Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.09.2017 N Ф07-7687/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 сентября 2017 г. по делу N А26-937/2016

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Александровой Е.Н., судей Корабухиной Л.И., Родина Ю.А., при участии от общества с ограниченной ответственностью «Карел Транс Неруд» Григорьева А.Ю. (доверенность от 01.06.2017 N 04/17) и Федорова Ю.А. (доверенность от 01.06.2017 N 07/17), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Карелия Лебедевой Л.А. (доверенность от 26.07.2017), от Управления Федеральной налоговой службы по Республике Карелия Лебедевой Л.А. (доверенность от 11.10.2016 N 07-11/11579), рассмотрев 29.08.2017 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Карел Транс Неруд» на решение Арбитражного суда Республики Карелия от 05.11.2016 (судья Ильющенко О.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2017 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Лущаев С.В.) по делу N А26-937/2016,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Карел Транс Неруд», место нахождения: 186804, Республика Карелия, Питкярантский район, д. Янис, Строительная ул., д. 26, кв. 15, ОГРН 1021000905870, ИНН 1005080428 (далее — Общество), обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Карелия, место нахождения: 186792, Республика Карелия, г. Сортавала, ул. Гагарина, д. 7, ОГРН 1041001630009, ИНН 1007012208 (далее — Инспекция), от 30.06.2015 N 324 и решения Управления федеральной налоговой службы по Республике Карелия, место нахождения: 185000, Республика Карелия, г. Петрозаводск, Кондопожская ул., д. 15/5, ОГРН 1041000270002, ИНН 1001048511 (далее — Управление), от 12.10.2015 N 13-11/8965@.
Впоследствии Общество в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), отказалось от требования о признании недействительным решения Управления и решения налогового органа по эпизоду, приведенному в пункте 2.2.2 мотивировочной части этого решения, уточнило заявленные требования и просило признать недействительным решение Инспекции в части доначислений по налогу на прибыль организаций (далее — налог на прибыль), налогу на добавленную стоимость (далее — НДС) и налогу на добычу полезных ископаемых (далее — НДПИ) по эпизодам, изложенным в пунктах 2.1.5, 2.2.1, 2.3, 2.3.1 и 2.3.2 мотивировочной части решения налогового органа.
Определением от 23.05.2016 суд первой инстанции принял отказ Общества от требования о признании недействительным решения Управления и решения налогового органа по эпизоду, приведенному в пункте 2.2.2 мотивировочной части этого решения, и прекратил производство по делу по данному требованию.
Решением суда первой инстанции от 05.11.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 18.04.2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, нарушение ими требований пункта 1 статьи 162 и статьи 71 АПК РФ при исследовании доказательств, а также на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и принять по данному делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
В судебном заседании представители Общества доводы кассационной жалобы поддержали, а представитель Инспекции и Управления возражал против ее удовлетворения.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как следует из материалов дела, Инспекция по результатам выездной налоговой проверки Общества за период с 01.01.2011 по 31.12.2013 составила акт от 18.05.2015 N 405 и приняла решение от 30.06.2015 N 324 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением Обществу доначислено 273 020 руб. НДС, 2 034 402 руб. НДПИ, 16 155 руб. налога на имущество организаций и 9000 руб. транспортного налога, а также начислено 5 509 965 руб. 89 коп. пеней за нарушение срока уплаты этих налогов и несвоевременное перечисление налога на доходы физических лиц (далее — НДФЛ). Кроме того, налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 и статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ). Размер штрафа с учетом применения положений статей 112 и 114 НК РФ определен налоговым органом в сумме 100 000 руб. Также Инспекция уменьшила на 427 276 руб. исчисленный налогоплательщиком убыток по налогу на прибыль за 2011 — 2012 годы; уменьшила на 857 930 руб. сумму убытка предшествующих лет, уменьшающего налоговую базу по налогу на прибыль, по состоянию на 31.12.2013.
Управление решением от 12.10.2015 N 13-11/08965@ отменило решение налогового органа в части доначисления 25 807 руб. НДС, начисления 3317 руб. 13 коп. пеней и 519 руб. 86 коп. штрафа, в остальной части Обществу в удовлетворении апелляционной жалобы на решение Инспекции отказано.
Считая решение Инспекции в части эпизодов, изложенным в пунктах 2.1.5, 2.2.1, 2.3, 2.3.1 и 2.3.2 мотивировочной части, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований, признав правомерным доначисление Обществу налога на прибыль, НДС и НДПИ.
Судом кассационной инстанции в соответствии со статьей 286 АПК РФ проверена законность принятых по делу судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы и возражений относительно жалобы. Изучив материалы дела, доводы жалобы и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы.
Из пункта 2.1.5 мотивировочной части оспариваемого решения следует, что Инспекция по итогам проверки пришла к выводу о неправомерном отнесении Обществом к внереализационным расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу, 292 795 руб. 92 коп. убытков, составляющих стоимость товарно-материальных ценностей, недостача которых выявлена по результатам инвентаризации за 2012 год.
Согласно статье 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой.
В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 этого Кодекса, — убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (пункт 2 статьи 252 НК РФ).
Согласно подпункту 5 пункта 2 статьи 265 НК РФ в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, расходы в виде недостачи материальных ценностей в производстве и на складах, на предприятиях торговли в случае отсутствия виновных лиц, а также убытки от хищений, виновники которых не установлены. В данных случаях факт отсутствия виновных лиц должен быть документально подтвержден уполномоченным органом государственной власти.
Отказывая в удовлетворении требований Общества по данному эпизоду, суды исходили из того, что необходимость документального подтверждения факта отсутствия виновных лиц уполномоченным органом государственной власти, вытекающая из подпункта 5 пункта 2 статьи 265 НК РФ, свидетельствует о том, что в состав расходов могут быть отнесены лишь суммы недостач, возникшие по объективным, независящим от налогоплательщика причинам, подтвержденные соответствующими документами.
Как установлено судами и подтверждается материалами дела, Общество на основании приказа от 19.11.2012 N 60-П провело инвентаризацию товарно-материальных ценностей. Согласно сличительной ведомости от 27.11.2012 N 14 по итогам инвентаризации выявлены излишки товарно-материальных ценностей на сумму 197 997 руб. 89 коп. и недостача товарно-материальных ценностей на сумму 292 795 руб. 92 коп. Из пояснений заведующей складом Дуденковой М.С. следует, что недостача возникала в связи с несвоевременной сдачей в бухгалтерию расходных документов на выдачу товарно-материальных ценностей со склада, а также на основании того, что в расходную часть ежемесячных отчетов не включена выдача товарно-материальных ценностей по накладным, в то время как фактически материалы выданы подразделениям и использованы на производстве. В соответствии с заключением инвентаризационной комиссии от 31.12.2012 недостача товарно-материальных ценностей на сумму 292 795 руб. 92 коп. отнесена за счет внереализационных расходов; излишки на сумму 197 997 руб. 89 коп. оприходованы.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу, что обстоятельства, связанные с ненадлежащей организацией хозяйственной деятельности, не могут являться основанием для учета возникших недостач или убытков в качестве расходов.
Довод Общества о том, что спорные расходы могут быть учтены для целей налогообложения на основании подпункта 20 пункта 1 статьи 265 НК РФ, отклонен судами. Как указали суды, налогоплательщик, заявляя о том, что недостача возникла в связи с несвоевременной сдачей документов в бухгалтерию и неотражением в отчетах переданных в подразделения материалов, не представил в материалы доказательств внесения в 2012 году изменений в регистры бухгалтерского учета, в данные бухгалтерского баланса. Более того, на стадии проведения Инспекцией контрольных мероприятий, с возражениями на акт проверки и при обжаловании решения налогового органа в Управление Общество не представило объяснения Дуденковой М.С. и требования-накладные, равно как и доказательства внесения изменений в бухгалтерский учет относительно сведений о спорных товарно-материальных ценностей, которые, как утверждает налогоплательщик, фактически переданы в подразделения и использованы в производстве.
Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Несогласие подателя жалобы с правовой оценкой судами первой и апелляционной инстанций имеющихся в деле доказательств, полно и всесторонне исследованных судами, не может служить основанием для отмены обжалуемых решения и постановления в этой части.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция не усматривает нарушения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении спорного эпизода, поэтому основания для удовлетворения кассационной жалобы Общества в указанной части отсутствуют.
Согласно пункту 2.2.1 мотивировочной части решения налогового органа одним из оснований доначисления НДС явился вывод Инспекции о нарушении Обществом подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ и занижении налоговой базы ввиду неучета при ее определении стоимости отсева, переданного Обществом безвозмездно своим работникам. Как установил налоговый орган, заявитель на основании приказа от 23.05.2013 N 15-П произвел отпуск отсева 0-5 (0-20) для хозяйственных нужд сотрудникам, работающим на постоянной основе, бесплатно. По данным товарных накладных на отпуск товара на сторону сотрудникам отпущено отсевов на сумму 73 357 руб. 20 коп.
Отказывая в удовлетворении требований Общества по рассматриваемому эпизоду, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что спорные операции правомерно квалифицированы Инспекцией в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ, поэтому налоговый орган обоснованно доначислил 13 204 руб. НДС за II — IV кварталы 2013 года. Доводы Общества о том, что передача отсевов работникам в данном случае является оплатой труда в натуральной форме, отклонены судами. Проверив составленный налоговым органом расчет заниженной налогоплательщиком базы по НДС и суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, суды признали его правильным.
Кассационная инстанция не находит основания для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения жалобы Общества в этой части.
В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. Передача права собственности на товары на безвозмездной основе признается реализацией товаров в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.
Проанализировав характер взаимоотношений Общества и его работников в спорной ситуации, суды правомерно указали на то, что Обществом фактически произведена реализация товаров, поэтому возник объект обложения НДС.
При этом суды отметили, что доводы налогоплательщика об отсутствии объекта обложения НДС обоснованы только ссылкой на то, что Обществом в спорной ситуации осуществлялась передача товара в рамках оплаты труда, документально не подтверждены.
В силу статьи 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.
В ходе судебного разбирательства судами принято во внимание, что ни коллективный договор, ни правила внутреннего трудового распорядка Общества, ни положение об оплате труда и премировании, ни трудовые договоры не содержат обязанности Общества по обеспечению работников бесплатным отсевом, а также не предусматривают возможность оплаты труда путем отпуска отсева.
Ссылаясь на то, что приказ от 23.05.2013 N 15-П является локальным нормативным актом Общества о бесплатном отпуске отсева работникам, предусмотренным статьей 135 Трудового кодекса Российской Федерации, Общество в материалы дела не предоставило доказательств учета стоимости отсева в составе заработной платы работников и исчисления с указанных выплат НДФЛ.
Напротив, как выяснила Инспекция, в налоговых регистрах по НДФЛ, сводах по начислению и выплате заработной платы, лицевых счетах работников, расчетно-платежных ведомостях операции, отражающие отпуск продукции в счет оплаты труда в натуральной форме, Обществом не отражены.
Утверждение подателя жалобы о том, что налоговый орган не представил обоснование использованной им цены реализации, исходя из которой произвел доначисление НДС, было предметом рассмотрения судов и мотивированно отклонено. Все приведенные в кассационной жалобе доводы Общества основаны на неверном толковании норм налогового законодательства.
При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов по данному эпизоду суды установили все существенные для дела обстоятельства и дали им надлежащую правовую оценку, выводы судов основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу.
С учетом изложенного кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы Общества по указанному эпизоду.
Как усматривается из материалов дела, в проверяемом периоде Общество осуществляло добычу гнейсо-гранитов на месторождении «Ляскеля» для производства щебня в соответствии с лицензией на право пользования недрами от 11.05.2000 ПТЗ N 00616 ТЭ. При этом в 2011 году Общество производило реализацию горной массы, а в 2012 — 2013 годах использовало ее для производства щебня и на содержание технологических дорог.
Налогоплательщиком разработаны стандарты предприятия СТП.01-2008 и СТП 01-2012. Согласно стандарту предприятия СТП.01-2008 добытым полезным ископаемым является горная масса, предназначенная для использования в качестве сырья для производства нерудных строительных материалов, а также в качестве товара для реализации. Под горной массой понимается горная порода, прошедшая первичную обработку, контроль и вывезенная из карьера. Под первичной обработкой горной породы понимается технологические операции по доведению до требуемого качества, предусмотренные проектом ведения работ по добыче полезного ископаемого, включая дробление негабаритов, сортировку и доставку до склада готовой продукции или на дробильно-сортировочные комплексы.
В соответствии с учетной политикой на 2011, 2012 и 2013 годы, утвержденной приказами Общества от 31.12.2010 N 62-п, от 30.12.2011 N 33-П, от 31.12.2012 N 69-П, количество добытого полезного ископаемого определяется прямым методом (с помощью измерительных приборов и устройств). Документом, подтверждающим количество добытого полезного, является акт маркшейдерского замера. Порядок оценки стоимости добытого ископаемого определяется исходя из расчетной стоимости.
Обществом разработан и согласован в органах Гостехнадзора России Проект карьера с дробильно-сортировочной установкой на месторождении гнейсо-гранитов Ляскеля — 2002 (далее — Проект карьера). В разделе 3.4 названного Проекта «Выбор системы разработки и технологической схемы горных работ» предусмотрено, что комплекс горного производства по эксплуатации карьера включает в себя следующие технологические процессы: вскрышные работы; добычные работы; транспортирование горной массы и вскрыши; отвалообразование. В разделе 5.7 Проекта карьера «Опробование и контроль технологического процесса и качества готовой продукции» установлено проведение на карьере регулярных маркшейдерских замеров и контроль за движением запасов при разработке карьера; учет добычи и вскрыши оперативным (статистическим) способом по числу отгруженных транспортных средств, которые периодически взвешиваются с грузом и без него; на дробильно-сортировочной установке учет поступившей горной массы ведется по числу разгрузившихся самосвалов, а выпущенная готовая продукция — по числу отправленных вагонов.
В ходе проверки Инспекция установила, что Общество, у которого в соответствии с технической документацией и разработанным им стандартом добытым полезным ископаемым является горная масса, вывезенная из карьера либо на склад готовой продукции, либо на промплощадку ДСУ для дальнейшей переработки, исчисляло НДПИ в тех налоговых периодах, когда производило буровзрывные работы исходя из расчетной стоимости добытого полезного ископаемого.
Основанием для доначисления НДПИ, соответствующих сумм пени и санкций послужил вывод налогового органа о том, что Обществом нарушен порядок определения количества добытого полезного ископаемого для целей исчисления НДПИ. Кроме того, по мнению Инспекции, имело место неправильное определение суммы прямых и косвенных расходов, относящихся к добытым в налоговом периоде полезным ископаемым.
Суды отказали в удовлетворении требований Общества по эпизодам, приведенным в пунктах 2.3.1 и 2.3.2 мотивировочной части оспариваемого решения.
Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 336 НК РФ объектом обложения НДПИ признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В целях главы 26 Налогового кодекса Российской Федерации указанные в пункте 1 статьи 336 НК РФ полезные ископаемые именуются добытым полезным ископаемым.
В силу пункта 1 статьи 337 НК РФ полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров (если иное не предусмотрено пунктом 3 статьи 337 НК РФ), содержащаяся в фактически добытом (извлеченном) из недр минеральном сырье, первая по своему качеству соответствующая указанным в пункте 1 статьи 337 НК РФ стандартам.
Таким образом, возникновение объекта обложения НДПИ связывается не с моментом добычи собственно минерального сырья, а с моментом завершения всех технологических операций по извлечению из него полезного ископаемого и доведению его качества до определенного стандарта.
В рассматриваемом случае, как установлено Инспекцией и не опровергнуто Обществом, процесс добычи заканчивается транспортировкой полезного ископаемого до склада готовой продукции или на промплощадку ДСУ.
Ссылки Общества на стандарт СТП 01-2012, в котором первичная обработка горной породы не предусматривает технологические операции по транспортировке, отклонены судами, поскольку положения данного стандарта противоречат требованиям, предусмотренным в технических документах — Проекте карьера и Плане развития горных работ на месторождении по вопросу определения комплекса технологических операций (процессов) по добыче (извлечению) полезного ископаемого из недр.
Таким образом, суды пришли к обоснованному выводу, что в соответствии с технической документацией и стандартами Общества добытым полезным ископаемым является горная масса, вывезенная из карьера. Соответственно, обязанность по уплате НДПИ возникает у налогоплательщика в тех налоговых периодах, когда горная масса фактически вывезена из карьера или для дальнейшей реализации, или для переработки, или для использования на содержание технологических работ.
В 2011 году Обществом осуществлялась транспортировка горной массы для дальнейшей реализации, в связи с чем налоговая база определена налоговым органом в соответствии с пунктом 3 статьи 340 НК РФ, а именно исходя из сложившихся у налогоплательщика цен реализации добытого полезного ископаемого за соответствующий налоговый период.
Довод Общества о повторном доначислении налоговым органом в 2011 году НДПИ в отношении одного и того же объема горной массы, с которого по итогам выездной налоговой проверки за предыдущие периоды (2009 — 2010 годы), исследован судами первой и апелляционной инстанции, получил надлежащую оценку и отклонен как не нашедший своего подтверждения.
Суд первой инстанции принял во внимание довод Общества о том, что вся добытая горная масса хранится в карьере по причине отсутствия у заявителя отдельного склада для хранения, в 2011 году оно не осуществляло буровзрывные работы, однако производило реализацию добытой горной массы. Между тем доказательств того, что в налогооблагаемую базу 2009 — 2010 годов налогоплательщиком был включен объем добытой горной массы, который вывезен для реализации в 2011 году, Общество в ходе судебного разбирательства не представило. Не ссылается в кассационной жалобе заявитель и наличие у него соответствующих расчетов, основанных на актах маркшейдерских замеров и подтверждающих, что весь объем добытого полезного ископаемого был учтен для целей исчисления НДПИ именно в 2009 — 2010 годах.
Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что объем добытого полезного ископаемого должен определяться с учетом коэффициента разрыхления, установленного Проектом карьера. При этом суд отметил, что определение количества добытого полезного ископаемого прямым методом не исключает обязанности налогоплательщика учитывать положения пункта 7 статьи 339 НК РФ, поскольку применяемый Обществом процесс добычи строительного камня включает в себя технологическую операцию его разрыхления. В данном случае Общество при исчислении НДПИ за 2007 — 2010 годы, подлежащего уплате в соответствующем налоговом периоде, определяло количество добытых полезных ископаемых в плотном теле, без применения коэффициента разрыхления.
В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией произведен перерасчет налоговой базы по НДПИ за 2012 и 2013 годы в связи с установленными нарушениями определения расчетной стоимости добытого полезного ископаемого.
Суды признали методику определения расчетной стоимости добытых полезных ископаемых налогового органа обоснованной.
Как правомерно указали суды, из анализа пункта 7 статьи 339, подпунктов 1 — 7 статьи 340 НК РФ следует, что при исчислении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого необходимо учитывать все расходы, связанные с добычей полезного ископаемого, то есть осуществляемые налогоплательщиком в рамках всего комплекса технологических операций (процессов), предусмотренных техническим проектом разработки месторождения полезного ископаемого. Таким образом, расходы по транспортировке добытого полезного ископаемого не учитываются при определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого в том случае, если данные расходы не относятся непосредственно к технологическому процессу по добыче полезного ископаемого, в том числе в соответствии с проектной документацией.
В данном случае расходы по транспортировке горной массы и экскавации взорванной горной массы Общество понесло в процессе добычи полезного ископаемого. Доказательств перевозки добытых полезных ископаемых до дробильно-сортировочного завода после окончания комплекса технологических операций (процессов) по добыче (извлечению) полезного ископаемого в материалы дела заявителем не представлено.
На основании изложенного суды пришли к выводу, что расходы по транспортировке горной массы и экскавации взорванной горной массы относятся к добыче полезного ископаемого и правомерно учтены Инспекцией при определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого. Указанные расходы отнесены налоговым органом к прямым затратам.
Доводы заявителя, приведенные в кассационной жалобе относительно правильности определения налогоплательщиком прямых и косвенных затрат в целях исчисления налога на прибыль, а также касающиеся сумм прямых затрат, отраженных Обществом в декларациях по налогу на прибыль за 2012 — 2013 годы, были предметом рассмотрения судов и получили надлежащую правовую оценку, не опровергают выводов судов.
Из перечня расходов, указанных в пункте 4 статьи 340 НК РФ следует, что в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого включаются только расходы, связанные с его добычей. При этом прямые расходы по добыче полезных ископаемых, косвенные расходы и внереализационные расходы, связанные исключительно с добычей полезных ископаемых, полностью включаются в расчетную стоимость добытых полезных ископаемых. Косвенные расходы, связанные с добычей полезных ископаемых и иными видами деятельности налогоплательщика, включаются в расчетную стоимость добытых полезных ископаемых в соответствующей пропорции. Расходы, связанные с деятельностью, не относящейся к добыче полезных ископаемых, в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого не включаются.
В статье 286 АПК РФ установлено правило, отражающее специфику полномочий кассационной инстанции и заключающееся в проверке законности судебных актов с точки зрения материального и процессуального права. Суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами норм права в конкретном деле применительно к фактическим обстоятельствам спора, установленным судами при рассмотрении дела в первой и апелляционной инстанциях.
Имеющиеся в материалах дела доказательства, представленные сторонами, оценены судами полно и всесторонне. Доводы кассационной жалобы повторяют ранее приводимые Обществом аргументы, которые были исследованы судами и получили надлежащую правовую оценку в судебных актах. Эти доводы не свидетельствуют о неправильном применении норм материального права.
В связи с этим кассационная инстанция не находит оснований для иной оценки обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, и сделанных ими выводов.
При таком положении кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Карелия от 05.11.2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2017 по делу N А26-937/2016 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Карел Транс Неруд» — без удовлетворения.
Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Карел Транс Неруд», место нахождения: 186804, Республика Карелия, Питкярантский район, деревня Янис, Строительная улица, дом 26, квартира 15, ОГРН 1021000905870, ИНН 1005080428, из федерального бюджета 1500 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной при обращении с кассационной жалобой по чеку-ордеру от 19.06.2017.

Председательствующий
Е.Н.АЛЕКСАНДРОВА

Судьи
Л.И.КОРАБУХИНА
Ю.А.РОДИН

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.