Все новости законодательства
у вас на почте

Подпишитесь на рассылки

Все новости законодательства в вашей электронной почте

Подпишитесь на наши рассылки

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.07.2019 № Ф08-5451/2019

Документ предоставлен КонсультантПлюс

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 июля 2019 г. по делу N А53-998/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 23 июля 2019 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 26 июля 2019 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Бабаевой О.В., судей Алексеева Р.А. и Ташу А.Х., при участии в судебном заседании от истца — акционерного общества «Птицефабрика Белокалитвинская» (ИНН 6142001160, ОГРН 1026101883532) — Кашаева М.А. и Нагаева А.Н. (доверенности от 26.12.2018), от ответчика — публичного акционерного общества «ТНС энерго Ростов-на-Дону» (ИНН 6168002922, ОГРН 1056164000023) — Литвинова А.В. (доверенность от 01.07.2018), от третьего лица — публичного акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» (ИНН 6164266561, ОГРН 1076164009096) — Бурдинского П.А. (доверенность от 01.01.2018) и Акопяна Д.Б. (доверенность от 21.01.2019), в отсутствие третьего лица — акционерного общества «Донэнерго» (ИНН 6163089292, ОГРН 1076163010890), извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационные жалобы акционерного общества «Птицефабрика Белокалитвинская» и публичного акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» на решение Арбитражного суда Ростовской области от 11.01.2018 (судья Казаченко Г.Б.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2019 (судьи Нарышкина Н.В., Ванин В.В., Ковалева Н.В.) по делу N А53-998/2017, установил следующее.
АО «Птицефабрика Белокалитвинская» (далее — птицефабрика) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «ТНС энерго Ростов-на-Дону» (далее — общество) о взыскании 55 905 150 рублей ущерба, причиненного отключением электроэнергии.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ПАО «МРСК Юга» (далее — компания) и АО «Донэнерго».
Решением от 11.01.2018 иск удовлетворен.
Постановлением апелляционного суда от 22.03.2019 решение от 11.01.2018 изменено, с ответчика в пользу истца взыскано 11 983 400 рублей 79 копеек ущерба. В удовлетворении остальной части иска отказано, распределены судебные расходы по уплате государственной пошлины и за проведение судебной экспертизы.
В кассационной жалобе и дополнении к ней птицефабрика просит отменить постановление от 22.03.2019 и оставить в силе решение от 11.01.2018. Заявитель, ссылаясь на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, на противоречие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Заявитель не согласен с оценкой, данной апелляционным судом, имеющимся в деле доказательствам, и сделанными на ее основе выводами. Апелляционный суд не оценил пояснения истца и представленные им доказательства, поставив ответчика в привилегированное положение по сравнению с птицефабрикой, лишил истца права на судебную защиту. Истец полагает, что в основу судебного акта положено недопустимое доказательство — заключение эксперта от 25.12.2018, содержащее необоснованные выводы и свидетельствующее о непрофессионализме эксперта. В кассационной жалобе истец изложил ряд обстоятельств, которые, по мнению заявителя, не учтены экспертом при проведении исследования; указал на неточности и недочеты, допущенные экспертом. По мнению заявителя, расходы на оплату заработной платы работникам птицефабрики находятся в причинной связи с произошедшим отключением электрической энергии. Истец полагает неправомерным ссылки апелляционного суда на пункт 1 статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Компания обратилась с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 11.01.2018 и постановление от 22.03.2019. Заявитель указывает на то, что электроснабжение птицефабрики (потребителя второй категории надежности) прекращено 06.07.2016 в 2 часа 40 минут в связи с аварийной ситуацией на подстанции «Нижнепоповская» (основной источник питания) и в 3 часа 00 минут переведено по резервной линии на подстанцию с диспетчерским наименованием «Б-3», то есть энергоснабжение отсутствовало 20 минут. Доводы истца о том, что после восстановления энергоснабжения поменялось направление вращения лопастей вентиляторов, в результате чего, воздух прекратил поступать в помещения птицефабрики, что вызвало гибель птицы; причиной некорректной работы оборудования истца явилось некачественное проведения ремонтных работ на подстанции «Б-3» (неправильная фазировка линии, скачки напряжения), не подтверждены надлежащими доказательствами. Суды не учли, что объекты птицефабрики были обесточены работниками птицефабрики по собственной инициативе; работы по изменению фазировки, произведенные работниками компании после инцидента, не свидетельствуют о наличии нарушений, допущенных при проведении ремонтных работ на подстанции ПС «Б-3» в период с 29.05.2016 по 01.06.2016; общая длительность отключения электроэнергии в связи с произошедшей аварией (3 часа 30 минут) не превысила допустимого значения часов отключения (24 часа); выбранная истцом категория не соответствует требуемому им уровню надежности электроснабжения объекта, а сетевая организация не уполномочена на проведение мониторинга роста объемов производства истца; истец не перешел на автономные источники питания (дизельные генераторы).
В судебном заседании 23.07.2019 в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявлялся перерыв до 17 часов 10 минут того же дня. После перерыва судебное заседание продолжено с участием представителей птицефабрики, общества и компании.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, проверив в соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, заслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении жалоб надлежит отказать.
Как установлено судами, 01.01.2008 птицефабрика (потребитель) и общество (гарантирующий поставщик) заключили договор энергоснабжения N 5603. Гарантирующий поставщик, обязан подавать электроэнергию (мощностью) в необходимом потребителю количестве с учетом режима ее подачи в пределах разрешенной мощности (пункт 3.1.3); подавать в точку (точки) поставки электроэнергию в соответствии с требованиями технических регламентов и иных обязательных требований (пункт 3.1.4); в случаях, предусмотренных действующим законодательством, предупреждать потребителя о предстоящем перерыве, ограничении и прекращении подачи электроэнергии (мощности) в точке (точках) поставки в порядке, предусмотренном приложением N 9 к договору «Регламент введения полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии» (пункт 3.1.5). В случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по договору гарантирующий поставщик обязан возместить причиненный этим реальный ущерб потребителю расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества; в случае допущения перерыва в подаче энергии потребителю гарантирующий поставщик несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии его вины (пункт 7.1).
В соответствии с актом разграничения границ балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности сторон (приложение N 4 к договору) электроснабжение птицефабрики осуществляется по второй категории надежности электроснабжения посредством основного источника питания ПС «Нижнепоповская» и резервного источника питания ПС «Б-3».
Судом установлено, что 06.07.2016 в 02 часа 40 минут осуществлено несанкционированное отключение подачи электроэнергии на объект истца. При переходе на резервный источник питания вышло из строя технологическое оборудование истца, поменялось направление вращения лопастей вентиляторов, в результате чего, воздух прекратил поступать в помещения птицефабрики, перестало работать оборудование, обеспечивающее поступление воды и корма птице. Подача электроэнергии возобновлена 06.07.2016 в 08 часов 35 минут.
В результате отключения электроэнергии произошла массовая гибель птицы. В соответствии с протоколами вскрытия трупа животного от 06.07.2016 N 1 и 2 падеж птицы наступил вследствие асфиксии и гипертермии.
В порядке досудебного урегулирования спора истец направил в адрес ответчика претензию, в которой просил возместить причиненный ущерб.
Общество ущерб не возместило, что послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском.
В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
В силу пункта 1 статьи 547 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный в результате этого реальный ущерб. Реальным ущербом являются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Для определения причин и обстоятельств выхода из строя технологического оборудования и гибели птицы, а также величины ущерба, суд первой инстанции назначил судебную экспертизу, проведение которой поручил экспертам некоммерческого экспертного учреждения «Центр судебной экспертизы «Прайм».
В заключении от 20.10.2017 N 511-А эксперты пришли к следующим выводам: в период с 29.05.2016 по 01.06.2016 на резервной подстанции «Б-3» сетевой организацией проводились работы по замене концевой муфты кабельной линии на опоре N 1 ПС Б-3 РП-28 Вл 10 кВ Л28 ф.14, без проверки эксплуатационной готовности подстанции; в период с 06.07.2016 по 07.07.2016 работниками сетевой организации на подстанции «Б-3» осуществлялись действия по восстановлению фазировки и осуществлению резервного электроснабжения птицефабрики (журнал учета работ по нарядам и распоряжениям ОДГ Белокалитвинского РЭС; оперативный журнал ОДГ N 2); в период с 05.07.2016 по 07.07.2016 работники птицефабрики осуществляли действия по переключению питания объекта на резервную линию; на птицефабрике используется тоннельная схема вентиляции птичников, при которой движение воздуха по всей протяженности здания (120 м), происходит исключительно за счет работы вытяжных вентиляторов марки Salmet, лопасти которых вращаются по часовой стрелке; электрооборудование марки Salmet является трехфазным с прямой (нормальной) фазировкой; для корректной работы названного оборудования обязательно наличие трех фаз, а также соблюдение прямой (нормальной) фазировки; между вращением вентиляторов марки Salmet в противоположном направлении от заданного и прекращением циркуляции воздуха в помещениях содержания птицепоголовья — корпусах N 3 и 4, имеется прямая причинно-следственная связь; имеется прямая причинно-следственная связь гибели поголовья птиц с аварийной ситуацией, произошедшей 06.07.2016 на подстанции «Нижнепоповская» и действиями персонала компании по переключению энергоснабжения птицефабрики от подстанции «Б-3»; гибель поголовья птиц не находится причинно-следственной связи с действиями персонала птицефабрики; реальный ущерб птицефабрики в результате падежа птицепоголовья составляет 55 905 150 рублей.
Суд апелляционной инстанции исследовал довод о недоказанности истцом размера причиненного ущерба, при проверке которого суд в пределах предоставленных ему полномочий назначил экспертизу, проведение которой поручил эксперту автономной некоммерческой организации «Ростовская лаборатория независимых судебных экспертиз».
В соответствии с требованиями частей 1 и 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (пункт 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах, практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе») суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что заключение от 25.12.2018 соответствует требованиям статей 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Приведенные истцом критические доводы в отношении заключения эксперта апелляционным судом рассмотрены и отклонены, поскольку не опровергают обоснованности выводов эксперта, имеющего соответствующую профессиональную подготовку.
Доводы птицефабрики об отсутствии необходимости и процессуальных условий для назначения экспертизы, о том, что заключение эксперта является ненадлежащим доказательством по делу, подлежат отклонению, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.
Арбитражный суд создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела (часть 3 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
По смыслу пункта 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.
Из изложенных норм следует, что формирование предмета доказывания в ходе рассмотрения конкретного спора, а также определение источников, методов и способов собирания объективных доказательств, посредством которых устанавливаются фактические обстоятельства дела, является исключительной прерогативой суда, рассматривающего спор по существу.
В соответствии с нормами статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.
Таким образом, в тех случаях, когда у арбитражного суда имеется необходимость в получении компетентного заключения по вопросам, подлежащим разрешению исходя из предмета заявленных требований и конкретных обстоятельств дела, суд праве назначить проведение по делу судебной экспертизы. Необходимость назначения такой экспертизы по делу вытекает и из норм материального права, подлежащих применению по делу.
Размер ущерба, причиненного птицефабрике, определен апелляционным судом в размере 23 966 801 рубля 88 копеек (стоимость поголовья птицы — 23 130 847 рублей; дополнительно понесенные затраты — 835 954 рубля 88 копеек) на основании данных, указанных в заключении от 25.12.2018. Из состава убытков апелляционным судом исключены суммы налога на добавленную стоимость (птицефабрика является плательщиком единого сельскохозяйственного налога), затраты на оплату труда работников по уборке трупов птиц (оплата труда работников является не убытками истца как субъекта гражданских правоотношений, а его законодательно установленными расходами как работодателя), а также затраты на перевозку павшей птицы силами птицефабрики (аналогичные услуги оказаны АО «Кагальницкий мясокостный завод» по договору от 10.03.2016 N 114/Б и включены в состав убытков).
Отказывая в удовлетворении требований о взыскании затрат на оплату труда работников, апелляционный суд правомерно исходил из их необоснованности и документальной неподтвержденности. Оплата труда работников является не убытками истца как субъекта гражданских правоотношений, а его законодательно установленными расходами как работодателя (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации). Судом апелляционной инстанции отмечено, что в подтверждение указанных расходов истцом представлены справки, подписанные бухгалтером и генеральным директором истца; материалами дела не подтверждено, что работники, осуществляющие восстановительные работы, не состояли в трудовых отношениях с истцом и выполняли данную работу вне рамок трудового договор. Апелляционный суд указал, что истцом не представлены: приказы о привлечении конкретных работников для выполнения соответствующих работ по уборке трупов птиц (приказы о привлечении к сверхурочной работе и работе в выходные дни); трудовые договоры с ними (для подтверждения трудовых отношений); штатное расписание с должностными окладами; табели учета рабочего времени; платежные ведомости или банковские выписки о зачислении денежных средств на банковские карты, либо доказательства получения данных выплат через кассу птицефабрики.
В силу статей 2, 22 и 136 Трудового кодекса Российской Федерации выплата заработной платы является обязанностью работодателя, возникающей в результате заключения трудового договора между работником и работодателем.
Выполнение такой обязанности птицефабрикой обусловлено характером взаимоотношений, сложившихся с его работниками, следовательно, возникшие в связи с этим расходы работодателя не могут быть признаны убытками, поскольку их несет не субъект гражданских правоотношений.
Кроме того, убытки носят компенсационный характер и представляют собой санкцию за нарушение права конкретного лица, а не возмещение за выполнение данным лицом обязанности, возложенной на него законом.
По смыслу статей 15, 393 и 404 Гражданского кодекса Российской Федерации потребитель энергии, требующий возмещения реального ущерба, должен доказать нарушение энергоснабжающей организацией принятых на себя обязательств, наличие и размер убытков, возникших в связи с нарушением этих обязательств, причинную связь между понесенными убытками и нарушением обязательств, а также принятие всех разумных мер к уменьшению размера ущерба. При этом доказыванию подлежит каждый элемент убытков.
В соответствии со статьей 404 Гражданского кодекса Российской Федерации, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.
Исследовав и оценив представленные сторонами в материалы дела доказательства, в том числе инструкцию по действиям персонала птицефабрики при угрозе или возникновении чрезвычайных ситуаций, утвержденную приказом генерального директора от 26.12.2014 N 272, объяснения и служебные записки работников истца, заключение эксперта от 20.10.2017 N 511-А, содержащего сведения о направленности действий работников птицефабрики после прекращения энергоснабжения, апелляционный суд установил ненадлежащее соблюдение работниками истца названной инструкции и пришел к выводу о наличии вины в действиях истца, способствовавших увеличению размера убытков (падежа птицы), и, применив положения пункта 1 статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшил размер ответственности ответчика до 11 983 400 рублей 79 копеек.
Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводам о доказанности птицефабрикой совокупности обстоятельств, являющихся основанием для привлечения общества к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков и о размере ущерба в результате исследования и оценки доказательств по делу.
Приведенные птицефабрикой и компанией доводы сводятся к оспариванию доказательств и обстоятельств дела, установленных апелляционным судом в процессе рассмотрения дела, а также выводов суда, сделанных по результатам исследования и оценки установленных по делу фактических обстоятельств и представленных доказательств.
Вместе с тем, исходя из положений части 1 статьи 286, пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальные полномочия суда кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения норм материального и процессуального права судами нижестоящих инстанций. Суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, устанавливать новые фактические обстоятельства и повторно оценивать исследованные судами первой и апелляционной инстанций имеющиеся в деле доказательства.
Нормы материального права по отношению к установленным обстоятельствам применены судом апелляционной инстанции правильно, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам, исследованным в соответствии с требованиями статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нарушения, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлены. Основания для отмены или изменения судебного акта по доводам кассационных жалоб отсутствуют.
С учетом изложенного постановление суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения, кассационные жалобы птицефабрики и компании — без удовлетворения.
Руководствуясь статьями 274, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2019 по делу N А53-998/2017 оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
О.В.БАБАЕВА

Судьи
Р.А.АЛЕКСЕЕВ
А.Х.ТАШУ

——————————————————————

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО