ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Центрального округа от 28.06.2016 № Ф10-2235/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 28 июня 2016 г. N Ф10-2235/2016

Дело N А35-11422/2015

Резолютивная часть постановления принята 27.06.2016.
Постановление в полном объеме изготовлено 28.06.2016.
Арбитражный суд Центрального округа в составе:
председательствующего Козеевой Е.М.
судей Андреева А.В., Савиной О.Н.
при участии в заседании:
от заявителя кассационной жалобы: не явились, извещены надлежаще;
от иных лиц, участвующих в деле: не явились, извещены надлежаще;
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Токаревой Н.Н. на определение Арбитражного суда Курской области от 09.03.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 по делу N А35-11422/2015,

установил:

Токарева Наталья Николаевна (далее — Токарева Н.Н., должник) обратилась в Арбитражный суд Курской области с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом).
Определением Арбитражного суда Курской области от 09.03.2016 (судья Миловидов В.Ф.) заявление Токаревой Н.Н. признано необоснованным, производство по делу о банкротстве прекращено.
Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 (судьи: Седунова И.Г., Безбородов Е.А., Владимирова Г.В.) определение Арбитражного суда Курской области от 09.03.2016 оставлено без изменения.
Не согласившись с принятыми судебными актами, ссылаясь на их незаконность и необоснованность, Токарева Н.Н. обратилась в Арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с нарушением судами норм материального права.
В порядке части 3 статьи 284 АПК РФ судебное заседание проведено в отсутствие заявителя и иных неявившихся лиц, надлежаще извещенных о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы (в том числе, в публичном порядке путем размещения информации на официальном интернет-сайте суда округа).
В соответствии с частью 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
Проверив законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 286 АПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия кассационной инстанции считает необходимым определение суда области и апелляционное постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи со следующим.
Как следует из материалов дела, в обоснование заявления о признании ее банкротом Токарева Н.Н. указала на наличие у нее признаков банкротства, предусмотренных статьями 6, 213.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).
В обоснование наличия признаков банкротства Токарева Н.Н. сослалась на наличие у нее по состоянию на 03.12.2015 кредиторской задолженности в размере 941 273,84 руб. перед ПАО «Банк ВТБ 24» по кредитному договору N 629/2351-0001360 от 21.05.2015, который является единственным кредитором, а также на то, что она является пенсионером, что подтверждается пенсионным удостоверением , сумма пенсионных начислений составляет 9538,18 руб., о чем свидетельствует справка от 30.11.2015, выданная УПФ РФ в г. Железногорске.
На основании материалов дела суд первой инстанции констатировал тот факт, что в соответствии с представленной справкой Банка ВТБ 24 по состоянию на 25.02.2016 ссудная задолженность Токаревой Н.Н. составила 888 372,29 руб., в том числе просроченная задолженность — 31 905,85 руб.
Учитывая размер просроченной задолженности и то, что ПАО «Банк ВТБ 24» является единственным кредитором должника, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у должника не возникла обязанность, предусмотренная п. 1 ст. 213.4 Закона о банкротстве по обращению в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Также судом области установлено, что должником представлены сведения о наличии недвижимого имущества, в том числе однокомнатной квартиры, площадью 81 кв. м, расположенной по адресу: Курская обл., г. Железногорск, ул. Радищева, д. 8, кв. 4; а также земельного участка, общей долевой собственности на 251/1000 долей, площадью 1655,52 кв. м, расположенного по этому же адресу: Курская обл., г. Железногорск, ул. Радищева, д. 8.
Кроме того, судом установлено, что Токаревой Н.Н. были внесены денежные средства на депозит суда в размере 10 000 руб. для оплаты вознаграждения финансового управляющего, а также внесена сумма в качестве обеспечительного платежа в размере 5000 руб. на погашение расходов по делу о банкротстве.
Прекращая производство по делу о банкротстве, суд первой инстанции, позицию которого поддержал суд апелляционной инстанции, исходил из отсутствия у должника средств, а также имущества, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, указав на то, что доходы Токаревой Н.Н. составляют лишь пенсионное обеспечение в размере 9538,18 руб.
Также суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что реализация имущества должника невозможна по причине невозможности обращения взыскания на единственное имеющееся у заявителя недвижимое имущество в виде квартиры, а доказательств наличия иного имущества должником не представлено, в связи с чем, обращение Токаревой Н.Н. в суд с настоящим заявлением не преследует целью соразмерное удовлетворение требований кредиторов.
