредителей общества зарегистрированы следующие организации: с 15.04.2010 по 28.01.2015 «Ариол Холдингз ЛТД» («Ariol Holding Ltd»), зарегистрирована по адресу: п/я 583, Мортон Хаус, Гавернмент, Роуд, Чарльзтаун, Невис, Вест-Индия, с долей участия в уставном капитале общества 23,89%; с 29.01.2015 по настоящее время «ФАРОЛ ИНТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД» («FAROL ENTERPRISES LIMITED») зарегистрирована по адресу: Кипр, Никосия, 8 Stassinos Avenue, 2nd Floor, Office 202 PhotiadesBusinessCentre 1060, с долей участия в уставном капитале общества 24,98%; с 29.01.2015 по настоящее время «Лумина Инвестментст ЛТД» («LOUMINA INVESTMENTS LTD»), зарегистрирована по адресу: п/я 583, Мортон Хаус, Гавернмент, Роуд, Чарльзтаун, Невис, Вест-Индия, с долей участия в уставном капитале общества 5,35%.
Учредителями ООО «Директория-НМП» в период проверки выступали следующие организации: с 18.07.2012 по настоящее время — общество с долей участия 49%; с 06.07.2011 по 28.03.2016 «Ариол Холдингз ЛТД» («Ariol Holding Ltd»), зарегистрирована по адресу: п/я 583, Мортон Хаус, Гавернмент, Роуд, Чарльзтаун, Невис, Вест-Индия, с долей участия в уставном капитале ООО «Директория-НМП» 29,9%; «ФАРОЛ ИНТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД» («FAROL ENTERPRISES LIMITED»), зарегистрирована по адресу: Кипр, Никосия, 8 Stassinos Avenue, 2nd Floor, Office PhotiadesBusinessCentre 1060, с долей участия в уставном капитале ООО «Директория-НМП» с 18.07.2012 по 28.03.2016-21,1% и с 28.03.2016 по настоящее время — 51%.
Суд установил, что общество в проверяемом периоде имело долговые обязательства перед российской организацией ОАО «НОМОСБанк» (в последующем переименованным в ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие») по кредитным договорам от 14.12.2011 N 2082-11/К, 26.06.2012 N 2153-12/К, 21.06.2012 N 2069-12/К.
Поручителем в обеспечение исполнения обязательств заемщика перед ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие» по кредитным договорам от 14.12.2011 N 2082-11/К, 26.06.2012 N 2153-12/К выступало ООО «Директория-НМП».
Залогодателем в целях исполнения обязательств заемщика перед ПАО Банк «Финансовая корпорация Открытие» по указанным кредитным договорам определена иностранная компания «Ариол Холдингз ЛТД» («Ariol Holding Ltd») и «ФАРОЛ ИНТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД» («FAROL ENTERPRISES LIMITED»).
В обеспечение надлежащего исполнения обязательств заемщика, возникших из кредитного договора от 21.06.2012 N 2069-12/К, общество самостоятельно выступало залогодателем в части доли в уставном капитале ООО «Директория-НМП». Залогодателем по данному договору определена также иностранная компания «Ариол Холдингз ЛТД» («Ariol Holding Ltd»).
На основании изложенного инспекция сделала вывод о наличии признаков аффилированных лиц в отношениях между налогоплательщиком и его поручителем (залогодателем).
Суд установил, что в рассматриваемой ситуации в 2013 и 2014 годах по кредитным договорам от 14.12.2011 N 2082-11/К, 26.06.2012 N 2153-12/К, 21.06.2012 N 2069-12/К соблюдены два условия, предусмотренные пунктом 2 статьи 269 Кодекса, для отнесения задолженности к контролируемой.
Суд дал надлежащую правовую оценку доводам общества о том, что банк не являлся аффилированным лицом с кем-либо из участников обязательств; отсутствие задолженности перед аффилированным иностранным лицом и факт выплаты в его адрес дохода свидетельствует о невозможности признания задолженности контролируемой.
Суд правильно указал, что в силу положений статьи 5 Кодекса нормы пункта 2 статьи 269 Кодекса в действующей, с 01.01.2016 редакции к рассматриваемой ситуации, не применимы, признавая законным начисление 3 818 462 рублей налога на прибыль за 2013 год и 12 327 028 рублей за 2014 год.
Довод жалобы о необходимости применения к спорным отношениям статьи 269 Кодекса в редакции, действовавшей после возникновения спорных хозяйственных операций и последующие налоговые периоды, исключившей сложившиеся между обществом и взаимозависимыми с ним лицами, обеспечившими исполнение им заемных обязательств, подлежит отклонению как не основанный на нормах права, так и противоречащий основным правовым принципам стабильности правового регулирования, предсказуемости поведения участников гражданских и публичных отношений, единства правоприменительной практики.
