ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.08.2014 № Ф07-6238/2014

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 августа 2014 г. по делу N А05-1258/2014

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Любченко И.С., Мунтян Л.Б., при участии индивидуального предпринимателя Беляева Игоря Анатольевича, рассмотрев 25.08.2014 в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Беляева Игоря Анатольевича на постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2014 по делу N А05-1258/2014 (судьи Мурахина Н.В., Осокина Н.Н., Пестерева О.Ю.),

установил:

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Архангельской области — Плесецкий территориальный отдел (место нахождения: 164262, Архангельская обл., Плесецкий район, п. Плесецк, ул. Ленина, 23, ОГРН 1052901021689; далее — отдел, административный орган) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о привлечении предпринимателя Беляева Игоря Анатольевича (ОГРНИП 304292005000081) к административной ответственности на основании части 2 статьи 14.43 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Решением суда от 12.03.2014 (судья Бекарова Е.И.) отделу отказано в удовлетворении заявления.
Постановлением апелляционного суда от 27.05.2014 решение суда от 12.03.2014 отменено, индивидуальный предприниматель привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, в виде 30 000 руб. штрафа.
В кассационной жалобе ее податель просит отменить постановление от 27.05.2014 и оставить в силе решение от 12.03.2014, ссылаясь на обстоятельства дела и на неправильное применение судом норм материального и процессуального права. Податель жалобы, в частности, считает, что представленный административным органом протокол лабораторных исследований от 28.01.2014 N 18 не является допустимым доказательством; заявитель в протоколе лабораторных исследований неверно классифицировал исследуемый продукт. Кроме того, отделом не подтверждена квалификация вмененного правонарушения применительно к части 2 статьи 14.43 КоАП РФ (не доказано причинение вреда жизни или здоровью граждан либо создание угрозы такого причинения).
Представители отдела, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, в суд не явились. Жалоба рассмотрена в их отсутствие (часть 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ).
В судебном заседании Беляев И.А. поддержал доводы жалобы.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела и установлено судами, в связи с обращением потребителя (от 17.01.2014 N 41) на нарушение его прав при реализации «шаурмы» («шавермы») в организации общественного питания «Шаурма» на основании распоряжения начальника отдела от 23.01.2014 N 21 в отношении индивидуального предпринимателя Беляева И.А. в принадлежащем ему кафе (бистро) «Шаверма» (по адресу: Архангельская область, г. Мирный, ул. Ленина, 37) проведена внеплановая выездная проверка по вопросам соблюдения законодательства Российской Федерации в области защиты прав потребителей.
Указанное распоряжение обосновано подпунктом «в» пункта 2 части 2 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Закон N 294-ФЗ).
По результатам проверки составлен акт от 04.02.2014 N 21/2014 (листы дела 16 — 17), в котором зафиксировано: проверка проводилась с 23.01.2014 по 04.02.2014; в павильоне кафе раковина для мытья рук персонала имеется, антисептические средства для обработки рук в наличии есть; продавец готовит шаверму в чистой санитарной одежде, в перчатках; в помещении кафе чисто. Проведен отбор проб готовой продукции, воды на микробиологический и паразитологический анализ, смывов с оборудования, посуды и мебели кафе на БГКП (колиформы). Результаты исследований прилагаются. Просрочен срок прохождения периодического медицинского осмотра у повара-продавца кафе; у двух поваров-продавцов кафе не пройдена профессиональная гигиеническая подготовка и аттестация. На момент окончания проверки означенные нарушения устранены. В результате лабораторных исследований (протокол лабораторных исследований от 28.01.2014 N 18 филиала Федерального бюджетного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Архангельской области в Плесецком районе и городе Мирный») установлено, что «проба N 1, 2″ в реализуемой продукции (шаверма) по микробиологическим показателям не соответствует Единым санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)», утвержденным решением Комиссии таможенного союза от 28.05.2010 N 299 «О применении санитарных мер в таможенном союзе» (далее — Единые требования): в продукции (шаверма) обнаружены бактерии группы кишечных палочек — БГКП (колиформы) и КМАФАнМ (количество мезофильных аэробных и факультативно-анаэробных микроорганизмов).
Согласно упомянутому протоколу от 28.01.2014 N 18 концентрация КМАФАнМ 4,5 x 10 (в третьей степени) КОЕ/г при нормативе не более 1 x 10 (в третьей степени) КОЕ/г; обнаружены БГКП (колиформы), наличие которых не допускается в 1,0 г (лист дела 15).
Приведенные показатели соотнесены в акте проверки с нарушением пункта 1 статьи 7 главы 2 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» (далее — ТР ТС 021/2011).
При таких обстоятельствах отдел 04.02.2014 составил в отношении Беляева И.А. (в его присутствии) протокол об административном правонарушении N 15, квалифицировав выявленные нарушения по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ.
На основании части 3 статьи 23.1 КоАП РФ административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении Беляева И.А. к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ.
Суд первой инстанции исследовал и оценил доказательства, представленные участниками спора, их доводы, установил обстоятельства дела и не усмотрел правовых и фактических оснований для удовлетворения заявления отдела. Суд счел, что по настоящему делу невозможно сделать однозначный вывод о наличии события административного правонарушения и о виновности предпринимателя; административным органом не представлено достаточных доказательств, позволяющих квалифицировать деяние по части 2, а не по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ.
Апелляционная инстанция повторно рассмотрела дело и не согласилась с выводами суда первой инстанции, усмотрев в действиях предпринимателя событие и состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, назначив Беляеву И.А. административное наказание в виде 30 000 руб.
Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд кассационной инстанции считает ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
При рассмотрении заявления отдела суды обеих инстанций правомерно исходили из требований статьи 14.43 КоАП РФ.
Объективную сторону административного правонарушения образует нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям, за исключением случаев, предусмотренных статьями 9.4, 10.3, 10.6, 10.8, частью 2 статьи 11.21, статьями 14.37, 14.44, 14.46, 20.4 КоАП РФ (часть 1 статьи 14.43 КоАП РФ).
В свою очередь действия, предусмотренные частью 1 названной статьи, повлекшие причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создавшие угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений, подлежат квалификации по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ.
Как указано в примечании к статье 14.43 КоАП РФ, под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями в названной статье и статье 14.47 названного Кодекса понимаются обязательные требования к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 года, а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с пунктами 1, 1.1, 6.2 статьи 46 Федерального закона от 27 декабря 2002 года N 184-ФЗ «О техническом регулировании».
В соответствии со статьями 5 и 7 ТР ТС 021/2011 пищевая продукция выпускается в обращение на рынке при ее соответствии названному техническому регламенту, а также иным техническим регламентам Таможенного союза, действие которых на нее распространяется. Пищевая продукция, находящаяся в обращении на таможенной территории Таможенного союза в течение установленного срока годности, при использовании по назначению должна быть безопасной.
Согласно пункту 5 раздела 1 («Требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов») (подраздел 1.3 «Общие положения») Единых требований пищевые продукты должны удовлетворять физиологические потребности человека в необходимых веществах и энергии, отвечать обычно предъявляемым к пищевым продуктам требованиям в части органолептических и физико-химических показателей и соответствовать установленным нормативными документами требованиям к допустимому содержанию химических, биологически активных веществ и их соединений, микроорганизмов и других организмов, представляющих опасность для здоровья нынешних и будущих поколений.
Согласно пункту 26 Единых требований (подраздел 1.5 «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов» раздела 1) безопасность пищевых продуктов в микробиологическом и паразитологическом отношении, а также по содержанию химических загрязнителей определяется их соответствием установленным гигиеническим нормативам безопасности.
Гигиенические нормативы по микробиологическим показателям безопасности пищевых продуктов включают определенные группы микроорганизмов, в том числе санитарно-показательные, к которым относятся: количество мезофильных аэробных и факультативно-анаэробных микроорганизмов (КМАФАнМ), бактерии группы кишечных палочек — БГКП (колиформы), бактерии семейства Enterobacteriaceae, энтерококки (пункт 51 Единых требований).
Перечень товаров, для которых указанным разделом Единых требований установлены единые санитарные требования, сформирован согласно кодам Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС), по отдельным группам (например, группа 02 — Мясо и пищевые мясные субпродукты; группа 16 — Готовые продукты из мяса, рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных). При этом наименованиям продукции присвоены определенные индексы (например, индекс 1.1.2 — Мясо замороженное убойных животных).
В данном случае представленный заявителем протокол лабораторных исследований от 28.01.2014 N 18 однозначно воспринят апелляционной инстанцией как документ, достоверно подтверждающий нарушение Единых требований, реализацию предпринимателем пищевой продукции, являющейся небезопасной для жизни и здоровья потребителя, способной причинить вред жизни или здоровью граждан, создающей угрозу такого причинения.
Суд апелляционной инстанции (при наличии соответствующего довода предпринимателя) не обратил внимания на отсутствие в протоколе от 28.01.2014 N 18 указания на тот или иной классификационный индекс исследуемого образца. При этом согласно упомянутому выше Перечню товаров, закрепленному в Единых требованиях, к индексу 9.16.25 («Гамбургеры, чизбургеры, сэндвичи готовые») приведены показатели и допустимые уровни БГКП и КМАФАнМ (в г и КОЕ/г): колиформы не допускаются в 0, 1 г; а КМАФАнМ допустимо — 2 х 10 (в четвертой степени) КОЕ/г.
Ни в первой, ни в апелляционной инстанциях заявитель не обосновал принадлежность шавермы (шаурмы) к тому или иному классификационному индексу либо допустимость отнесения этой продукции к нескольким классификационным индексам. При этом, как видно из соответствующего Перечня, различным индексам продукции соответствуют различные допустимые показатели, в том числе по санитарно-показательным микроорганизмам. Так, например, в кисломолочных продуктах (индекс 12.1.4) БГКП (колиформы) допускаются на уровне не более 3,0 мг/кг.
При сравнении данных протокола от 28.01.2014 N 18 с показателями индекса 9.16.25 очевидно отсутствие нарушений санитарных требований.
Суды обоснованно констатировали, что лабораторное исследование проб реализуемой продукции произведено до возбуждения дела об административном правонарушении, а в ходе производства по делу об административном правонарушении отбор проб заявителем не производился, экспертиза не назначалась. Иными словами, отбор проб проведен административным органом в порядке, установленном Законом N 294-ФЗ.
При этом суд первой инстанции установил, что административным органом нарушено требование пункта 4 статьи 15 Закона N 294-ФЗ (при отборе образцов продукции не оформлен протокол об отборе соответствующих образцов). Несмотря на такое нарушение, суд апелляционной инстанции счел протокол лабораторных испытаний от 28.01.2014 N 18 допустимым доказательством.
Как правомерно указал апелляционный суд, КоАП РФ не содержит запрета на использование доказательств, полученных до возбуждения дела об административном правонарушении; на деятельность должностных лиц, осуществляемую вне рамок дела об административном правонарушении, требования КоАП РФ не распространяются. Эта деятельность регламентируется другими нормативными требованиям (законами и подзаконными актами).
Вместе с тем в силу положений частей 1 и 2 статьи 26.2 КоАП РФ и статьи 71 АПК РФ вопрос о допустимости доказательств (статья 68 АПК РФ) не может рассматриваться в отрыве от их достоверности и достаточности.
Отсутствие в рассматриваемом случае представленного заявителем протокола об отборе образцов продукции (с учетом статьи 20 Закона N 294-ФЗ) не исключает исследование судом других доказательств и не является безусловным препятствием к поиску достоверных и достаточных сведений, указывающих на объективные признаки выявленных заявителем нарушений.
Так, из имеющегося в материалах дела протокола лабораторных исследований от 28.01.2014 N 18 видно, что специалистами аккредитованного испытательного лабораторного центра к исследованию принята проба (образец) шавермы (код образца 1140181М); величина партии — 10 штук; начало исследований — 23.01.2014, а окончание — 28.01.2014. Этот документ не содержит сведений о наличии двух исследуемых проб, но отражает содержимое некой товарной партии (10 штук), что в свою очередь не позволяет однозначно сопоставить объем исследованного специалистами с объемом отобранного в рамках проверки. В акте проверки указано «проба N 1, 2» и не указана та или иная партия продукции. Протокол отбора образцов отсутствует. Таким образом, нельзя исключить вероятность исследования специалистами образцов (проб) иной продукции (не той, что была отобрана у предпринимателя в ходе проверки).
В деле нет доказательств, с должной достоверностью указывающих на допущенные предпринимателем нарушения, значимые для квалификации его действий по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ (с учетом предмета и основания заявленных отделом требований).
Кроме того, как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, предпринимателем ежегодно заключаются договоры на проведение лабораторных исследований и инструментальных замеров, с ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Архангельской области». В ходе проверки в пробах питьевой воды, смывах с предметов, непосредственно контактирующих с изготавливаемой продукцией, не было обнаружено несоответствия их санитарно-эпидемиологическим требованиям.
Ввиду части 5 статьи 205 АПК РФ надлежит признать, что в данном случае отделом не подтверждены правовые и фактические основания для привлечения Беляева И.А. к административной ответственности, наличие в его действиях (бездействии) события и состава административного правонарушения.
У суда апелляционной инстанции не имелось процессуальных предпосылок к иной оценке вывода суда первой инстанции по существу спора. По делу не требуются дополнительное исследование и повторная оценка доказательств.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 5 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2014 по делу N А05-1258/2014 отменить.
Решение Арбитражного суда Архангельской области от 12.03.2014 по тому же делу оставить в силе.

Председательствующий
И.О.ПОДВАЛЬНЫЙ

Судьи
И.С.ЛЮБЧЕНКО
Л.Б.МУНТЯН

Задать вопрос

















*Для организаций Москвы и МО