При этом судами обеих инстанций указано, что обращение должника в суд с настоящим заявлением является констатацией факта отсутствия имущества и невозможности удовлетворения требований кредитора. Вместе с тем, освобождение гражданина от обязательств не является задачей и смыслом института банкротства. Наличие у должника средств для финансирования процедур банкротства не является основанием для проведения таких процедур, поскольку финансирование само по себе также не является целью проведения процедур банкротства.
Учитывая, что заявлений других кредиторов о признании должника банкротом не поступило, а заявителем не представлены доказательства наличия имущества, достаточного для достижения целей банкротства и погашения расходов по делу о банкротстве, суды обеих инстанций прекратили производство по делу применительно к абзацу восьмому пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.
Однако, суд кассационной инстанции считает, что указанные выводы судов являются необоснованными и повлекли неправильное применение абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве, согласно которому арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.
Суд кассационной инстанции исходит из следующего.
Банкротство гражданина регулируется специальными нормами главы X Закона о банкротстве.
В силу положений п. 1 ст. 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан и не урегулированные настоящей главой, регулируются главами I — III.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI настоящего Федерального закона.
Так, в соответствии с п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве в случае, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом или соглашением с кредиторами, все судебные расходы, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, расходы на включение сведений, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликование таких сведений в порядке, установленном ст. 28 настоящего Федерального закона, и расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.
Согласно разъяснениям, изложенным в абзацах 1 и 2 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее — Постановление от 13.10.2015 N 45) судебные расходы по делу о банкротстве должника, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, на опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве должника, и расходы на выплату вознаграждения финансовому управляющему относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди (п. 1 ст. 59, п. 4 ст. 213.7 и п. 4 ст. 213.9 Закона о банкротстве). Если должник обращается с заявлением о признании его банкротом, он обязан помимо внесения в депозит арбитражного суда денежных средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему в размере, равном фиксированной сумме вознаграждения финансового управляющего за одну процедуру банкротства (абз. 2 п. 4 ст. 213.4 Закона о банкротстве), применительно к ст. 213.4 Закона приложить к заявлению доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. При непредставлении этих доказательств заявление должника подлежит оставлению без движения на основании ст. 44 Закона о банкротстве с последующим возвращением при непредставлении их в установленный срок.
В соответствии с пунктом 22 Постановления от 13.10.2015 N 45, дело о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, может быть прекращено арбитражным судом на любой стадии на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве (отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему).
Исходя из вышеприведенных норм права, суду первой инстанции надлежало вынести вопрос о финансировании процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, на обсуждение лиц, участвующих в деле.
С учетом внесения заявителем на депозит арбитражного суда суммы для оплаты фиксированного вознаграждения финансовому управляющему в размере 10 000 руб. и дополнительных средств в сумме 5 000 руб. на погашение расходов по делу о банкротстве, суду первой инстанции до прекращения производства по делу необходимо обеспечить баланс прав и законных интересов всех участников дела, в том числе разъяснить должнику последствия утверждения финансового управляющего с отнесением бремени расходов на исполнение им соответствующих обязанностей, предоставить возможность кредиторам заявить требования (п. 2 ст. 213.8 Закона о банкротстве, абз. 1 п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 N 45).
Из материалов дела следует, что Токарева Н.Н. выражала готовность финансировать процедуры банкротства, следовательно, последствия соответствующих процедур ей ясны.
Однако из обжалуемых судебных актов следует, что суды не учитывали заявление Токаревой Н.Н. о согласии на финансирование процедур банкротства, применяемых в деле о банкротстве гражданина, не проверяли ее довод о наличии у нее достаточных для такого финансирования накоплений в размере 10 000 руб. а также проигнорировали внесение на депозит арбитражного суда обеспечительного платежа на проведение процедуры банкротстве в размере 5000 руб.