Более того, суд установил и обществом не оспаривается, что полученные от российского банка заемные денежные средства по кредитному договору от 14.12.2011 N 11/к общество перечислило своему иностранному учредителю, что обоснованно расценено судом как направленность действий участников, получивших займы и обеспечивших эти обязательства, как создание удобного (льготного) налогового режима.
Обоснованным является и вывод суда об отсутствии оснований начисления обществу 1 232 702 рублей 80 копеек штрафов по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на прибыль и 3 305 019 рублей 98 копеек пеней по налогу на прибыль.
Судебные инстанции установили, что при отнесении процентов по кредитным договорам в состав внереализационных расходов, налогоплательщик руководствовался письмом Минфина России от 21.06.2013 N 03-08-05/23521 в котором указано, что поскольку выплата процентов на основании кредитного договора происходит между двумя независимыми российскими организациями, правила, установленные пунктами 2 — 4 статьи 269 Кодекса, к сумме указанных процентов не применяются и такие суммы могут включаться в затраты, принимаемые к вычету, при исчислении прибыли российской организации-заемщика с учетом особенностей, предусмотренных пунктом 1 статьи 269 Кодекса.
Согласно пункту 1 статьи 75 Кодекса пеней признается установленная статьей 75 Кодекса денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.
Пунктом 3 статьи 75 Кодекса предусмотрено, что пени начисляются за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора, если иное не предусмотрено главами 25 и 26.1 Кодекса.
В силу пункта 8 статьи 75 Кодекса пени не начисляются на сумму недоимки, которая образовалась у плательщика налогов в результате выполнения им письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции.
Подпунктом 3 пункта 1 статьи 111 Кодекса к обстоятельствам, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения, отнесено выполнение им письменных разъяснений о порядке исчисления налога, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (названные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).
Минфин России, являясь согласно пункту 1 статьи 34.2 Кодекса органом, уполномоченным давать письменные разъяснения налогоплательщикам по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, издавало, в том числе в спорном периоде, разъяснения о применении положений статьи 269 Кодекса.
Судебные инстанции, установив, что общество при ведении налогового учета в спорном периоде руководствовалось разъяснениями Минфина России, изложенными в письме от 21.06.2013 N 03-08-05/23521, правильно с учетом пункта 8 статьи 75 и статьи 111 Кодекса признали необоснованным начисление обществу указанных сумм пеней и штрафных санкций по налогу на прибыль.
Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 28.11.2017 N 34-П «По делу о проверке конституционности пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи 111 и подпункта 23 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой акционерного общества «Флот Новороссийского морского торгового порта» указал, что в налоговой сфере принятие актов информационно-разъяснительного характера предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации: подпункт 4 пункта 1 его статьи 32 относит к числу обязанностей налоговых органов информирование налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах, а подпункт 5 пункта 1 статьи 32 и пункт 1 статьи 34.2 обязывают налоговые органы руководствоваться письменными разъяснениями по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, которые дает Минфин России. Кроме того, Федеральная налоговая служба, которая находится в ведении Минфина России и на которую возложены полномочия по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, помимо информирования налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах вправе давать налогоплательщикам письменные разъяснения по вопросам, отнесенным к сфере ее деятельности (пункты 1 и 2, подпункты 5.6 и 6.3 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506).
Соответственно, Кодекс относит к числу обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга; данные законоположения не применяются в случае, если указанные письменные разъяснения, мотивированное мнение налогового органа основаны на неполной или недостоверной информации, представленной налогоплательщиком (пункт 8 статьи 75); выполнение таких разъяснений относится к обстоятельствам, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения (подпункт 3 пункта 1 статьи 111).
По смыслу названных законоположений, акты информационно-разъяснительного характера уполномоченных органов влекут благоприятные последствия для налогоплательщика в случае, если они касаются непосредственно норм законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, которое состоит из Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах, сборах, страховых взносах и регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов, сборов, страховых взносов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения (пункт 1 статьи 1 и пункт 1 статьи 2 Кодекса).
Суд рассмотрел и обоснованно отклонил ссылку инспекции об отсутствии в разъяснениях Минфина России адресации именно обществу, ссылаясь на их адресацию другим налогоплательщикам, Ссылка Инспекции на судебную практику по другим делам подлежит отклонению, поскольку по каждому из них суд исходил из конкретных обстоятельств, не совпадающих с обстоятельствами рассматриваемого дела.
Выводы суда основаны на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам. Фактически доводы жалобы сводятся к переоценке исследованных и оцененных судом доказательств, что в полномочия кассационной инстанции не входит. Основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов не установлены.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 29.06.2018 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 по делу N А32-1410/2018 оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Л.А.ЧЕРНЫХ

Судьи
Т.Н.ДОРОГИНА
Т.В.ПРОКОФЬЕВА

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО