ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.09.2016 № Ф07-6914/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 сентября 2016 г. по делу N А05-389/2016

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Морозовой Н.А., судей Журавлевой О.Р., Соколовой С.В., при участии от индивидуального предпринимателя Зильберга Олега Михайловича — Королева Е.В. (доверенность от 20.07.2015), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу Зобова А.А. (доверенность от 16.09.2016) и Шапенковой Ю.Е. (доверенность от 13.11.2015), рассмотрев 20.09.2016 в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Зильберга Олега Михайловича на решение Арбитражного суда Архангельской области от 28.03.2016 (судья Ипаев С.Г.) и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 по делу N А05-389/2016 (судьи Осокина Н.Н., Мурахина Н.В., Смирнов В.И.),

установил:

Индивидуальный предприниматель Зильберг Олег Михайлович, ОГРНИП 304290432800012, обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Архангельской области и Ненецкому автономному округу, место нахождения: 165300, Архангельская обл., г. Котлас, ул. Карла Маркса, д. 14, ОГРН 1042901307602, ИНН 2904009699 (далее — Инспекция) от 29.09.2015 N 07-27/13 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части пунктов 1, 2, 4 и 5 оспариваемого решения налогового органа.
Решением суда первой инстанции от 28.03.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 28.06.2016, в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Инспекции от 29.09.2015 N 07-27/13 в оспоренной части индивидуальному предпринимателю Зильбергу О.М. отказано.
В кассационной жалобе предприниматель, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение от 28.03.2016 и постановление от 28.06.2016 и принять по данному делу новый судебный акт — об удовлетворении заявленных требований.
По мнению подателя жалобы, суды неправомерно оценили в качестве надлежащих доказательств представленные налоговым органом документы, свидетельствующие о получении им за период с 08.07.2012 по 31.12.2012 дохода в размере 4 845 416 руб. 47 коп. по утраченной ККТ заводской номер 55310, а по данным заявителя 385 583 руб. 80 коп., что и послужило выводом Инспекции о превышении предпринимателем в 2012 году установленного законодательством предела дохода в целях применения УСН и, как следствие, к необоснованному доначислению оспариваемым решением налогового органа сумм налогов по общей системе налогообложения, начисления соответствующих сумм пеней и привлечения к налоговой ответственности. По мнению подателя жалобы, расчет указанной суммы основан на документах, которые в силу закона таковыми не являются.
В судебном заседании представитель индивидуального предпринимателя поддержал доводы кассационной жалобы, а Инспекция в отзыве и ее представители в судебном заседании просили оставить обжалуемые судебные акты без изменения, а кассационную жалобу Зильберга О.М. — без удовлетворения.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2012 по 31.12.2014 и налога на доходы физических лиц, подлежащего исчислению, удержанию, перечислению в качестве налогового агента за период с 01.01.2012 по 10.03.2015.
По результатам проверки налоговым органом составлен акт от 08.07.2015 N 07-27/6 и с учетом представленных возражений вынесено решение от 29.09.2015 N 07-27/13дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением Зильбергу О.М. доначислено 5 030 408 руб. налога на добавленную стоимость (далее — НДС), 1 989 531 руб. НДФЛ, начислена соответствующая сумма пеней и штрафа. Основанием для принятия ненормативного акта явился вывод Инспекции об утрате налогоплательщиком права на применение упрощенной системы налогообложения (далее — УСН) в IV квартале 2012 года в связи с превышением предельного размера доходов (60 млн руб.), установленных пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Архангельской области и Ненецкому автономному округу от 11.01.2016 N 07-10/1/00011 поданная в административном порядке апелляционная жалоба предпринимателя частично удовлетворена: решение Инспекции от 29.09.2015 N 07-27/13дсп отменено в части привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения в виде взыскания 1 330 477 руб. 88 коп. штрафа в связи с наличием смягчающих обстоятельств, в остальной части ненормативный акт налогового органа оставлен без изменения.
Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения индивидуального предпринимателя в арбитражный суд.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных предпринимателем требований.
Кассационная инстанция, изучив материалы дела и доводы жалобы, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для ее удовлетворения и отмене обжалуемых судебных актов.
Согласно статье 346.14 НК РФ объектом обложения налогом, уплачиваемым в связи с применением УСН, по выбору налогоплательщика признаются доходы либо доходы, уменьшенные на величину расходов.
На основании пункта 1 статьи 346.18 НК РФ в случае, если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, налоговой базой признается денежное выражение доходов организации или индивидуального предпринимателя.
В статье 346.15 НК РФ указано, что налогоплательщики при определении объекта налогообложения учитывают доходы от реализации в соответствии со статьей 249 НК РФ, которыми признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав, а также внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 НК РФ.
В силу статьи 249 НК РФ выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.
В соответствии со статьей 346.17 НК РФ, датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод).
На основании положений пункта 4 статьи 346.13 НК РФ если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 НК РФ, превысили 60 млн рублей и (или) в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 НК РФ, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям.
Как следует из материалов дела, основными видами предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя являлись: деятельность ресторанов и кафе, деятельность парков с аттракционами, предоставление в аренду недвижимого имущества.
В ходе проверки налоговым органом установлено, что индивидуальный предприниматель в спорном периоде применял УСН с объектом налогообложения — доходы, которые определял в целях налогообложения кассовым методом.
В ходе мероприятий налогового контроля Инспекцией установлено, что предприниматель за 2012 год получил доход в размере 64 982 714 руб. 29 коп., в то время как им заявлено 52 885 688 руб.; за 2013 год им получено 59 796 716 руб. 22 коп. (заявлено — 59 968 369 руб.) и за 2014 год — 40 808 922 руб. 96 коп. (заявлено — 40 808 923 руб.).
Отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций признали подтвержденными установленные налоговой проверкой размеры доходов, которые, по мнению судов, правомерно были учтены налоговым органом при доначислении спорных сумм налога, пеней и штрафа. Так, Инспекция исходила из того, что Зильберг О.М. получил 11 418 239 руб. доходов, поступивших на его расчетный счет по выставленным счетам, в 2012 году; 653 343 руб. 40 коп. доходов, поступивших по платежным банковским картам по терминалу не оснащенному ККТ с заводским номером 40412; 1 925 910 руб. доходов, поступивших с применением бланков строгой отчетности (билетов); 41 272 719 руб. 52 коп. доходов, поступивших с применением ККТ по данным журнала кассира-операциониста; 4 867 085 руб. 90 коп. доходов по утерянной ККТ, заводской номер 55310 в период с 01.01.2012 по 07.07.2012; 4 845 416 руб. 47 коп. по утерянной ККТ, заводской номер 55310 в период с 08.07.2012 по 31.12.2012.
Как установили суды, указанные обстоятельства предпринимателем не оспариваются за исключением эпизодов получения 4 867 085 руб. 90 коп. доходов по утерянной ККТ заводской номер 55310 за период с 01.01.2012 по 07.07.2012 (с 217 по 406 смену) и 4 845 416 руб. 47 коп. дохода по утерянной ККТ заводской номер 55310 за период с 08.07.2012 по 31.12.2012.
Доводы предпринимателя, изложенные в кассационной жалобе, о том, что, полученный им за период с 08.07.2012 по 31.12.2012 доход в размере 4 459 832 руб. 80 коп. (указанной выше разницы) по утраченной ККТ заводской номер 55310, и повлекший превышение допустимого предела размера дохода в целях применения УСН, подтвержден недопустимыми доказательствами (сокращенным и полным фискальными отчетами, книгой доходов и расходов, приходными кассовыми ордерами и др.) в связи с наличием в них дефектов оформления, не принимаются кассационной инстанцией. Эти доводы были предметом тщательного и детального исследования судов двух инстанций на соответствие спорных документов, представленных в материалы дела, требованиям об относимости и допустимости их как надлежащих доказательств.
Так, суды руководствовались положениями Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» (далее — ФЗ N 54-ФЗ) и Положения по применению контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.1993 N 745, согласно которым контрольно-кассовая техника, применяемая индивидуальным предпринимателем, должна быть зарегистрирована в налоговых органах по месту учета организации или индивидуального предпринимателя в качестве налогоплательщика; быть исправна, опломбирована в установленном порядке; иметь фискальную память и эксплуатироваться в фискальном режиме (статья 4); индивидуальные предприниматели, применяющих контрольно-кассовую технику, обязаны применять при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт исправной контрольно-кассовой техники, опломбированной в установленном порядке, зарегистрированной в налоговых органах и обеспечивающей надлежащий учет денежных средств при проведении расчетов (фиксацию расчетных операций на контрольной ленте и в фискальной памяти), а также обеспечить ведение и хранение в установленном порядке документации, связанной с приобретением и регистрацией, вводом в эксплуатацию и применением контрольно-кассовой техники; обеспечит хранение осуществленных денежных расчетов с покупателями (клиентами) в течение сроков, установленных для первичных учетных документов, но не менее 5 лет.
Кроме того, при оценке спорных доказательств суды также приняли во внимание и приложением N 5 к протоколу заседания ГМЭК от 19.12.2002 N 7/72-2002, оценили представленные предпринимателем в ходе проверки фискальные отчеты, а также кассовые документы и книги учета доходов за 2013 год.
Исследовав фактически каждый спорный документ на предмет его допустимости в качестве надлежащего доказательства, суды с учетом указанных выше положений признали их надлежащими (относимыми и допустимыми) доказательствами и потому кассационная инстанция не усматривает правовых и фактических обстоятельств для их переоценки.
Суды установили, что представленный предпринимателем сокращенный фискальный отчет содержит все реквизиты, предусмотренные для данного фискального отчета, печать которого производится ККМ типа ШТРИХ-МИНИ-ФР-К и позволяет подсчитать сумму смененных итогов всех смен, попавших в указанный диапазон, в силу чего налоговый орган правомерно применил указанные фискальные отчеты для определения налогооблагаемой базы при исчислении налогов.
Суды также указали, что предприниматель не представил доказательств утраты документов, в том числе журнала кассира-операциониста, применявшегося для учета операций по приходу и расходу наличных денег (выручки) по ККТ N 55310, первичные документы, на основании которых вносились записи в указанный журнал, а также самой ККМ N 55310.
Суды первой и апелляционной инстанций учли, что ККТ Штрих-Мини ФР-К, выпуска 25.06.2010, заводской N 55310, зарегистрирована в налоговом органе 01.06.2011, что подтверждается карточкой регистрации контрольно-кассовой техники N 39224 и заявлением о регистрации ККТ. Сервисным центром — обществом с ограниченной ответственностью «Компьютерные технологии» — 28.06.2012 произведен ремонт ККТ N 55310, замена электронной контрольной ленты защищенной.
Довод предпринимателя о том, что при снятии с учета ККТ N 55310 представленные им в налоговый орган акт от 30.04.2013 N 04230 со снятием показаний счетчиков ККТ от 30.04.2013 и карточка по ККТ от 30.04.2013, принятые и подписанные должностным лицом налогового органа, подтверждают отсутствие спорной суммы дохода как полученного с использованием указанного ККТ, правомерно не принят судами.
В данном случае подпись должностного лица свидетельствует только о принятие этих документов без проведения каких-либо мероприятий налогового контроля. Оспариваемые же предпринимателем обстоятельства вмененного ему в вину налогового нарушения установлены в рамках выездной налоговой проверки на основании добытых в ходе мероприятий налогового контроля соответствующих доказательств.
Отклоняется и довод подателя жалобы о неправомерности принятия апелляционной инстанцией дополнительных доказательств от налогового органа и ссылки на них в обжалуемом постановлении.
Согласно пункту 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36, поскольку суд апелляционной инстанции на основании статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) повторно рассматривает дело по имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным доказательствам, то при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, он определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.
Принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции; в то же время непринятие судом апелляционной инстанции новых доказательств при наличии к тому оснований, предусмотренных в части 2 статьи 286 АПК РФ, может в силу части 3 статьи 288 АПК РФ являться основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции, если это привело или могло привести к вынесению неправильного постановления.
В данном случае в суд апелляционной инстанции налоговым органом были представлены его требование от 12.05.2015 N 07-27/2 и заявление предпринимателя от 15.05.2015 с приложенными к нему приходными кассовыми ордерами за период с 01.01.2013 по 19.04.2013 на 70 листах, прошитыми и скрепленными за подписью заявителя, поэтому как добытые в рамках налоговой проверки доказательства налоговый орган вправе был представить их суду, в том числе и в режиме апелляционного производства. Более того, как это видно из обжалуемых судебных актов, судом первой инстанции указанный довод предпринимателя не был принят во внимание.
Довод подателя жалобы о том, что не доказано получение этих документов налоговым органом от предпринимателя, равно как и подлинность его подписи как представившего эти документы, не принимается кассационной инстанцией. Принимая эти документы в качестве надлежащих доказательств и отвергая указанный довод, суд апелляционной инстанции правильно сослался на то, что предприниматель не заявлял о их фальсификации.
Факты превышения предпринимателем суммы доходов установленного законодательством предела, полученного им в 2012 году, и в этой связи утраты им права на применение УСН, судами установлен и подтвержден материалами дела, правильность начисления налоговым органом налогов по общей системе налогообложения, соответствующих сумм пеней и налоговых санкций им не оспариваются. При таких обстоятельствах вывод судов о правомерности решения налогового органа как соответствующий установленным фактам предмета спора и представленным в дело доказательствам является обоснованным, в силу чего кассационная инстанция не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены принятых ими по делу судебных актов.
Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Архангельской области от 28.03.2016 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 по делу N А05-389/2016 оставить без изменения, а кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Зильберга Олега Михайловича — без удовлетворения.

Председательствующий
Н.А.МОРОЗОВА

Судьи
О.Р.ЖУРАВЛЕВА
С.В.СОКОЛОВА

——————————————————————

Задать вопрос

Please leave this field empty.

Please leave this field empty.Please leave this field empty.