При этом, судам обеих инстанций следовало разъяснить заявителю, что при неисполнении им в дальнейшем обязанности финансирования процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, возможность прекращения производства по делу о банкротстве сохраняется на любой стадии.
Однако, суды первой и апелляционной инстанций, указав на наличие доходов Токаревой Н.Н. в виде пенсионного обеспечения, а также на внесенные денежные средства на депозит суда, в нарушение разъяснений, содержащихся в Постановлении от 13.10.2015 N 45, не обосновали вывод о недостаточности этих денежных средств для возмещения расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина.
Также судебная коллегия считает необходимым отметить следующее.
Согласно абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно, в том числе совершил действия, указанные в этом абзаце. Соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах (п. 45 Постановления от 13.10.2015 N 45).
Следовательно, обращение в суд с целью освобождения гражданина от обязательств само по себе не является безусловным основанием считать действия заявителя — гражданина недобросовестными, поскольку в соответствии с вышеприведенными разъяснениями Постановления от 13.10.2015 N 45 и с учетом положений ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в деле о банкротстве гражданина, возбужденном по заявлению самого должника, суду необходимо оценивать поведение заявителя как по наращиванию задолженности и причины возникновения условий неплатежеспособности и недостаточности имущества, так основания и мотивы обращения гражданина в суд с заявлением о признании его банкротом.
В силу ч. 1 ст. 223 АПК РФ, п. 1 ст. 32 Закона о банкротстве дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
Исходя из задач арбитражного судопроизводства (ст. 2 АПК РФ), целей реабилитационных процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина и последствий признания гражданина банкротом (абз. 17, 18 ст. 2 и ст. 213.30 Закона о банкротстве), возможности заключения мирового соглашения на любой стадии рассмотрения спора (ст. 138, 139 АПК РФ, абз. 19 ст. 2, ст. 213.31 Закона о банкротстве), а также с учетом вышеприведенных разъяснений Постановления от 13.10.2015 N 45, в процедуре банкротства граждан, с одной стороны, добросовестным должникам предоставляется возможность освободиться от чрезмерной задолженности, не возлагая на должника большего бремени, чем он реально может исполнить, а с другой стороны, у кредиторов должна быть возможность удовлетворения их интересов, препятствуя стимулированию недобросовестного поведения граждан, направленного на получение излишних кредитов без цели их погашения в надежде на предоставление возможности полного освобождения от задолженности посредством банкротства.
Кроме того, согласно разъяснениям, изложенным в абз. 2 и 3 п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей», неудовлетворенные требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, независимо от того, связаны ли они с предпринимательской деятельностью должника, сохраняют свою силу независимо от того, были ли они предъявлены при осуществлении процедуры банкротства (п. 2 ст. 212 Закона о банкротстве). Сохраняется также обязанность должника погасить судебные расходы по делу о банкротстве, если их за должника понес арбитражный управляющий или иное лицо, а также оставшиеся непогашенными текущие платежи.
В случаях, когда при рассмотрении дела о банкротстве будут установлены признаки преднамеренного или фиктивного банкротства либо иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам (принятие на себя заведомо не исполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и т.п.), суд вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств (ст. 10 ГК РФ).
Таким образом, в рассматриваемом случае вывод судов о том, что процедура банкротства гражданина сведется лишь к формальной констатации факта отсутствия имущества, завершению процедуры и освобождению гражданина от обязательств, является необоснованным.
В силу вышеизложенного, принятые по делу определение суда области и апелляционное постановление не отвечают требованиям законности и обоснованности, в связи с чем, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в ходе которого арбитражному суду необходимо в полном объеме исследовать доказательства по делу и принять мотивированное, законное и обоснованное решение по делу.
Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 287, ч. 1 — 3 ст. 288, ст. ст. 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

определение Арбитражного суда Курской области от 09.03.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 по делу N А35-11422/2015 отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Курской области.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок со дня вынесения в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Е.М.КОЗЕЕВА

Судьи
А.В.АНДРЕЕВ
О.Н.САВИНА

——————————————————————